• Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Золото в ближайшие годы продолжит дешеветь

Разведанных запасов хватит лет на 15–18, и когда возрастет спрос, или просто закончатся запасы, цены на золото взлетят до заоблачных высот из-за отсутствия предложения

Наши прогнозы сбываются

Два года назад Ракурс публиковал прогноз цен на золото. Тогда автор этих строк предрекал снижение стоимости желтого металла до 1300 долларов за унцию в среднесрочной перспективе (фактически свершилось в июне 2014 года), и возможную затяжную оборону на рубеже не ниже 1100 долл. в более поздней перспективе. Сейчас на дворе сентябрь 2015 года, и котировки последнего месяца колеблются вдиапазоне 1107–1155 долл. Только в средине лета золото лишь на две недели опустилось в интервале 1085–1101 долл., после чего восстановило утраченные позиции.

Спекулянты ушли

Чтобы вновь правильно определиться, в какую сторону на ближайшие годы подует золотой ветер, вернемся снова к понятиям спроса и предложения — рассмотрим, как они изменились за последнее время. В упомянутой ранее статье указывалось, что причиной раздутия золотого рынка был избыточный инвестиционный спрос — слишком много спекулянтов ломанулось скупать как физическое золото, так и, что более опасно, различные производные инструменты, связанные с ценами на драгоценные бумаги (ETF). Игры с производными, а не реальным товаром, в конце концов всегда плохо заканчиваются. Статистика показывает весьма любопытную тенденцию — если на физическое золото спрос снизился, но существует, то на дутые бумажки (EFT) предложение значительно превышает спрос. От них пытаются избавиться последние два года, и поэтому строчка EFT в ежеквартальной отчетности WGC (Всемирный золотой совет) постоянно пишется со знаком «минус». Да — отрицательный спрос, вот такой математический парадокс, очень напоминающий историю с ипотечными закладными в США и производными на них, — кому они теперь нужны.

Чтобы понять, куда разворачивается рынок на ближайшие годы, сравним сложившуюся структуру спроса в наши дни с прошлыми годами, и учтем, что общий спрос рынка (по объему закупок в тоннах) уменьшился за год на 12%.

По данным WGC за второй квартал 2015 года, на международным рынке золота спрос от ювелирной промышленности составлял 56%, прочих отраслей — 9% (итого 65% — в реальный сектор), покупки центробанков — 15%. Удельный вес инвестиционного спроса — 20%, причем весь он пришелся только на физический металл в виде слитков и монет. Напомню, в 2013 году, на пике цен, инвестиционный спрос составлял 32%, в том числе 6% приходилось на производные инструменты EFT. Реальный сектор закупал всего 53% золота, центробанки и производители медалей — 15%. Как видим, структура спроса выравнивается: с рынка покупателей схлынула мутная волна спекулянтов в потоке обесценившихся EFT бумаг, а реальный сектор возвращает свою роль главного формирователя цены. Теперь как раз в его поведении скрыты основные факторы влияния на спрос.

О чем молчат инвестиционные банки

За последний год деловые информагентства вроде Bloombergи Reuters пестрели сообщениями о хорошем спросе на золото со стороны Китая и Индии, а комментаторы из уважаемых международных банков говорили о перспективах этих рынков как главных покупателей и двигателей торговли. Оно-то так, но это только одна сторона медали. Придется снова стать занудой, и извлечь на свет ряд простых цифр, которые прольют свет на темную сторону правды. Итак, общий объем рынка падает, и поквартальное сравнение показывает спад. Ювелирная промышленность в первом квартале 2015 года просела на 3% по сравнению с таким же временным отрезком 2014 года. Аналогичное сравнение вторых кварталов показывает снижение ювелирки на 14%. Общее годовое падение спроса по всем отраслям на золото составило 12%. То, что на покупателей из Индии и Китая припадает 40% всего спроса на золото — чистая правда. Но банкиры забывают сказать, что спрос со стороны Индии за год снизился на 30%, со стороны Китая на 11%, а страны Среднего Востока стали покупать на 30% меньше желтого металла.

Теперь давайте трезво рассмотрим перспективы этих рынков как самых крупных потребителей ювелирных изделий.

Средний Восток пылает в войнах. Потоки беженцев наводнили Европу. В Египте не спокойно, и в стране большие экономические проблемы. В Турции последний год снова сильно упала местная валюта лира, не считая проблем с выборами правительства, экономической нестабильностью и напряженностью на границах. Не удивительно, что на Средний Восток теперь не идет столько золота, сколько еще 5–10 лет назад.

Китай вошел в стадию замедления экономического роста, его биржи валятся, а средний класс, вложивший деньги сперва в недвижимость, а теперь в акции, теряет их. Надежды на увеличение обеспеченной прослойки китайского общества, конечно, имеют право на жизнь, но не так быстро в текущих условиях.

Индия тоже преподнесла сюрприз, о котором пока вообще мало кто знает — 9 сентября правительство страны внедрило так называемый план «монетизации золота». Согласно новациям, теперь банки получили право принимать от населения ювелирные изделия и банковские металлы и перепродавать их ювелирным компаниям. Иными словами, Индия запустила легальный вторичный рынок драгметаллов через банки. Это направлено на снижение импорта сырья для ювелирной отрасли. Кроме того, правительство выпускает на рынок обеспеченные золотом государственные облигации, что должно снизить внутренний спрос на физическое банковское золото (облигации обычно более доходный инструмент). Будут ли индусы доверять бумажкам, а не настоящему металлу, — другой вопрос. Еще одна важная деталь — спрос на золото в Индии зависит от погоды: в засушливые года (последние несколько лет такие), падает урожайность сельского хозяйства, а значит, и доходы. Трейдеры хорошо знают: если Индия без урожая, золота купят мало.

Отсюда простой, но неприятный вывод — лучше не очень надеяться на подъем спроса со стороны азиатских и средне-восточных рынков.

Фундаментальные ограничители

Общий экономический спад в Европе и замедление Китая отразились на общемировом спросе золота для приборостроения и других отраслей промышленности, за год он сократился на 8%.

Дорогой доллар всегда находился в обратной корреляции с золотом, и пока Федеральная резервная система не удешевит американскую валюту, в сторону золота не побегут толпы спекулянтов, способные качнуть котировки металла на удорожание.

Нефть как зеркало мировой экономики и мерило сырьевых рынков задает правила поведения на них на ближайшие несколько лет. Правило простое: дешевая нефть — дешевое золото. Если хотите знать более точно, существуют математическая корреляция (взаимосвязь), просчитанная на основании статистики десятков лет. Она выражается в том, что цены, выраженные для нефти и золота в долларах, могут иметь очень сильный разброс чуть ли не в десяток раз. Но если подсчитать, сколько унций золота дают за баррель нефти, то разброс уже. Идеально сбалансированным рынком принято считать, когда цена золота равна цене нефти, разделенной на 0,07. Иными словами, если цена нефти 100 долларов за баррель, то оптимальная цена золота будет 100/0,07 = 1429 долларов за унцию. А если нефть намерена несколько лет лежать на отметке 50 долларов, то следует ожидать, что и золото подтянется к 50/0,07 = 714 долларов. Так гласит математическая статистика, а практика несколько отличается. На протяжении 40 лет в зависимости от различных мировых потрясений и кризисов коэффициент корреляции плавал от 0,045 до 0,15. Например, когда в 70-х годах нефть стоила 40 долларов за баррель, унция золота держалась около 880 долларов (коэффициент 0,045). Это похоже на сегодняшнюю картину, когда при цене нефти 49 долларов и золота 1125 долларов коэффициент корреляции равен 0,044. Но исторически ценовой маятник со временем всегда возвращается в точку баланса и проводит там хотя бы годик, как было в 2010 и 2012 годах.

Все лишние активы — за борт

Несколько лет назад себестоимость добычи золота горнорудными компаниями в среднем по отрасли составляла 1100 долларов, и до сих пор именно этот рубеж продолжает сдерживать снижение котировок. Тем не менее, возможности для отступления все же имеются. Пока рынок рос, золотодобытчики брали кредиты и вкладывались в расширение — скупали новые участки для увеличения своей доли или пробовали выходить на смежные рынки, например меди или цинка. Теперь, когда тренды развернулись в другую сторону, они вынуждены распродавать не профильные активы и те участки, которые не под силу освоить. Так, канадская золотодобывающая компания BarrickGold выставила на продажу медное месторождение в Чили и еще три актива в США, Канаде, Австралии. Несколько других крупных компаний тоже поступили схожим образом.

Как и прогнозировал автор этих строк пару лет назад, если золото начнет дешеветь, инвесторы будут сбрасывать акции золотодобывающих компаний, и они подешевеют. Так и произошло. Цены на акции 40 крупнейших золотодобытчиков стали валиться, и в конце 2013 года общая капитализация ТОП 40 просела на 16%.

Прибыль до вычета налогов (EBITDA) по крупнейшим 40 золотодобывающим компаниям снизилась на 5%.

Рудники с высокой себестоимостью добычи, если смогут, поработают еще какое-то время, чтобы удержаться на рынке, но со временем, вероятно, прекратят добычу. У ряда компаний имеются рудника с разной себестоимостью, и обычная практика при низких ценах вырабатывать более дешевое золото. Но не все могут позволить себе такой подход. Перспективы добычи ископаемых будут осложнены тем, что работа на уровне операционной рентабельности не дает возможность вкладываться в расширение производства, осваивать новые участки и вести геологоразведку.

Прогноз

Вполне логично, что на фоне весьма малого спроса, сильного доллара и дешевой нефти при сохранении таких условий золоту будет трудно удержаться на текущем уровне, и оно начнет дрейфовать вниз: отметку в 1000 долларов может преодолеть уже в начале 2016 года, а к 2017–2019 годам торговаться около 800 долларов. Но если стагнация рынка затянется, и цены удержатся на низком уровне, а горнорудные компании не смогут найти варианты для разработки новых месторождений, — рынок перевернется. Разведанных запасов хватит лет на 15–18, и когда возрастет спрос, или просто закончатся запасы, цены на золото взлетят до заоблачных высот по причине отсутствия предложения. Пока же предложение формируется из первичной добычи и вторичного металла (около трети золота на рынке — это переработка отработанных материалов или переплавка ювелирных изделий). Себестоимость «вторички» — не выше 600 долларов, поэтому давление на цены первичного рынка не очень заботят переработчиков, их рентабельность выше.

Читайте также: Гривна уже не оглядывается на рубль


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ