пятница, 20 января 2017


Racurs.ua

Закупка медтехники и потемкинские деревни Академии меднаук

Закупка дорогостоящей медтехники в Украине — это «нефтяная скважина» для коррупционеров

Не только качественная диагностика, но и лечение невозможны сегодня без достижений науки и техники, воплощенных в медицинском оборудовании. Несмотря на то, что Украина выкраивает из госбюджета на здравоохранение своих граждан менее 5% ВВП, рекомендованных ВОЗ, если говорить о закупках медицинской техники, то здесь мы не экономим. При том, что не многие государственные медучреждения в Украине могут похвалиться оснащением медицинским оборудованием даже так называемой золотой середины, наша страна не жалеет денег на ультрасовременные новинки. Казалось бы, что здесь плохого? Однако сам факт покупки вовсе не означает не только качественной и эффективной работы прибора, но часто даже его введения в эксплуатацию.

В Украине, к сожалению, уже никого не удивляет, что на момент закупки оборудования копают котлован и сдача клиники планируется через энное количество лет, а в контрактах на закупку не предусматривается помещение, в которое медтехника будет устанавливаться, за какие деньги будут строиться бункеры, как будет обучаться персонал и где возьмут деньги на расходные материалы, плановые и внеплановые ремонты... В результате «золотые коробки» годами даже не распаковываются, теряя гарантийное обслуживание, либо оборудование используется неэффективно, часто выходит из строя, а потраченные государством средства уходят в песок.

Возникает логичный вопрос: зачем тогда покупать? Вряд ли человек сначала купит мебель и бытовую технику, а потом будет строить дом или покупать квартиру. Это не только недальновидность, отсутствие стратегии. Прежде всего закупка дорогостоящей медтехники в Украине — это «нефтяная скважина» для коррупционеров.

Понимая, что за медицинским оборудованием большое будущее, примерно с 2000-х годов в нашей стране госзакупки ультрасовременных новинок медтехники превратились в супердоходный бизнес. Жнецов, собирающих урожай на этом поле, не так и много. Это пять-шесть компаний, которые делят между собой весь бюджет, выделяемый государством. Приходят и уходят президенты, но эти игроки не меняются.

К сожалению, ни один министр здравоохранения не вникал в этот процесс, не пытался навести порядок, не проводил аудит закупленной медтехники и эффективности ее работы. Несколько штрихов. Техника закупалась у разных производителей. Иногда предпочитали дешевую китайскую, например, томографы, которые по факту оказались одноразовыми, но предъявлять претензии некому — китайская фирма исчезла.

Потом наступила «эра линейных ускорителей». Интересно, что одно из первых таких устройств в Украине, приобретенное за бюджетные деньги, было поставлено в... Крым. Чем руководствовались — неизвестно, неужели на полуострове линейный ускоритель нужнее, чем в регионах, где уровень онкологических заболеваний выше? А может быть, такое решение бывший министр здравоохранения Андрей Пидаев принял потому, что сам родом из Крыма? В то время он не уставал повторять, что Крым забывать нельзя.

Следующих два линейных ускорителя были куплены для Донецкого областного противоопухолевого центра (насколько известно, за деньги Министерства энергетики и угольной промышленности). Действительно, с одной стороны, ситуация в этом регионе с онкологией не самая радужная в Украине, но с другой, упорно ходили слухи о том, что дочь генерального директора центра имела отношение к фирме-производителю закупленной медтехники.

Закупая линейные ускорители, покупатели вряд ли задумывались над тем, что лучевая терапия является тандемом врача и физика. Физик рассчитывает поля, настраивает луч и рассчитывает глубину его воздействия, чтобы не задеть здоровые ткани. Подготовка профессионала занимает немало времени. В США, например, существует специальный центр, где процесс моделируется на различных тканях. В украинских реалиях персонал на линейный ускоритель нередко набирается из выпускников физического факультета, которые даже не слышали о фантоме (специальное изделие, на котором калибруется прибор, прежде чем облучать человека). Учились на пациентах.

Вся грязь и бездарность госзакупок медицинской техники проявились в истории с постройкой Центра ядерной медицины на базе Киевской городской онкологической больницы. В 2007 году из госбюджета на создание центра с применением ПЭТ-технологии (позитронно-эмиссионный томограф) для раннего выявления онкологических заболеваний было выделено 228 млн грн. Сумма была взята «с потолка», ведь на тот момент даже не приняли решение о классе аппарата, типе циклотрона. Не учли, что в нашей стране отсутствуют специалисты по подготовке помещений, установке данной техники и ее эксплуатации. Компетентные специалисты тогда замечали, что, может быть, за эти деньги стоит сначала приобрести 10–15 линейных ускорителей, позволяющих вылечить десятки тысяч граждан нашей страны, больных раком.

Однако идею покупки все же подхватили, и миллионы бюджетных денег были успешно «распилены» тремя-четырьмя фирмами, руководившими этим процессом. В дальнейшем на стройку самого центра из бюджета Киева пришлось тоже выложить весомую сумму. Говорят, что общая смета зашкаливала за 400–500 млн грн. Несмотря на огромные деньги, на проекте настолько бестолково сэкономили, что дверь в бункере закрывалась неплотно, оставалась щель. Цена изделий была завышена в три-четыре раза. То есть Украина могла бы построить за эти средства минимум три-четыре аналогичных центра.

Нельзя не заметить, что по части закупки дорогостоящего медицинского оборудования лидером в нашей стране является Национальная академия медицинских наук Украины. Во-первых, на протяжении последних лет закупки медтехники Минздравом не предусматривались бюджетом. Во-вторых, есть еще один нюанс — потребность того или иного института (в состав НАМНУ входит 36 научных учреждений) практически в любом оборудовании легко подтверждается необходимостью проведения передовых экспериментальных исследований и внедрением современных методов лечения и диагностики.

В разгар президентства Виктора Януковича НАМНУ возглавил Андрей Сердюк, который пришел на эту должность в феврале 2011-го, сменив академика Александра Возианова (избранного еще в 1993 году). В свое время Возианова не единожды критиковали, например, возмущались, что в созданный академиком клинико-диагностический центр «Здоровье пожилых людей» закупали неоправданно дорогое оборудование одного производителя — Siemens. Однако если тогда и были откаты, к выполнению задачи все же подходили комплексно: все оборудование было совместимо между собой, предусматривался его ремонт, медтехника работала и выполняла свое назначение.

Президентство Андрея Сердюка обросло скандалами и уголовными делами о злоупотреблении служебным положением и хищении госсредств в особо крупных размерах при закупке медицинской техники для академических институтов. По предварительной оценке следствия, речь шла о махинациях на 5 млрд грн (в ценах 2013 года и ранее). Большая беда, что это оборудование большей частью так и не заработало.

По распоряжению Кабмина в 2013 году Государственная финансовая инспекция Украины провела ревизию финансово-хозяйственной деятельности НАМНУ (с 1 января 2011-го по 1 мая 2013-го). Как показали результаты, на время проведения проверки в эксплуатацию не были введены 23 единицы медицинского оборудования общей стоимостью 178 млн грн, приобретенных в течение этих двух лет. Описанная ситуация с закупкой оборудования, которое не инсталлировалось по причине того, что в институтах не проводились в необходимом объеме ремонтные и строительные работы, широко освещалась в СМИ и вызвала общественный резонанс.

В одних случаях закупалось оборудование непонятного происхождения и сомнительного качества. Так, Национальный институт сердечно-сосудистой хирургии им. Н. Амосова НАМНУ закупил венгерский ПЭТ за 39 млн грн. Поговаривали, что даже без документов. Всего в мире продано около пяти таких аппаратов, три из которых — в самой Венгрии. А вот цена закупки техники сомнительного качества была сравнима с лучшими мировыми аналогами. История с приобретением Институтом отоларингологии им. А. Коломийченко линейного ускорителя стоимостью 79,6 млн грн по завышенным ценам и вовсе стала предметом расследования.

Часто в погоне за суперприбылью покупалось уникальное, а значит, очень дорогое оборудование. Так, Институт неотложной и восстановительной хирургии им. В. Гусака закупил современнейший компьютерный томограф Toshiba Aquilion ONE 640. Согласно спецификации, этот аппарат дополнительно оснащен функциями для кардиологических исследований. Эксперты удивлялись подобной покупке: мол, институту для решения его задач с головой хватило бы более простой, а значит, более дешевой модели. Кстати, в Америке всего три подобных кардиологических томографа, последний из которых установлен в 2013 году в North Shore University Hospital. Можно только порадоваться за украинцев, ведь в Украине, как и в США, также три томографа Aquilion ONE 640. Но вот приблизилась ли наша страна к тем, которые стоят в авангарде медицинской диагностики?

О необходимости реформирования НАМН Украины путем создания единого медицинского пространства с передачей институтов, занимающихся лечением пациентов, под управление Минздрава, разделения научной и клинической деятельности говорится уже давно. Однако, как часто водится в Украине, под прикрытием красивых слов, в данном случае «оптимизация», происходит обратный процесс и создание новых институтов. Так, Научно-практический центр лучевой диагностики НАМНУ (именно этот центр и создавал в свое время А. Возианов в 1999 году, правда, он носил тогда другое название) несколько лет назад превратился... в госучреждение «Институт ядерной медицины и лучевой диагностики». Название учреждение получило громкое, но вот в остальном центр вряд ли изменился, находится этот институт в том же помещении — одноэтажном здании, сиротливо примыкающем к Институту нейрохирургии им. академика А. Ромоданова. Директором центра (теперь института) вот уже десять лет является член-корреспондент НАМНУ, доктор медицинских наук, профессор Ирина Дикан. Зачем было создавать еще один институт на бумаге? Ответ смотрите выше. Никого ведь не интересует, что это скорее потемкинская деревня и медтехника вряд ли будет функционировать. Под институт с громким названием легко можно закупать суперсовременное оборудование со всеми вытекающими прибылями.

В свое время «детская больница будущего» Виктора Ющенко стала не только символом крушения оранжево-революционных чаяний украинцев, но и горьким именем нарицательным. Наша страна никак не может воплотить в жизнь «стройку века» — долгожданный и выстраданный новый корпус детской больницы «Охматдет». Украинские чиновники с завидным постоянством сетуют на недостаток денег на закупку жизненно необходимых лекарственных препаратов для украинских детей, на их лечение и даже вакцины (а ведь это уже биологическая безопасность страны). Простой вопрос: почему государство, выделяя огромные суммы на закупку дорогостоящей медтехники, не делает выводы из того, что повторяется из года в год?

Читайте также: Лечение больных за рубежом — спасение обреченных или дерибан бюджетных средств?



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









НОВИНИ ПАРТНЕРІВ