• Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Менее 5 процентов песен на украинском языке звучит в эфире радиостанций

25.08.2016 11:50 Комментарии

Если учесть количество официально зарегистрированных в Украине пророссийских организаций, которые получают финансирование из РФ, то картина деятельности вражеских спецслужб станет реально угрожающей нацбезопасности

О кремлевской агрессивной политике продвижения русского языка на территории Украины как тяжелом оружии в гибридной войне, а также о реформе украинского языка как вопросе национальной безопасности — Валерий Король, доцент кафедры военной журналистики Военного института Киевского национального университета им. Т. Шевченко.

Недавно Бережанский район на Тернопольщине стал ареной противостояния с российским агрессором, который действует на абсолютно законных основаниях (если верить официальным ответам бережанцам от Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания).

Суть вопроса заключается в том, что единственная в районе ФМ-радиостанция начала вещать по-русски. Причиной возмущения стало то, что на развлекательном ФМ «Радио Пятница» низкосортный российский шансон вкупе с такой же попсой беспощадно режет слух бережанцам. Проявления же «русского мира» в репертуаре радио местные жители вообще расценивают как «идеологическую диверсию».

К протестным мероприятиям местных активистов подключились деятели культуры, образования, журналисты и даже духовенство. В Facebook распространили обращение граждан района за помощью ко «всем неравнодушным». Бережанцы заявляют о необходимости защитить родной язык и выступают «против оккупации нашего культурного пространства».

Впрочем, это уже голос отчаяния. Ведь перед этим общественность вместе с городскими властями обращалась к министру информационной политики с просьбой о помощи, однако не получила даже ответа. А ответ Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания только вызвал новые возмущения, поскольку чиновники сообщили, что деятельность государственного предприятия «Новый горизонт» («Радио Пятница») соответствует требованиям закона «О телевидении и радиовещании». Учитывая, что это единственное в районе ФМ-радио, возникает закономерный вопрос: как такое произошло и кому это выгодно?

Надо отметить, что после настойчивых обращений ко всем государственным инстанциям, в СМИ Нацсовет Украины по вопросам телевидения и радиовещания в конце концов назначил внеплановую проверку ГП «Новый Горизонт» («Радио Пятница»).

Ситуация в Бережанском районе получила публичную огласку, и это дало возможность общественности добиться хотя бы внимания соответствующих должностных лиц. Однако сказать, что такое положение вещей сейчас является исключительным, нельзя. Засилье «русского мира» даже в условиях физической агрессии со стороны путинской России происходит по всей Украине. Это не что иное, как креативно-сценарные проявления коммуникационно-контентных агрессий как технологического вторжения в жизнь общин. Такие агрессии путинцы разноформатно осуществляют на всей территории нашей страны с помощью глобальных технологических инфраструктур, сетей, агентов влияния и элементарного материально-ресурсного фактора, на который без тени сомнения ведутся как местные, так и столичные чиновники, политики, работники пера в стилистике гибридных действий путинского мессианизма и т. п.

На ведущих радиостанциях лишь каждая двадцатая песня звучит на украинском языке, тогда как на русском — почти каждая вторая

Чтобы не быть голословным, приведу результаты исследования, проведенного в марте 2015 года социологической группой «Рейтинг» по заказу Международного республиканского института США (International Republican Institute, директор — сенатор США Джон Маккейн). Цель этой работы заключалась в изучении многоаспектных особенностей языка общения в Украине. Социология проводилась во всех областных центрах, кроме оккупированных центров Донбасса и Крыма. В рамках исследования опрошено 17 тыс. респондентов непосредственно в областных центрах.

Сразу отмечу, что по результатам этой социологической работы «абсолютное большинство жителей областных центров в Западной Украине и относительное большинство в Центральной Украине общаются дома на украинском языке». Этот показатель составляет во Львове 93%, в Виннице — 70%, в Черкассах — 52%, в Полтаве — 47%, в Киеве — 27%. Значительная часть горожан общается дома как на украинском, так и на русском.

В ходе социологического исследования осуществлялся мониторинг пяти радиостанций с самым высоким рейтингом. Временные параметры — с 16 до 20 часов в будние дни.

Из 1200 минут (20 часов) суммарного мониторинга программы и песни на украинском языке составляли соответственно 22,6% эфирного времени. Но такой результат получен только благодаря Первой программе Украинского радио, где доля вещания на украинском составляет 91,7%.

Во время мониторинга в эфире пяти радиостанций, как свидетельствуют данные исследования, прозвучало в сумме 184 песни, из них только 9 (!) — на украинском языке, 74 — на русском, 101 — на других языках (большинство из которых — на английском). То есть если общее количество песен, которые звучали в прайм-тайм на ведущих радиостанциях, взять за 100%, то песни на украинском языке составляли лишь 4,9%. В то же время песни на русском языке заняли 40,2% от общего количества.

Факты тотального разноформатного засилья российского контента с сурковско-путинским акцентированием сейчас можно наблюдать во многих регионах Украины. Происходит это с соответствующим коммуникационно-контентным креативно-сценарным сопровождением в СМИ и средствах массовой коммуникации. Разговорами о том, что гражданский патриотизм украинцев не зависит от языка общения, прикрываются действия разнообразного игнорирования чиновниками как центрального, так и местного уровня государственного языка или восприятие ими проблем государственного украинского языка и культурно-ментальных дискурсов территорий как неважных на данный момент. Причем делается это даже в условиях военного противостояния с путинской Россией.

Одна из целей российской пропаганды — ослабить чувство патриотизма

Хотел бы обратить здесь внимание на то, что идеологический концепт продвижения, внедрения и навязывания «русского мира» предполагает активнейшее применение всеми апологетами — от высших чиновников до «бойцов идеологически-кремлевского фронта» из пропутинских СМИ — таких терминов, как «суверенная демократия», «модернизация» и «патриотизм». Заговаривание и постоянное нивелирование такого сильного и общественно-энергетического понятия, как гражданский патриотизм, как раз и является одной из целей путинских политтехнологических центров глобального коммуникационно-контентного вторжения в жизнь общин по всему миру.

Ефрем Лукацкий, фотокор агентства Associated Press:

«Мощь информационного оружия я почувствовал во время войны в Донбассе. Если бы не журналистика, вернее, пропаганда, замаскированная под нее, войны бы не было, она разожгла ненависть в людях. Я снимал последний проукраинский митинг в Донецке. На моих глазах люди с кольями, прутьями, в бронежилетах и касках били девушек-студенток, а милиция бездействовала. За моей спиной стоял корреспондент LifeNews, который в прямом эфире рассказывал, что фашисты-бандеровцы только что избили мирный пророссийский митинг, то есть излагал все с точностью до наоборот».

Это подтверждают, в частности, и наши европейские партнеры. Так, министр культуры Латвийской Республики Даце Мелбарде в прошлом году в интервью украинскому изданию заявила: «Одна из целей российской пропаганды — ослабить чувство патриотизма».

При таком отношении чиновников к государственному языку растет агрессивное неприятие украинского языка должностными лицами различных государственных и частных учреждений и организаций. Так, в прошлом году сотрудница таможни киевского аэропорта Жуляны вопреки законным претензиям пассажира об общении на государственном языке принципиально отказалась переходить на украинский. При этом она обслуживала иностранца на английском без проблем.

В условиях роста динамических реалий креативно-технологической коммуникационно-контентной агрессии Кремля в Украине (на фоне физической) языковая (контентная) проблема становится ключевой для национальной безопасности и, в частности, сектора военной безопасности. Почему-то специалистами по вопросам информационной войны редко принимается во внимание тот факт, что потенциальными объектами российской пропаганды с помощью прямых и опосредованных механизмов коммуникационно-контентного воздействия является именно русскоязычное население. А там, где доля такого контингента совсем мала (территория Западной и частично Центральной Украины), применяются технологии культурно-художественного проникновения российско-пропагандистского контента, что мы видим на примере «Радио Пятница» на Тернопольщине.

Финансирование Федеральной целевой программы «Русский язык» на 2016–2020 годы увеличилось в три раза по сравнению с предыдущими годами

Стоит обратить внимание на агрессивную политику продвижения русского языка за пределами Российской Федерации. По официальным данным, финансирование Федеральной целевой программы «Русский язык» на 2016–2020 годы увеличилось в три раза по сравнению с аналогичной предыдущей программой и теперь составляет 6 млрд руб. Нетрудно сделать вывод, что доля этих средств, направленная в Украину, является, пожалуй, самой большой. И такой «щедрый» финансовый подход приносит свои плоды: на разных уровнях украинские патриоты сталкиваются с проявлениями антигосударственных действий со стороны... собственных граждан. Так, в феврале этого года учительницу русского языка и литературы Знаменской общеобразовательной школы №3, что на Кировоградщине, Наталью Артем приговорили к трем годам (условно, с испытательным сроком два года) за распространение сепаратистских настроений и ведение антигосударственной пропаганды.

Действия ее направлялись кураторами из России, о чем она знала точно. Однако без каких-либо сомнений согласилась администрировать информационное наполнение сообществ «Кировоград Новороссия» и «Новороссия — наша земля/Русская весна». Впоследствии она разместила на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» так называемый Акт о провозглашении государственной самостоятельности Кировоградской Народной Республики, который, по заключению специалистов, содержал публичные призывы начать вооруженную борьбу против государственной власти в Украине с целью изменения конституционного строя.

Таких проявлений прямой антигосударственной деятельности можно насчитать множество только по информации в СМИ. Так, СБУ периодически сообщает о задержании местных жителей в разных регионах за различные действия, направленные против государства, — распространение газет сепаратистской направленности «Новороссия», других печатных материалов, ведение агитационной работы и т. п.

Однако тревожным является то, что реагирование соответствующих государственных служб, в частности судов, на такие факты довольно слабое. К тому же оно не получает достаточной огласки и соответствующей оценки со стороны общества. Так, два года и два месяца Печерский суд Киева рассматривал иск секретаря Национального союза журналистов Украины Глеба Головченко, автора телепередачи «Телевизионный пресс-клуб с Глебом Головченко» николаевского телеканала ТАК TV к ООО «Объединение российских телеканалов», ЗАО «Первый канал. Всемирная сеть», ОАО «Первый канал» Российской Федерации о признании недостоверной информации, которая была обнародована в сюжете «Первого канала», опровержении этой информации и взыскании морального ущерба. Еще в марте 2014 года российские пропагандисты использовали фотографии телепередачи Головченко с его собственным изображением и за кадром сообщили о подготовке «штурмовых групп и диверсионных отрядов». Иск стал результатом отказа «Первого канала» от опровержения и извинения.

Два года Головченко и общественность ждали справедливого решения «лучшего» суда Украины. Это решение могло стать прецедентом для дальнейшей подачи исков украинскими гражданами к кремлевским СМИ, которые ведут массированную пропаганду и в большинстве своем предоставляют искаженную или просто лживую информацию.

Но судья Батрин О. В. вынесла другое решение и, по словам Глеба Головченко, «стала на сторону российских пропагандистов».

Но вернемся к случаю со знаменской учительницей — это единичный пример практического применения апологетов «русского мира». Если учесть количество пророссийских (а фактически, пропутинских) организаций, официально зарегистрированных в Украине, которые получают полноценное финансирование из РФ, то картина коммуникационно-контентной деятельности вражеских спецслужб станет не просто впечатляющей, а реально угрожающей для национальной безопасности. К слову, в 1995 году российских организаций в Украине (согласно закону «О национальных меньшинствах в Украине») насчитывалось 24. За десять лет их количество выросло до 70. «Русское движение Украины», «Русская община Украины», «Русский совет Украины», «Русское собрание» — список можно продолжать. К этим общественным организациям со временем присоединились партийные организации, такие, как «Русский блок», «Союз», «Славянская партия» и другие, которые, по заключению политических экспертов, «являются носителями идеологии русского национализма».

Одной из основ «русского мира» является активное (в зависимости от ситуации — агрессивное или мягкое) продвижение русского языка и культуры на всех территориях, подпадающих под понятие «интересы Российской Федерации».

Существует прямая зависимость между языком общения респондентов и их уязвимостью к проявлениям российской пропаганды

Здесь стоит обратиться к результатам исследований, проведенных Киевским международным институтом социологии, а также социологической группой «Рейтинг» (соответственно в феврале 2015 года и в августе и ноябре 2014-го). Эти опросы подтвердили прямую зависимость между языком общения респондентов и их уязвимостью к проявлениям российской пропаганды.

Исследователи КМИС ввели новую оценочную характеристику для понимания глубины проникновения российского пропагандистского контента в сознание рядового украинского гражданина — индекс результативности российской пропаганды (РРП). Он должен был определять адекватное соответствие восприятия респондентом логической цепочки основных тезисов, которые предлагались в ходе опросов: «Майдан организовали американцы вместе с националистами — в результате Майдана к власти пришли националисты, которые угрожают русскоязычному населению Украины, — Крым и Восток Украины были в опасности — Крым удалось защитить, включив его в состав России, а Восток восстал и хочет независимости и гарантий безопасности — националисты, незаконно пришедшие к власти, начали войну со своим народом».

Исследование проходило по всей Украине, включая временно оккупированные районы Донецкой и Луганской областей. Исключение — только Крым. Для украиноязычного населения индекс РРП составил 15 единиц, для русскоязычного — 38. Выводы, таким образом, на поверхности — российская пропаганда, независимо от того, в какую «обертку» упакована, эффективна прежде всего в русскоязычной среде. То есть наиболее уязвимыми для вражеской пропаганды остаются восточные и южные регионы Украины.

Такое положение вещей является результатом продолжения засилья пропутинского контента через русскоязычные общины в стране. Несмотря на изменения в обществе, которые произошли после Революции достоинства, боевые действия (в форматах гибридного терроризма) на Донбассе, где украинские защитники противостоят военной агрессии путинцев, в сфере коммуникационно-контентной безопасности пока не наметилось существенных сдвигов к лучшему.

Таким образом, можно констатировать, что коммуникационно-контентные агрессии со стороны путинской России — это комплексное многоуровневое креативно-технологическое, изящное продвижение разноформатных проблематик, тем, идей, фундаментальным основанием которых является идеологический концепт «русского мира», для достижения коммуникативного проникновения в различные социальные слои потребителей информационного продукта с целью предотвращения украинского национального сопротивления и восстановления патерналистского состояния украинского общества как предпосылки возвращения страны в орбиту Российской империи с последующим тотальным уничтожением сред с гуманистическими ценностями мирной цивилизации.

В более широком смысле, если принимать во внимание усилия путинской России на этом направлении в Европе и других странах мира, коммуникационно-контентные агрессии — это комплекс государственно-корпоративных и религиозно-конфессиональных специальных мер, направленных на создание другой, виртуальной действительности в сознании рядовых граждан разных стран мира, а также реальное формирование общественного мнения для переформатирования на этой базе государственно-административных устройств в определенном как цель государстве или группе государств.

Менее 30% газет в Украине издается на украинском языке

Сегодня мы вынуждены констатировать, что менее 30% газет в Украине издается на украинском языке. Для журналов и других периодических изданий (по состоянию на 2014 год) эта цифра значительно меньше — 9,9%, притом что еще в 2010 году она достигала почти 20%.

Характерно и то, что русский язык в прай-тайм на восьми самых популярных телеканалах занимает 44%, двуязычие составляет 26%, а на украинский язык остается лишь 30% лучшего времени для просмотра телепередач (данные 2015 года).

Объясняется такая ситуация тем, что традиционно украинский бизнес на самом деле был российским или, в лучшем случае, русскоязычным. Речь идет о владельцах бизнеса, которые по своему происхождению или приоритетам исповедовали политику приверженности бывшей метрополии. Поэтому вопрос украинского языка для них был не только неприоритетным, но и вызывающим идиосинкразию. Несмотря на течение времени ситуация в этой сфере почти не изменилась.

Именно в этом кроется разгадка, почему, например, ряд видеофильмов о выдающихся деятелях украинской культуры и науки, а это более 80 десятиминутных серий, которые создал культуролог Марко-Роберт Стех, не стал событием ни на одном центральном канале. Для всех них это был так называемый неформат. Согласился продемонстрировать эти ленты лишь киевский региональный телеканал.

Такая же участь постигла пластилиновый мультсериал «Моя страна — Украина». Каждая из 26 серий этого мультика посвящена украинской народной сказке или истории какого-то выдающегося города или села. Продолжительность каждой истории, которые создала студия «Новаторфильм» по сценариям Сашка Лирныка и других художников, не более четырех минут. И снова от ведущих телеканалов, среди которых «1 + 1», «Интер», «Украина», звучало привычное «неформат». Согласился транслировать мультсериал один телеканал — «Громадське ТБ».

Если сопоставить все эти пазлы ползучего продвижения русского языка, пропаганды на этой базе «русского мира» и одновременного вытеснения украинского, мы увидим целостную картину различных коммуникационно-контентных гибридных агрессий против Украины, осуществляемых на постоянной основе, по четкому плану и с определенной целью.

Более того, коммуникационно-контентные агрессии стали путинским ноу-хау по динамике экспансий и формирования заданных форм виртуальной действительности в определенных социальных средах.

Тенденции, присущие коммуникационно-контентным агрессиям со стороны Кремля:

— создание в коммуникационных средах граждан разных стран постоянного напряжения во взаимоотношениях между украинцами и россиянами, другими народами (формирование устойчивых энергетик агрессивной среды);

— использование культурно-художественной, образовательной, спортивной и других немилитарных сфер для внедрения в сознание украинцев заданных пропутинских контентных акцентов;

— поддержание господствующего положения брендовой русскоязычной периодики во всех, преимущественно восточных и южных, регионах Украины;

— применение методик нейролингвистического моделирования в сегментированно-контроверсионных группах социальных сетей;

— тотальное применение различных по форматам грубости манипулятивных практик в телевизионных программах российского телевидения и отдельных каналах украинского.

Каким видится выход из этой ситуации?

Предложений на сегодняшний день разработано на различных уровнях государственного и волонтерского сопротивления немало. Однако глобальной стратегической проблемой управленческих институтов в Украине остается отсутствие целостного общественно-государственного видения коммуникационно-контентной проблематики как доминирующей составляющей информационной безопасности государства. Это видение должно фиксироваться на уровне стратегического координационно-сервисного центра коммуникационно-контентного моделирования мирной жизни как эффективного инструмента сопротивления разноформатным агрессиям путинизма.

Остановимся на нескольких из таких предложений. Так, в краткосрочной перспективе целесообразно было бы безотлагательно принять комплексное законодательное решение о языковой ситуации в стране. На период до завершения военных действий на Донбассе и освобождения Крыма от оккупации путинской Российской Федерацией необходимо применять временные нормы по использованию государственного языка в средствах массовой информации, где доля украинского должна быть не менее 70–80%. Это должно касаться всех без исключения СМИ, то есть как государственных и коммунальных, так и частных. Причем безотлагательным должно стать приостановление действия принятого в прошлом году закона о разгосударствлении СМИ и создание для государственных и коммунальных СМИ отдельной программы реализации государственной информационной политики на период до завершения боевых действий и восстановления государственной границы на Донбассе.

Вся публичная аргументация относительно путинских технолого-креативных мемов для европейских элит о притеснениях прав и свобод русскоязычного населения Украины, которой будут переполнены те же пропутинские СМИ, должна разбиваться о твердую цивилизационную волю руководства государства. Потому что в этом случае мы имеем дело не столько с проблемой языка — русского или украинского, — сколько с креативно-индустриальным комплексом коммуникационно-контентных агрессий Кремля, которые осуществляются через использование доминирующей лингвистической палитры именно русскоязычного контента.

Эти агрессии отличаются от физических тем, что действуют медленнее и более скрыто, но за разноформатным поражением сознания и душ наших соотечественников наносят вред значительно больший, и, что еще важнее, это поражение может наноситься на любую часть территории и на какую угодно часть населения любой страны.

Действие же таких коммуникационно-контентных агрессий может продолжаться до бесконечности, то есть, иными словами, до полной победы агрессора в содержании, смыслах, акцентах и даже общественной энергетике изоляционизма.

Еще одно фундаментально-принципиальное предложение заключается в кардинальных изменениях в части языковой государственной политики майданной Украины, а именно — отказе от кириллического алфавита и возвращении к латинскому письму. Это было бы реальным креативно-технологическим сопротивлением глобальному гибридному терроризму Кремля.

Такое предложение уже длительное время обсуждается в научных и журналистских кругах, однако оно не имеет необходимой стратегической цивилизационной поддержки на высшем государственном уровне, особенно в рамках сектора безопасности и дипломатического сектора моделирования будущего.

Начнем сразу с минусов этого предложения. Как ни странно, но этих минусов аж один. А именно — всем нам нужно переучиваться. Впрочем, для детей это не проблема — они будут воспринимать латиницу даже лучше, чем взрослые в свое время кириллицу.

Немного истории. Кириллица, которой мы пользуемся с давних времен, на самом деле является искусственно навязанным украинцам алфавитом искусственного церковнославянского языка. Происходила такая трансформация с усилением роли христианства на территории Украины. Потому что до этого наши предки пользовались чертами и резами. По свидетельству исследователей, черты и резы являются прототипом этрусского письма, из которого впоследствии вышла латынь.

Украинцы прошлого активно пользовались именно латинским алфавитом. Взять хотя бы королевство Даниила Галицкого, где все деловые бумаги велись на латинском языке и украинской латиницей. Рукописные произведения во времена гетмана Богдана Хмельницкого тоже создавались на украинском языке по латинскому алфавиту.

Кстати, еще в 2013 году в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект об использовании латинского алфавита в украинском языке. Кроме прочего, латинским алфавитом пользуются страны Атлантики (кроме Болгарии). Стоит вспомнить, что и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, говоря в послании к парламенту о перспективах развития государства до 2050 года, заявил о необходимости перевода казахского языка с кириллицы на латинский алфавит.

А в конце мая завершилась длительная работа по переводу крымскотатарского алфавита на латинскую графику. Об этом сообщил советник министра образования и науки Украины, председатель рабочей группы по разработке и внедрению нового крымскотатарского алфавита Эльхан Нуриев.

Поэтому сегодня мы имеем полное право говорить о возвращении не только к историческим основам, но и к нашей европейскости, от которой украинцев отвлекали несколько веков подряд целенаправленной грубо-ментальной православной русификацией.

И наконец, освободиться от российско-советской империи навсегда мы сможем, только изменив алфавит. Поэтому вопрос реформы украинского языка является стратегическим, и это вопрос чрезвычайной важности — национальной безопасности.

*Из выступления на международном форуме «Коммуникационно-контентная безопасность в условиях гибридно-мессианских агрессий путинской России», который проходил 9–10 июня 2016 года в Военном институте Киевского национального университета им. Тараса Шевченко.

Подготовила Оксана ШКЛЯРСКАЯ

Читайте также: Гибридный терроризм: посты в соцсетях могут поднять революцию, а «Кобзарь» или Коран — создать новую нацию


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ