• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Паранормальные методы реформирования медицины

В кулуарах медики говорят, что есть устное распоряжение о больных с инсультами старше 60 лет — их направляют в терапию, ведь интенсивное лечение им все равно недоступно

Прошел месяц с тех пор, как и. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун сформировала свою команду, в которую вошли четверо ее заместителей. Чиновники отметили мини-юбилей, обнародовав отчет, где изложили основные проблемы, над решением которых работали. Больше всего внимания требовал процесс поставок лекарств и вакцин, которые были закуплены через международные организации. Почти год прошел с тех пор, как заключили контракты, однако их выполнение застопорилось на уровне 80–85%.

Достижением считают начало подготовки к тендерам 2016 года и отмену приказа Минздрава №33, в котором говорилось о штатном расписании медицинских учреждений. Теперь главные врачи могут решать кадровые вопросы по своему усмотрению.

Руководители лечебных учреждений, несмотря на желание получить полномочия как можно шире, считают этот шаг поспешным и непродуманным. Решение принималось кулуарно — его обсуждали с практиками, не объясняли, на какие нормы закона опираться, чтобы избежать ошибок и правонарушений. Неизвестно, к чему приведут эти изменения, ведь главный врач может по своему усмотрению сократить штат, закрыть «лишнее» отделение, а вместо этого открыть новое, чтобы предоставлять платные услуги. Нетрудно понять, кто от этого выиграет — больные или бизнесмены от медицины.

Следующие шаги, которые намерена предпринять новая команда, вызывают большой резонанс в обществе. Речь идет о страховой медицине, которую Минздрав обещает внедрить уже в следующем году, а также о реорганизации экстренной медицины и медицины катастроф.

Заявление У. Супрун о парамедиках и скорой помощи активно обсуждают и в медицинских коллективах, и в пациентских организациях, осознавая, что любой непродуманный шаг легко потопит то, что с таким большим трудом удается держать на плаву.

Известно, что в развитых демократических странах реформу начинают с глубокого анализа ситуации — исследуют большой массив медицинской и финансовой информации, изучают оперативные отчеты и статистику, готовят прогнозы и т. п. В Украине предпочитают метод экспресс-анализа.

По мнению У. Супрун, служба работает неэффективно, тратя много бюджетных средств. К такому выводу чиновница пришла, сравнив данные о том, сколько было обращений в службу скорой помощи и сколько человек было госпитализировано. Ее возмутил тот факт, что из 9 млн вызовов 2,5 млн закончились госпитализацией больных. Значит, те, кто не поехал в стационар, не нуждаются в медицинской помощи, а звонят просто от скуки. Чем не повод для кардинального реформирования?

Если врачей и фельдшеров в бригадах экстренной помощи заменить парамедиками, это позволит значительно снизить стоимость выездов, уменьшить шквал звонков, провести кадровые сокращения на станциях и подстанциях. А также сэкономить на лекарствах, инструментах и ​​аппаратуре, поскольку они не нужны для работы парамедиков.

Требовать от наших чиновников объяснений, расчетов, прогнозов, чем закончится такое реформирование для больных в острых состояниях, с тяжелыми хроническими патологиями, пострадавших в ДТП и других авариях, а также для медиков, — дело бесполезное. От новой команды ждут быстрых реформ, а не улучшения системы оказания медицинской помощи населению. И команда обещает: реформы будут.

Следует уточнить, что в Украине давно уже нет скорой помощи — ее функции выполняют служба экстренной медицинской помощи (ЭМП) и медицины катастроф и служба неотложной медицинской помощи.

В городе ЭМП обязана прибыть на вызов за 10 минут, а у специалистов неотложки есть на это 2–3 часа — в зависимости от нагрузки. Называя общее количество вызовов, и. о. министра должна принять во внимание то, что диспетчерская фильтрует звонки — значительное количество вызовов перенаправляют на другие подразделения, в том числе и на службу неотложной помощи. Этим пациентам нужна консультация врача, а не стационар.

А почему отказываются от госпитализации те больные, которым направляют именно бригаду экстренной помощи? Одна из причин — нехватка денег. О чем знают все — кроме иностранцев, конечно. Социологические исследования показывают, что медицинская помощь становится все более недоступной для подавляющего большинства граждан нашей страны. По данным Института социологии, после резкого повышения коммунальных платежей этот показатель вырос с 63% до 81%.

Больные или их родственники подписывают отказ от госпитализации, понимая, что не смогут заплатить за диагностическое обследование, лекарства, расходные материалы. Плюс к тому благотворительный взнос, страхование через карманную структуру, гонорар врачу и т. д.

В кулуарах медики говорят, что есть устное распоряжение о больных с инсультами, которым больше 60 лет, — их направляют в терапию, ведь интенсивное лечение им все равно недоступно. Инфаркт миокарда тоже требует значительных средств — цена стентирования составляет от 50 до 100 тыс. грн, плюс расходы на обследование, лекарства и др. Поэтому многие больные, узнав свой диагноз, остаются дома.

Ответ на вопрос, который так возмущает чиновников Минздрава, — а для чего же тогда вызывают бригаду ЭМП? — каждый пусть находит самостоятельно.

По оперативным данным Центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф города Киева, с начала октября ежесуточно регистрировали 2200–2400 вызовов, из которых около 400 переводилось на неотложную помощь. Бригады ЭМП получали более 1500 вызовов, больше половины которых закончились госпитализацией. Причины обращений киевлян разные — роды, высокое давление, травмы, ожоги на пожарах, проблемы с сердцем, отравления, кровотечения, попытки суицида, обострение хронических заболеваний.

Ежесуточно бригады ЭМП фиксируют в среднем 250–280 травм (из них 30–40 уголовных, 30–50 в результате ДТП), а также 5–10 острых инфарктов миокарда и 25–30 инсультов. Смена погоды, семейные проблемы, повышение тарифов, рост цен на лекарства и продукты — все это влияет на здоровье людей, приводит к резкому повышению давления, поэтому в отдельные дни количество инфарктов и инсультов увеличивается почти вдвое.

Медики знают, что для спасения жизни этих людей отведено всего несколько часов, которые называют золотыми. Хорошо, что бригада успевает приехать за 10 минут, и главное — распознать патологию и оказать адекватную помощь. Вызовов много, ритм очень напряженный. Чтобы в таких условиях поставить правильный диагноз, нужно иметь не только медицинское образование, но и большой опыт работы.

Анализ вызовов и отчетов бригад свидетельствует, что даже в очень сложных случаях врачам удается поставить правильный диагноз и оказать первую медицинскую помощь, которая позволяет остановить кровотечения, избежать инфаркта или иного тяжкого заболевания, а следовательно — спасти жизнь. По силам ли это будет парамедикам?..

За последнее время нагрузка на бригады ЭМП значительно увеличилась. Так, в начале октября 2013 года ежесуточно фиксировали около 2 тыс. обращений, треть которых заканчивалась госпитализацией. Сейчас ежесуточно регистрируют более 5,5 тыс. обращений — а госпитализация упала до 15%.

В сельской местности, в небольших городках бригада экстренной помощи — это последняя надежда для больных. Квалифицированный врач умеет быстро поставить диагноз, оказать необходимую (нередко — достаточно сложную) медицинскую помощь, а если больной отказывается от госпитализации, то посоветовать, какие лекарства принимать, где пройти диагностику. Это тоже одна из причин увеличения общего количества вызовов.

По мнению реформаторов, привлечение парамедиков в систему медицинской помощи позволит решить целый ряд проблем. По словам У. Супрун, «в ее стране» на вызов могут приехать те, кто ближе к больному, — пусть даже пожарные, которые владеют секретами парамедицины. А уже через 15–20 минут пациента доставят в отделение интенсивной помощи, куда перезвонят, чтобы предупредить о его состоянии. «Если это можно сделать в Америке, то почему нельзя в Украине?» — удивляется и. о. министра.

Мы и сами не можем понять, почему за четверть века государство так и не смогло сделать систему медицинской помощи доступной и качественной. Несмотря на то, что реформаторов в Минздраве меняли иногда дважды в год.

В медицинской среде убеждены: новый глава должен «принять» отрасль, выяснить, какие ресурсы имеет Минздрав — финансовые, кадровые, лечебные, научные. Как они взаимодействуют, какие есть плюсы и минусы? Тогда, планируя переворот в службе экстренной медицины, реформатор должен будет найти ответ на вопрос, куда парамедики будут везти тяжелобольного.

Предыдущий реформатор медицины Александр Квиташвили очень одобрял идею киевской власти — создать 10 больниц интенсивной медицинской помощи, по одной в каждом районе. Решение правильное, если учесть, что у нас есть районы, где проживает больше людей, чем в некоторых областных центрах. А больница скорой помощи — одна на весь Киев.

Бригадам экстренной помощи нередко приходится возить больного по всему городу, пока не найдется районная больница, которая его примет. Здесь речь не идет о специализации — урология, кардиология или гастроэнтерология — главное, чтобы взяли. В больнице стабилизируют состояние пациента как смогут, а уже потом его родственники будут искать специалистов и лечебное учреждение нужного профиля.

В отличие от обычных стационаров, больницы интенсивной медицинской помощи имеют соответствующее оборудование в хирургии и реанимации, запас медикаментов, препаратов крови, диагностическое и лабораторное оборудование. А главное — высококвалифицированный персонал, который работает круглосуточно.

Даже за то короткое время, что У. Супрун работает и. о. министра здравоохранения, можно было заметить, что для реформирования экстренной медицины у нас нет по крайней мере трех составляющих — больниц интенсивной медицинской помощи, законодательных норм, позволяющих работать парамедикам в системе ЭМП, а также необходимого количества автомобилей, медаппаратуры и инструментов, чтобы обслуживать вызовы.

В Национальной медицинской академии последипломного образования им. Шупика утверждают, что нет такой специальности, как парамедик, а, соответственно, и квалификационных требований к ним.

В Центре экстренной медицины и медицины катастроф Киева не видят никакого смысла в том, чтобы увольнять врачей и фельдшеров, которые имеют профильное образование и хорошо знают свою работу, а на их место брать людей, окончивших краткосрочные курсы по оказанию неотложной помощи.

Говорят, для обучения парамедиков потребуется от двух до пяти месяцев. А чтобы на базе районных стационаров создать больницы интенсивной медицинской помощи, нужно гораздо больше времени, усилий и финансов. Рапортовать же о новых реформах желательно ежемесячно.

Какой путь выберет новая команда Минздрава? Есть подсказка. В проекте бюджета-2017 не предусмотрены средства на создание клиник интенсивного лечения. Как известно, на здравоохранение выделили менее 3% ВВП, денег катастрофически не хватает. В то же время Министерство здравоохранения совместно с профильным комитетом парламента просят Минфин выделить дополнительные средства для подготовки парамедиков — 20 млн грн для обучения водителей бригад ЭМП и 10 млн грн для педагогических работников. Осваивать бюджетные средства и проводить реформу будет директор департамента ЭМП Татьяна Тимошенко, бухгалтер по образованию, которая пришла в Минздрав из бизнес-структур.

Читайте также: Содержание чиновников аппарата Минздрава увеличится почти на 40%



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ