вторник, 28 февраля 2017


Racurs.ua

Е-декларации и нескромное обаяние буржуазии

О том, как топ-чиновники и депутаты воспринимают е-декларирование и каких последствий от такой финансовой открытости можно ожидать, их расспросил «Ракурс»

Дмитрий Шимкив, заместитель главы Администрации президента, секретарь Национального совета реформ:

— Вопрос максимальной прозрачности политиков и государственных чиновников очень актуален. Однако должен сказать, что системы декларирования, подобной нашей, в мире нет. Например, в Евросоюзе не декларируются наличные средства и персональные вещи. В Украине же были скомбинированы все элементы прозрачности, и сегодня, по моему убеждению, это одна из самых публичных систем в отношении государственных чиновников и политических фигур.

Дмитрий ШимкивВ то же время одна из задач, которая сейчас стоит перед Национальным агентством по предотвращению коррупции (НАПК) — проверка этих деклараций на соответствие образа жизни чиновников и должностных лиц. Думаю, что самый важный результат декларирования мы увидим после, когда будем анализировать эти декларации и наблюдать за динамикой год за годом. Хотелось бы, чтобы подход к электронному декларированию рассматривался как анализ и поиск ответов на вопрос — «Откуда?». Также следует понимать, что не хотелось бы видеть переход в, скажем так, левое направление и возвращение подходов пролетариата. Есть четкое понимание, что кто-то работал в бизнесе, соответственно, такой человек платил налоги. Если у него есть вклады в банках, то с дивидендов тоже уплачиваются налоги. Вся эта информация есть, и она публичная. Сейчас мы должны смотреть в перспективе — как это будет, учитывая вопросы защиты приватности.

Игорь Насалик, министр топлива и энергетики:

Игорь Насалик— Результаты электронного декларирования шокировали даже меня — и как политика, и как бывшего бизнесмена, у которого в свое время работало десятки тысяч людей и было сотни фирм, среди которых многочисленные совместные предприятия и энергетические компании (от Енакиевского цементного завода в Донецкой области до кондитерских фабрик, молокозаводов, сахарных, лесозаводов на западе Украины). И если е-декларация обязала задекларировать доходы управленцев высших категорий, то, очевидно, есть смысл ввести где-декларацию, чтобы объяснить, откуда взялись эти состояния. Срок подачи — 45 дней. Место — социальные сети. Приглашаю коллег приобщаться к этому где-декларированию.

В целом электронные декларации показали много интересного. К примеру, ко мне приходили люди одолжить деньги, а теперь они оказались богаче меня. Проблема не в том, что у тебя есть, а в том, чтобы ты смог объяснить, откуда эти деньги. Именно поэтому я считаю, что теперь нужно провести где-декларирование. Откровенно скажу: когда я был мэром Калуша, город меня «подсушил» примерно на 800 тыс. долл., которые я потратил из собственного кармана. Поэтому пребывая на таких государственных должностях, мне не удается зарабатывать, наоборот — я трачу.

Что касается банков, то когда-то один старый мудрый еврей сказал мне: проблема не заработать деньги, а сохранить. Я честно скажу, что не доверяю нашей системе, поэтому и храню немного денег наличными.

Егор Соболев, заместитель председателя депутатской фракции «Самопоміч», председатель Комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Верховной Рады Украины:

Егор Соболев— Главный плюс — теперь общество увидело, как живут те, кому они делегировали право управлять государством, и может использовать этот инструмент для контроля.

Дальше надо, чтобы эта прозрачность превратилась в ответственность. Мы сейчас будем делать все для того, чтобы создать в Украине такую практику: если чиновник не может объяснить происхождение своего имущества или разницу между доходами и расходами, то он безусловно должен уйти в отставку.

В то же время должны быть уголовные расследования. Мы написали прекрасное законодательство о незаконном обогащении, лжи в декларациях. Но прежде всего политик должен оставлять политику, потому что, занимая такую должность, он имеет много возможностей влиять на суды, прокуроров, следователей. Вопрос: как привлечь к ответственности председателя парламентской фракции или президента нашей страны, пока он занимает эту должность? Представьте, какие у них возможности влиять на судей, следователей, прокуроров.

Поэтому должна быть такая политическая практика: наврал — сразу вон! Нужно понимать, что отставка не освобождает от уголовной ответственности.

Приведу пример Николая Мартыненко. Он ушел из политики, и это действительно хороший поступок, но это не значит, что его дело больше не расследуется Антикоррупционным бюро. Могу сказать, что оно расследуется очень активно.

Сергей Власенко, народный депутат от «Батьківщини»:

Сергей Власенко— Эта проблема немного шире и связана с отсутствием в Украине нормальной антикоррупционной правоохранительной системы. Конечно, меня, говоря мягко и интеллигентно, несколько удивили декларации некоторых коллег. И я вспомнил старую грустную шутку: «у него было так много денег, что он прятал книги в деньгах».

К сожалению, украинская правоохранительная система не является профессиональной, эффективной и способной бороться с проявлениями реальной коррупции на самом высоком уровне. Так происходит по двум причинам. Во-первых, они этого не могут делать, а во-вторых, у них для этого есть политические тормоза. Понятно, что люди из ближайшего окружения президента никогда не станут субъектами антикоррупционных расследований, несмотря на то, что оснований для проведения проверки достаточно. Как по мне, очевидным основанием для проверки является то, что Петр Порошенко в своей декларации указал примерно 50 млн грн, которые он заработал как частное лицо на изменении курса украинской валюты. Вся страна от этого страдает, а Петр Алексеевич зарабатывает. Но это никто не будет изучать. Так же, как и никто не будет исследовать участие Валерии Гонтаревой, хотя журналисты чуть ли не каждый день публикуют расследования о ее участии, в частности, в выводе средств Януковича.

Вот смотрите: представители партии «Народный фронт» бегают и кричат, мол, дайте нам спецконфискацию. А я всегда говорю: люди, ну вы тогда определитесь, если это преступные средства и вы их хотите забрать, а это государственные облигации в Ощадбанке, ну, тогда, по логике, Гонтарева должна за это отвечать. А если она и дальше будет занимать должность главы Нацбанка и за ее увольнение вы не будете давать голоса, тогда это не преступные средства, и вообще, о какой спецконфискации мы говорим?

Мустафа Найем, член депутатской фракции партии «Блок Петра Порошенко»:

Мустафа Найем— Мне кажется, что теперь нужно подтверждать свои доходы. Дело в том, что очень много людей пришли сюда из общественного сектора и профессий, не предполагающих высоких доходов, они никогда не занимались бизнесом, но через 5–7 лет работы в парламенте в своих декларациях указывают миллионы долларов, дома, машины и фактически требуют, чтобы общество восприняло это как должное. Мне кажется, если мы на это пойдем, то получается, что нас всех обманывают, легализируя награбленное.

Поэтому сейчас, по моему мнению, должен стартовать процесс подтверждения этих доходов, и я бы начал с Верховной Рады, не заходя слишком далеко. Например, с депутатов, которые так или иначе, по предварительному анализу, не имели возможностей зарабатывать деньги в таких объемах.

Хочу подчеркнуть, что нет проблемы в том, что есть богатые люди, и никто не хочет поднимать классовую борьбу или ненависть, но должна быть элементарная порядочность. Если ты действительно заработал миллионы, может быть, стоит продумать процедуру амнистии, чтобы, допустим, 20% отдать в бюджет. Поэтому я надеюсь, что такие санкции будут, и расследования будут. Если бы я был представителем МВФ или другой такой организации, я бы не дал Украине ни копейки, пока не будет проведено расследование по всем этим деньгам. Сейчас же происходящее нельзя воспринимать как должное. И это очевидно.

Вадим Новинский, член депутатской фракции «Оппозиционный блок»:

Вадим Новинский— Прежде всего, е-декларации — тест на честность для нынешнего так называемого политического бомонда. Имею в виду тех, кто шел во власть, декларируя последовательность европейским традициям и нетерпимость к коррупции. В результате два года в стране идет война, экономическая активность стремится к нулю, Украина сидит на игле траншей МВФ, а те, кто недавно стал властью, довольно неплохо себя чувствуют. Эти люди, в большинстве своем, никогда не занимались бизнесом, не создали ни одного рабочего места и в то же время имеют миллионы долларов наличных и их вместе с родственниками смело можно включать в рейтинг «Форбс».

Самое главное, что у многих резко «улучшилось благосостояние» именно в 2014–2015 годах. Ну что тут скажешь? Обогащение во время войны можно назвать только одним словом — мародерство. Очень жду второго этапа, когда все эти новые украинцы начнут объяснять происхождение средств. Это будет интересное шоу. Пока что это выглядит как банальная попытка легализовать награбленное.

Главный плюс кампании по е-декларированию в том, что все украинцы убедились: эта власть полностью оторвалась от реальности и озабочена тем, как посильнее набить свои карманы. Ей, похоже, все равно, в каких условиях выживают обычные люди, квартиры которых не отапливаются, которые не имеют работы, а мизерных зарплат и пенсий не хватает ни на коммунальные расходы, ни на продукты и лекарства, стоимость которых ежедневно растет.

Анна Гопко, народный депутат Украины, внефракционная:

Анна Гопко— Очень хорошо, что мы сделали этот первый и чрезвычайно важный шаг. Ведь были серьезные попытки срыва е-декларирования.

Позитив в том, что на самом деле Украина движется в направлении обеспечения прозрачности, подотчетности. Также сейчас формируется новая культура, и теперь каждый, кто пойдет в политику, будет четко осознавать: общество узнает о нем все — начиная с того, в какую школу ходит ребенок, и заканчивая тем, сколько он тратит на бензин. Теперь все будут сопоставлять, совпадает ли стиль жизни с реальными доходами.

Что касается последствий, то очень важно, чтобы наша правоохранительная система заработала и антикоррупционные институты, в создание которых мы вложили два года, тоже начали работать. Речь идет прежде всего о НАБУ и Государственном бюро расследований, которое еще будет создано. Располагая этой информацией, очень важно дать и моральную оценку, призвать состоятельных украинцев жертвовать на благотворительность.

Читайте также: Как оправдали прокурора, или Борьба с коррупцией по схеме «поймали, подоили, отпустили»

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










НОВИНИ ПАРТНЕРІВ