вторник, 28 февраля 2017


Racurs.ua

Член Общественного совета добропорядочности: Самой сложной задачей для нас будет минимизировать реальные политические влияния на процесс отбора судей

Комментарии

Главный риск заключается в том, что мы находимся между молотом и наковальней

О первоочередных задачах, стоящих перед Общественным советом добропорядочности, который будет проверять претендентов на должности судей, «Ракурсу» рассказал член этого Совета Роман Куйбида.

— Роман Алексеевич, каковы ближайшие планы работы ваших коллег по Совету? Видимо, для того, чтобы приступить к оценке кандидатур, прежде всего должна быть четкая методика оценки такого довольно аморфного понятия как добропорядочность?

— Первоочередной задачей, которая встала перед Общественным советом добропорядочности, является подготовка к сопровождению конкурса на должность судьи Верховного суда, то есть проверка кандидатов на должности. Но перед этим мы должны провести огромную организационную работу. Это выработка четких правил деятельности Общественного совета добропорядочности. Проект регламента мы надеемся утвердить на следующей неделе, и начать работать. Также нужна методология проведения проверки добропорядочности, включающая в себя критерии, по которым нужно проводить оценку, алгоритм деятельности члена Общественного совета, который будет проводить эту проверку, и требования к тем решениям, которые Общественный совет будет передавать Высшей квалификационной комиссии судей Украины.

— Этот груз сбора информации о кандидате Общественный совет планирует взять исключительно на себя или вы будете пытаться привлекать общественность, приглашать людей сообщать факты, которые характеризовали бы того или иного кандидата на должность судьи, в том числе не только судей, но и кандидатов из адвокатов и ученых, о которых вообще мало что известно?

— Безусловно, мы будем привлекать общественность. Я думаю, что призыв ко всем сообщать такую ​​информацию будет главным инструментом нашей работы. Мы будем обращаться, в частности, к общественным организациям на местах, которые гораздо лучше информированы о местных кандидатах, своих земляках. Возможно, мы подготовим публичное обращение к гражданам по этому поводу.

— Видите ли вы, как можно оценивать такую ​​довольно нечеткую категорию, как добропорядочность, как выработать, нормировать критерии для оценки этого понятия таким образом, чтобы это было ориентиром в работе для вас и выглядело убедительно для общества, а также для кандидатов, которые должны видеть, что оценка такой добропорядочности проводится справедливо?

— Честно говоря, я думаю, что это не будет какой-то исчерпывающий перечень определенных критериев оценки. Потому что жизнь настолько разнообразна, что предусмотреть все возможные ситуации нереально. Не исключаю, что это может быть в результате и такой список, что-то общее, как, например, кодекс профессиональной этики. А конкретные ситуации уже наполнят эти правила большим содержанием. Впрочем, конечно, общие критерии будут, да и сама Высшая квалификационная комиссия судей дала неплохие ориентиры, когда утверждала анкету для кандидатов на должность судьи, где отражены многие важные вещи.

— Надеюсь, комиссия не станет пользоваться в своих выводах популярным словосочетанием «одиозный судья», а будет формулировать реальные, аргументированные претензии?

— Я думаю, слово «одиозный» не будет фигурировать в выводах.

— Какие наибольшие риски для результативной работы Общественного совета добропорядочности существуют, с вашей точки зрения, что может помешать выполнить миссию достойно, результативно и убедительно для общества?

— Главный риск, я думаю, заключается в том, что мы находимся между молотом и наковальней. С одной стороны, это высокие запросы общества, требующего других судов, чем те, которые были до сих пор, в то же время, возможно, непонимание каких-то моментов нашей работы. Но мы будем исходить из доказательности тех или иных аргументов. Соответственно, люди могут испытать разочарование, когда пойдет речь о недостойном, с их точки зрения, кандидате, а мы не сможем привести ВККСУ убедительных, однозначных аргументов в пользу этого. Люди могли быть недовольны какими-то конкретными решениями, но вопросами толкования права мы не можем заниматься, в соответствии с законом. То есть существует риск, связанный с непониманием нашей работы. Думаю, что мы будем стараться коммуницировать с обществом, объяснять свою позицию.

С другой стороны, есть большой риск недовольства со стороны судей. Это чувствуется уже и сейчас по комментариям, где звучит настороженно-пренебрежительное отношение к Совету. Точно так же высказываются уже и некоторые адвокаты о «неэтичности» своих коллег, членов Общественного совета, которые не приостановили членство в адвокатуре и т. п. В общем, я думаю, что попытки дискредитировать, помешать каким-то образом Общественному совету, безусловно, будут.

И все-таки я думаю, что самой сложной задачей для нас будет именно «вылавливать» интересы влиятельных политиков, минимизировать реальные политические влияния на процесс. Ведь делается это не столько посредством полномочий, сколько посредством этих неформальных практик, имеющих преимущественно латентную, скрытую форму. А мы должны подбирать реальные, а не голословные доводы, чтобы наши выводы не строились на предположениях.

Читайте также: Требования к членам Общественного совета добропорядочности при ВККСУ: аполитичный и выдающийся

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










НОВИНИ ПАРТНЕРІВ