среда, 18 января 2017

Racurs.ua

Генетика: о «собачьем сердце», стерилизации «неполноценных» и попытках улучшения человеческой породы

Комментарии

Самые жестокие евгенические законы существовали в Северной Каролине: стерилизация проводилась всем людям, чей IQ был ниже 70

(Начало)

Генетика в Советском Союзе в период культа личности Сталина и даже после него преследовалась и запрещалась. В 1937 году ученых арестовывали, ссылали в лагеря или расстреливали, в 1948-м ведущие генетики были уволены с работы, а преподавание этой науки в школах и вузах запретили на долгие годы. Безусловно, это застопорило развитие «науки о закономерностях наследственности и изменчивости», однако здесь есть и позитивный аспект, считает Александр Коляда, генетик, научный сотрудник Лаборатории эпигенетики Института геронтологии НАМНУ.

Александр Коляда

— В 20–30 годы ХХ века в мире было две лидирующих школы генетики — в СССР и Германии. Николай Кольцов — известный биолог, которому очень гармонично удалось перейти из царского режима в советский, с помощью частных инвестиций (до сих пор остается загадкой, кто вложил деньги) создал необычное для своего времени научно-исследовательское заведение — Институт экспериментальной биологии. Нетривиальность его состояла в том, что институт занимался не обычной ревизией растений, а здесь велись эксперименты — что сделать с организмом, чтобы он изменил свои свойства. В этом же институте было организовано евгеническое общество, а также кафедра евгеники.

Евгеника — наука об улучшении человека. Это течение, которое говорило о том, что если мы можем селекционировать животных, то почему бы не сделать того же с людьми? Ведь если скрещивать умных и красивых представителей человечества и ограничивать размножение асоциальных элементов, преступников и т. п., можно значительно улучшить человеческую расу.

Евгеника была очень популярной наукой в первой половине ХX века. Следует различать «положительную» и «отрицательную» евгенику (хотя грань между ними условна). Если целью положительной евгеники является содействие воспроизводству людей с признаками, которые рассматриваются как ценные для общества, — например, отсутствие наследственных заболеваний, хорошее физическое развитие и высокий интеллект, — то цель отрицательной в прекращении воспроизводства лиц, имеющих наследственные дефекты, либо тех, кого в данном обществе считают расово, физически или умственно неполноценными.

«Русское евгеническое общество», созданное в 1920 году, придерживалось постулатов положительной евгеники и выпускало собственный «Русский евгенический журнал». Первый выпуск издания открывался статьей Кольцова «Улучшение человеческой породы», в которой очерчивался круг проблем и задач евгеники, а также намечались пути евгенических исследований на ближайшее время.

Кольцов не допускал насилия и какого бы то ни было принуждения (однако в то время в обществе находило поддержку и противоположное мнение): «Мы не можем ставить опыты, мы не можем заставить Нежданову выйти замуж за Шаляпина только для того, чтобы посмотреть, каковы у них будут дети». Ученый считал возможным лишь путь наблюдения и описания, а также отдавал предпочтение просвещению, пропаганде евгенических идей и «положительной» евгенике, способствовавшей рождению улучшенного потомства.

Ученик Кольцова, известный генетик Александр Серебровский придерживался других взглядов и полагал, что мутационный процесс обусловливает непрерывное изменение генофонда человечества, причем груз вредных мутаций накапливается. В результате человечеству грозит вырождение, предотвратить которое возможно путем решительных и действенных мер. Ученый считал, что общество должно быть организовано на научной основе. Любовь следует отделить от деторождения. Для улучшения человеческой породы необходимо создать банк сперматозоидов от одаренных и лишенных наследственных болезней людей для широкомасштабного искусственного осеменения.

По сути, Серебровский выступал за селекцию человека. По его мнению, евгеника могла бы стать действенным способом повышения производительных сил страны: «Если подсчитать, какое количество сил, времени, средств освободилось бы, если бы нам удалось очистить население нашего Союза от различного рода наследственных страданий, то, наверное, пятилетку можно было бы выполнить в 2,5 года».

Евгеника в мире: стерилизация «неполноценных»

В некоторых штатах США для лиц, совершивших преступления на сексуальной почве, возможность замены пожизненного заключения добровольной кастрацией предусмотрена до настоящего времени.

В начале ХХ века одни из самых жестоких евгенических законов существовали в Северной Каролине. К примеру, стерилизация проводилась автоматически всем людям, чей IQ был ниже 70. Также поощрялась стерилизация среди бедняков — за эту операцию им давали премию в 200 долларов.

В Европе кастрация впервые была проведена в 1925 году в Дании по решению суда. С 1934-го по 1976-й программа принудительной стерилизации «неполноценных» существовала в Швеции. Схожие законы действовали в Норвегии и Финляндии, а также Эстонии и Швейцарии.

Есть фото из Швеции того времени — казалось бы, обычное собеседование с соискателем на должность в одну из фирм. Однако под столом стоит рентген-излучатель, который в течение всего времени беседы с потенциальным работником облучал его с целью стерилизации. Сохранились также фотографии людей на границе США, где их обрызгивают неким веществом якобы для дезинфекции. На самом деле обработку проводили сильнейшим мутагеном, который также приводил к стерильности. Сколько в мире в общем пострадало людей — можно только догадываться.

Мне хотелось бы донести одну важную вещь: все, что в дальнейшем происходило с генетикой в СССР — преследование ученых, торможение развития генетики на 50 лет,— имело также позитивный аспект. Это некий «волшебный тормоз», который не дал возможности повторить то, что происходило в других странах. Реализация идеи селекции человека, наверное, принесла бы пользу генетике, но вряд ли это можно сказать о человечестве в целом и о каждом в отдельности.

«Собачье сердце»

Многие из нас любят фильм «Собачье сердце» — о профессоре, проводящем эксперимент по пересадке человеческого гипофиза собаке. Эта история не была вымышленной. Известный биолог-экспериментатор Илья Иванович Иванов занимался созданием межвидовых гибридов и мечтал скрестить человека с обезьяной. С этой идеей он выступил в 1910 году на Всемирном конгрессе зоологов. Его мечте не суждено было осуществиться, но подобные идеи были на слуху в научном мире начала ХХ века. Семенники обезьян подсаживали людям, и, как правило, они жили после этого хорошо... две недели — потом умирали.

Преследуя мечту создать суперлюдей или супернацию, Иванов предложил правительству идею: обезьяны похожи на людей, давайте их скрещивать и посмотрим, что из этого получится. Ему удалось собрать немало денег и осуществить три экспедиции в Африку, где ученый проводил эксперименты, оплодотворяя самок шимпанзе человеческой спермой. Как известно, из этого ничего не получалось по биологическим причинам: у обезьяны на одну пару хромосом больше, и этого достаточно, чтобы скрещивания не произошло. Однако Иванов об этом не знал и шел дальше — оплодотворял женщин спермой обезьян. Об этом пишут меньше, однако подобные опыты проводились. Далее Иванов взял большую группу обезьян, перевез в Сухуми и сделал там огромный питомник (который существует до сих пор), где собирался продолжать опыты. Однако ему перестали помогать финансово, понимая, что эксперименты не дают результата, а Иванов не отрабатывает выделенные непомерные суммы.

Профессор Илья Иванов и предполагаемый результат его экспериментов

Лысенковщина и «фашистская наука»

Мало в честь какого человека называют целую эпоху. Лысенковщина — политическая кампания по преследованию генетиков, отрицанию генетики и временному запрету генетических исследований в СССР. Получила свое название по имени агронома Трофима Лысенко, ставшего символом этой кампании.

Немного предыстории. Трофим Лысенко научился писать только в 13 лет, окончил два класса школы, поступил в непрестижное ПТУ, а затем в аграрный университет в Киеве. Говорил он с большим трудом, публично выступал не часто. Отзывались о нем как о неказистом и неприятном человеке.

Самое большое открытие Лысенко — яровизация. В Азербайджане он провел нехитрый эксперимент и увидел, что при действии низких температур на зерна пшеницы урожай становится лучше. После удавшегося эксперимента Лысенко стал активно пропагандировать яровизацию, суть которой была в том, что, воздействуя на растения извне, можно придать ему некие качества. Идея о том, что любое качество растений можно воспитать, понравилась советскому правительству.

Лысенко говорил, что, воздействуя температурой, светом, удобрениями на растения, можно получать новые сорта каждые два с половиной года. Есть данные, что новые сорта он, скорее всего, воровал у тех же генетиков. Тем не менее, каждые два года Лысенко выдавал новый сорт. Был ли сорт успешным — могло показать только время (лет пять-семь), однако за этот период суть открытия менялась, появлялись новые сорта и на такой череде обмана он и держался.

Лысенко активно выступал против генетики: у нас голод, а вы занимаетесь мухами, надо заниматься сельскохозяйственной деятельностью! Ученый-агроном утверждал, что гены — это выдумка генетиков, не может быть особого вещества наследственности, все можно воспитать.

В 1937 году, когда репрессии захлестнули всю страну, появилась такая категория, как дети врагов народа. Наверное, генетика пострадала также потому, что понятие «наследственность» нужно было попросту убрать. Дети за отцов не отвечают — ключевая фраза того времени. Воспитание нового человека с генетикой не имело ничего общего, поэтому Лысенко и поддерживали наверху.

Классическую генетику стали именовать «фашистской наукой», началось политическое преследование ученых-генетиков. Николай Вавилов, выдающийся ученый-генетик, который на протяжении многих лет был директором Института генетики АН СССР, был арестован в 1940 году. В интеллигенте Вавилове увидели английского шпиона и приговорили к смертной казни, которую позже заменили на 15 лет лагерей. Вавилов умер через три года в саратовской тюрьме от истощения. Преследования продолжались: одни ученые-генетики попали в лагеря, другие были расстреляны, третьи под страхом преследования изменили поле деятельности или присоединились к кампании против науки.

Трофим Лысенко и Николай Вавилов

После сессии ВАСХНИЛ (Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук им. Ленина) в 1948 году все ведущие генетики были уволены с работы. Преподавание генетики в школах и вузах было запрещено. Коллекции мутантных дрозофил, растений и животных уничтожены.

Казалось бы, после разоблачения культа Сталина в 1956 году ситуация с генетикой должна была кардинально измениться. Стали появляться критические статьи против Лысенко, однако последний втерся в доверие к Хрущеву, пообещав вывести ветвистую пшеницу гигантских размеров. И несмотря на то, что возобновились генетические исследования, полной реабилитации науки все же не произошло.

Лишь в 1964 году, после снятия Хрущева, «лженауку» реабилитировали: возобновилось преподавание в школах и вузах, был организован Институт общей генетики Академии наук. С этого времени начался новый виток развития «науки о закономерностях наследственности и изменчивости».

(Продолжение следует)

Подготовила Оксана ШКЛЯРСКАЯ

Читайте также: Генетически модифицированные продукты: еда будущего или «пища Франкенштейна»



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









НОВИНИ ПАРТНЕРІВ