среда, 18 января 2017

Racurs.ua

Изменения в закон о Высшем совете правосудия могут приостановить конкурс в Верховный суд — член ВККСУ

Комментарии

У Общественного совета, состоящего преимущественно из адвокатов и не несущего никакой ответственности за свои заключения, появился прекрасный рычаг

С просьбой прокомментировать законодательное новшество, касающееся Общественного совета добропорядочности, «Ракурс» обратился к Андрею Василенко, члену Высшей квалификационной комиссии судей Украины:

— Еще до создания Общественного совета добропорядочности ВККСУ всегда учитывала всю информацию, поступавшую к нам относительно конкретного кандидата. Мы тщательно анализировали и принимали во внимание все сведения, в том числе, конечно, от общественных организаций. Но теперь мы поставлены в совершенно новые условия.

Как известно, ч. 1 ст. 88 закона о судоустройстве и статусе судей дополнена таким абзацем:

«Если Общественный совет добропорядочности в своем заключении установил, что судья (кандидат на должность судьи) не соответствует критериям профессиональной этики и добропорядочности, то Высшая квалификационная комиссия судей Украины может принять решение о подтверждении способности такого судьи (кандидата на должность судьи) отправлять правосудие в соответствующем суде только в случае, если такое решение поддержано не менее чем одиннадцатью ее членами».

Андрей ВасиленкоИсходя из нынешней формулировки, ситуация такова: последствием принятия этой нормы, касающейся решения Общественного совета добропорядочности, может стать существенное затягивание процедуры конкурса в Верховный суд (минимум на несколько месяцев), можно сказать, фактическое приостановление проведения конкурса с нарушением установленных законом сроков формирования Верховного суда.

Прежде всего, формально-юридически эта правка выпадает из общего контекста, если говорить об оценивании судей на предмет соответствия занимаемой должности. Как это бывает у нас обычно, правки не согласуются с остальным текстом. В данном случае — с Переходными положениями, которые предусматривают рассмотрение кандидатур и принятие решения коллегией. Ст. 20 Переходных положений предусматривает, что соответствие занимаемой должности судьи оценивается «коллегиями Высшей квалификационной комиссии судей Украины в порядке, определенном этим законом». Да, мы сами определяем состав коллегии, но, как правило, это отнюдь не 11 человек, обычно коллегия — это 3–5 человек. Ведь в ВККСУ всего 16 человек, две палаты по 8 членов, а состав коллегии еще меньше, чем палаты.

В ст. 87 закона предусмотрено, что «при наличии соответствующих оснований» Общественный совет добропорядочности может дать заключение относительно несоответствия судьи или кандидата в судьи критериям профессиональной этики и добропорядочности. Что такое «соответствующие основания», закон не определяет. В Комиссию уже поступали, например, обращения народных депутатов на основании обращений их избирателей такого содержания: гражданин А жалуется на судью Б, прошу принять меры, письмо гражданина прилагается. В письме — одна страница рукописного текста о том, что судья Б вынес незаконное, по мнению гражданина А, решение по его делу, поэтому он коррупционер. Больше ничего, даже копия решения не приложена.

То есть существует риск, что мы можем получать что-либо подобное и от Общественного совета. Но даже если они напишут мотивировочную часть (кандидат не соответствует по таким-то причинам) и приложат доказательную базу, эти материалы необходимо изучать и проверять. И фактически это уже дисциплинарная процедура или, если хотите, квазидисциплинарная.

Докладчик или коллегия должны будут провести полную проверку такого заключения и предоставленной доказательной базы. В том случае, если там нет каких-то однозначных фактов, доказательств (к примеру, решения суда о привлечении к ответственности за коррупционные действия), эта проверка неминуемо займет немало времени. Оно потребуется, в частности, для того, чтобы получить ответы на наши запросы от соответствующих инстанций, уточнить, перепроверить информацию, предоставленную Общественным советом добропорядочности, получить объяснения судьи или кандидата, так как он имеет право на защиту. Кроме того, нигде не написано, каким образом и в каком порядке следует осуществлять эту проверку. Мы можем привязаться лишь к общим положениям закона.

По сути дела, мы должны в определенном смысле преодолевать вето Общественного совета добропорядочности. Ведь в том случае, когда, как это было предусмотрено в законе раньше, Общественный совет добропорядочности предоставлял нам заключение по конкретной кандидатуре, член ВККСУ — докладчик по делу проверял изложенные в нем факты наряду с другими материалами. Это был совершенно иной статус заключения ОСД. Мы ведь и из прокуратуры получали иногда информацию такого рода: есть фактовое дело, в котором возможным фигурантом проходит такой-то судья. В таких случаях мы связывались с прокуратурой, задавали вопросы, просили доказательства, материалы дела, выслушивали их аргументы и в конечном итоге выясняли, что тут соответствует действительности, соответственно, какой вес может иметь для Комиссии. Но это требует времени. И если исходить из того, как это предполагалось до сих пор, то заключение Общественного совета должно было приниматься к сведению наряду со всеми остальными материалами, касающимися конкретной кандидатуры в судьи, по общей процедуре. Потому что до принятия этой правки в том случае, если я как докладчик получаю определенную информацию от Общественного совета добропорядочности, я принимал ее к сведению и должен был представить соответствующую информацию коллегам, но не был вынужден проводить чуть ли не оперативно-розыскную деятельность.

Теперь же докладчик должен вынести негативное заключение Общественного совета относительно кандидата в судьи на коллегию. Коллегия, изучив доказательную базу, должна принять решение о том, согласна она или нет с таким заключением. Главный вопрос тут в доказательственной базе, соответственно, зачастую будет возникать необходимость ее проверки. Если мы рассматриваем такие материалы, касающиеся кандидата, он обязательно должен быть уведомлен об этом за 10 дней.

Конечно, мы можем выяснять эти вопросы на собеседовании с кандидатом. В том случае, если анализ материалов и результат собеседования не дают нам ответов на возникшие вопросы или дают ответ, противоположный заключению Общественного совета добропорядочности, мы обязаны выносить решение по этому вопросу на заседание пленарной комиссии. Уведомлять кандидата за 10 дней, приглашать его на это заседание, поскольку такие решения мы не можем принимать заочно, обеспечивать ему право на защиту. А кандидат в судьи имеет право прийти хоть с десятью адвокатами, представить свои доказательства, которые тоже нужно изучать и проверять,и т. д. Да, законом предусмотрен десятидневный срок. Но у нас уже были случаи, когда представители кандидата говорили нам: мы впервые видим все эти материалы и за 10 дней не успеваем подготовиться надлежащим образом, чтобы ответить на поставленные вопросы. Они просят время на подготовку, что тоже понятно.

Затем мы будем принимать решение, причем не исключено, что не в одном заседании. В частности, законом предусмотрено, что первая неявка кандидата на заседание не дает права рассматривать вопрос в его отсутствие. И возможность неявки по уважительной причине вполне очевидна, хотя бы учитывая, например, ту же эпидемию гриппа.

Таким образом, никто не знает, насколько затянется весь этот процесс. Можно с уверенностью прогнозировать, что речь пойдет о месяцах. А по сути дела, у членов Общественного совета добропорядочности появился прекрасный рычаг. Ведь Общественный совет, состоящий из двух десятков человек, также работает в коллегиях. Таким образом, группа из нескольких человек, которые не несут за это заключение совершенно никакой юридической ответственности, вполне может остановить любой конкурс.

В тех случаях, где законом предусмотрены четкие сроки, как в случае с формированием Верховного суда, поправка, принятая в части полномочий Общественного совета добропорядочности, вполне может привести к остановке конкурса на неопределенный срок, затягиванию сроков формирования судов, нарушению всех сроков, предусмотренных законом. Это не просто гипотетические риски. Можно совершенно четко прогнозировать, что ввиду напряженного графика именно так это и будет. А опираясь на собственный многолетний профессиональный опыт, в том числе работы в парламенте, с народными депутатами, могу взять на себя смелость утверждать: если подобное положение вносится в закон, значит, это кому-то нужно.

Ну и, конечно, исходя из принципа верховенства права и требований законодательства, внесенная в закон поправка, о которой мы говорим, обязательно должна была сопровождаться нормами, предусматривающими обязанность Общественного совета обеспечивать кандидату право на защиту, процедуру обжалования негативного заключения, а также возможность привлечения к ответственности за недобросовестность или злоупотребления при подготовке такого заключения. В частности, за непроверенную, необоснованную или заведомо ложную информацию, вносимую в него. Но этого в законе нет, и фактически кандидат лишен права на защиту и обжалование, а члены Общественного совета добропорядочности не несут никакой ответственности за свои действия при составлении заключения, которому законодатели придали теперь такой вес. Даже с учетом высочайшего коррупционного риска, с этой поправкой можно было бы, в принципе, соглашаться, но только при наличии действенного механизма защиты от ее недобропорядочного использования членами Общественного совета добропорядочности.

Читайте также: Член Общественного совета добропорядочности: Самой сложной задачей для нас будет минимизировать реальные политические влияния на процесс отбора судей



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









НОВИНИ ПАРТНЕРІВ