понедельник, 27 марта 2017

Racurs.ua

Разруб по живому. Какие риски остались для клиентов «ПриватБанка»

Не верьте банкирам: они не могут по-другому. Только лгать. Можно ли верить чиновникам? А если банкир и чиновник в одном лице, и он на этом месте — временный?

Практически безболезненная национализация «ПриватБанка» хоть и пощекотала обычным клиентам нервы, но ущерба не нанесла. Правда, неприятности еще не закончились.

Радости от национализации банка его клиенты не испытывали. Предупреждая панику, новый собственник в лице государства пошел на беспрецедентные меры — предоставил полную гарантию на всю сумму вкладов в госбанках. Дополнительно с 1 января 2017 года в Украине под защиту Фонда гарантирования вкладов попадают и деньги физических лиц — предпринимателей (около 70% которых, как известно, имели счета в «ПриватБанке»). Банкоматы исправно пополняли. Панику погасили. Заморозка денег на счетах в течение нескольких переходных дней — наиболее существенная запомнившаяся неприятность. Прошел месяц, чего ожидать дальше?

На днях наблюдательный совет «ПриватБанка» выбрал международную компанию EY (ранее она называлась Ernst & Young) для проведения аудита. Государственные чиновники перестали доверять результатам работы предыдущих аудиторов PricewaterhouseCoopers (PwC). По-хорошему, в таком большом хозяйстве, как «ПриватБанк», и за полгода не разберешься, но знатным счетоводам дадут от силы три месяца на подготовку отчета. После чего наместники от государства, имея более понятную картину (как они рассчитывают), чем предыдущая формальная отчетность банка, смогут составить план на будущее. И вот тогда начнутся действия.

Параллельно работе аудиторов чиновники сложат собственное мнение, как «оптимизировать» хорошо работающую систему. Совместив картинку от аудиторов и свое видение, они создадут документ, определяющий дальнейшую судьбу банка. Точнее, процедуру его расчленения. Утвердят «наверху» — а как же без коллективной ответственности. НБУ, ФГВФЛ, Минфин, Кабмин — крайнего не найдешь.

Не будем загадывать, с какой стороны какие бизнесы отрубят: сразу голову или только хвост по самую шею. Но, к сожалению, четвертования не избежать. Обычно в таких случаях в одну кучку сбрасывают плохие и инсайдерские кредиты, в другую — обслуживание населения, в третью — электронный бизнес, еще куда-то нужно засунуть корпоративных клиентов. Да, я не оговорился — засунуть. У государства уже предостаточно госбанков, и без «Привата» проблем хватало. Продать? Это еще сложнее, чем конфетную фабрику. А если увязнуть в громадном хозяйстве «Привата» лет на 5–10, то точно все закончится его ликвидацией по аналогии с государственным банком «Родовид».

Теперь представьте себе, хотя бы в общих чертах, что ожидает банк в результате такой реорганизации?

Во-первых, сокращение персонала. Это неизбежно при работе временных администраций и реорганизациях. А если еще и подложить в качестве дополнительного основания бумажку от аудиторов с описанием проблем в банке, то «регентам» на душе станет легче. А еще можно снять премии или надбавки. Все равно работникам деваться некуда: после ликвидации многих десятков банков в Украине за последние пару лет безработных банковских клерков пруд пруди.

Во-вторых, «оптимизация предоставляемых услуг» с той же целью сокращения расходов. В «ПриватБанке» весьма развиты различные электронные сервисы, включая сильную интеграцию клиент-банка с бухгалтерской отчетностью и делопроизводством. За этим закреплена отдельная часть команды программистов и отдельные специалисты на горячей линии. Есть и другие фишки, которые никогда не уложатся в прямолинейное мышление чиновников. Вероятность того, что ряд сервисов просто отрежут, очень велика. Обзовут их затратной строкой в бюджете банка, состоящей из сплошных небанковских сопутствующих услуг, не приносящих дохода (многие удобные сервисы в «Привате» принято предоставлять бесплатно) — и закроют. И самое неприятное — за это бюрократов даже похвалят, может, и премию дадут: ну как же, уволят сотню-другую людей, сократят расходы. Это именно то, что нужно государству. И банк сразу станет инвестиционно привлекательней. Прямо на следующий день.

В-третьих, разделение банка на части. В нынешнем виде банк не сохранят — он слишком большой по всем параметрам, поэтому разделение на несколько структур, обслуживающих разные сегменты клиентов, — ожидаемый путь реструктуризации. К сожалению, это будет болезненный для клиентов процесс. Одна фраза министра финансов Александра Данилюка «я не исключаю возможности объединения «Ощадбанка» и «ПриватБанка», высказанная на пресс-конференции по поводу национализации, — уже ночной кошмар для многих клиентов «Привата». Ну а чего стоит мнение главы НБУ Валерии Гонтаревой об интернет-банкинге «Приват24»: «Это просто такой маркетинговый ход — считать, что «Приват24» — лучшая система». Мол, «Ощад24», «Райффайзен24», «Альфа24» ничем не хуже.

Важно помнить: высокие государственные чиновники с таким типом мышления будут принимать решение, какую выбрать дальнейшую стратегию существования банка. И когда весной нам станут рассказывать об умных отчетах зарубежных аудиторов, поддержке МВФ и утвержденной на их основе стратегии, вспомните: исполнять все это будут наши местные «мясники», для которых нет разницы, где обслуживается клиент — в «Ощад24», «Приват24» или в почтовом отделении. Им в одной очереди с довольными жизнью пенсионерами не стоять, с вежливым персоналом не общаться, на постоянно свободную горячую линию банка не звонить.

В-четвертых, развитие самой системы «Приват24» теперь под сомнением. Если это направление не будет быстро продано частному инвестору, то остановка в развитии приведет к его естественному усыханию. Инвестиционных денег на эксперименты государство давать не будет. А это — тупик. В то же время команда бывших менеджеров «ПриватБанка» (Дмитрий Дубилет, Олег Гороховский, Михаил Рогальский) уже создают IT-компанию, которая как раз будет заниматься подобными вещами и предлагать разные удобные сервисы для банков. Вполне возможно, что первым якорным клиентом для них уже является «A-банк» (ПАО «Акцент-банк»), работавший до начала года в одной программной среде и в одной банковской базе с «ПриватБанком». (В ноябре 2015 года «А-банк», принадлежавший Игорю Коломойскому, был продан семье Суркисов. Специализируется на розничном кредитовании физических лиц.) В данный момент «А-банк» проводит технические работы по физическому переносу базы своих клиентов из «Приват24» в автономную от контролируемого государством «Привата» среду. Программное разделение, скорее всего, породит форк (ответвление на сленге программистов) от базовой версии, развитием которой, не исключено, займется команда «бывших» приватовцев, совершенствуя ее и разрабатывая новые продукты. Даже при желании шансы государства угнаться за рьяными айтишниками равны нулю. Отсюда и возникает большой вопрос: кому спустя 3–5 лет нужна будет система «Приват24», законсервированная в развитии по состоянию на 19 декабря 2016 года и подготовленная в таком увядшем виде для продажи? А никому.

В-пятых, неизбежны длительные судебные тяжбы. Списание в пользу государства некоторых крупных депозитов VIP-клиентов, предположительно отнесенных к связанным с бывшими владельцами лицам, конвертация в капитал еврооблигаций банка, экспроприация средств с корсчета кипрского филиала «ПриватБанка» — все эти оперативные действия в стиле «взять телеграф и вокзал» тактически, вероятно, оправданы. Но юридически предстоят длительные разборки с кредиторами, потерявшими таким образом деньги в разных юрисдикциях. Повлияет ли это на работу банка? Чиновники, естественно, утверждают, что нет. А мы должны верить.

В-шестых, проблема доверия. Можно ли верить банкирам? Увы, нет. Банкиры — лгуны. Все, о чем успокаивали своих клиентов долгое время топ-менеджеры и совладельцы «Дельтабанка», «Брокбизнесбанка», банков «Хрещатик», «Михайловский», «Платинум», «ПриватБанка» и других, оказалось ложью. Причем как до самой катастрофы финучреждения (с целью не вызвать панику, успокоить), так и после (не признавать ошибок, чтобы не сесть теперь по статье). О пресс-службах вообще не говорим — они люди подневольные. Поэтому, граждане, не верьте никаким банкирам: они не могут по-другому. Только лгать. Всем лгать: налоговой, аудиторам, регулятору, клиентам, соседям и друзьям. Хорошо мотивированные инстинкты самосохранения всегда окажутся превыше других качеств. Это другая природа. У кого природа конфликтует с данной позицией, те уже давно расстались с банками по-хорошему и ушли из этого бизнеса.

Можно ли верить чиновникам? А если банкир и чиновник в одном лице, и он на этом месте — временный? Пусть каждый сам ответит себе не этот вопрос.

Читайте также: Проблема обманутых вкладчиков — это проблема самих вкладчиков

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ