• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Рождение Генеральной инспекции ГПУ — трудный путь

После каждой смены власти под каток реформ в первую очередь попадает прокуратура

Между творчеством группы «Наутилус Помпилиус» и реформами органов прокуратуры есть много общего. Особенно если поднять такую бессмертную тему, как борьбу за чистоту рядов. «Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки…» — пел тридцать лет назад Вячеслав Бутусов.

Тема замены батареек стала пророческой еще во времена дорого Леонида Ильича. Когда-то давно, когда листал пожелтевшие от времени страницы журнала «Огонек», внимание привлек вынос цитаты жирным шрифтом на четверть полосы. Крупными буквами было написано: «Мы должны жить в атмосфере демократии и гласности. Л. И. Брежнев». На обложке красовалась дата — семьдесят какой-то год. И где-то на первых страницах — групповой портрет членов ЦК и Политбюро, где молодой Михаил Сергеевич улыбается и хлопает в ладоши, приветствуя награждение Леонида Ильича очередной наградой.

В этой пищевой цепочке из века в век ничего не меняется: наследники поедают предшественников, берут их знамена и лозунги, идут дальше. Последний эпизод: комсомольцы-переростки на Майдане, конечно, с новыми флагами.

Сменялись генсеки, президенты, вспыхивали революционные майданы, а Перестройка как началась три десятилетия назад, так все идет до сих пор. «Есть у революции начало, нет у революции конца…». Только метастазы реформ все крепче охватывают основные институты государства. А музыка «реформ» все звучит и звучит, требуя свежих батареек…

После каждой смены власти под каток реформ в первую очередь попадает прокуратура.

Третий генеральный прокурор после второго Майдана Виктор Шокин не просто помнил Брежнева — он начинал свой трудовой стаж следователем в прокуратуре Московского района г. Киева в те далекие годы, когда тов. Брежнев призывал нас всех к демократии и гласности. Каждый комсомолец, даже выбывший по возрасту, на всю жизнь запомнил одно простое правило: главное в реформах — это «прожектор перестройки». И побольше батареек.

Поэтому никто не удивился, когда Виктор Шокин занялся организацией в недрах ГПУ такой популярной реформаторской штуки, как орган по борьбе с коррупционерами в своих рядах — Генеральная инспекция, и поручил это трудное дело Давиду Сакварелидзе.

Сложно сказать, почему господина Сакварелидзе завезли в Украину под биркой патентованного реформатора. Ничем таким выдающимся он себя не зарекомендовал — ни в Грузии, ни у нас. На совещаниях тщательно записывал за шефом в маленький блокнотик грузинской вязью. По большому счету, Сакварелидзе работал в ГПУ артистом разговорного жанра, был «прожектором перестройки». Поэтому все с пониманием восприняли его анонсы в апреле 2015 года:

«Мы создаем службу Генеральной инспекции. Она будет подо мной, я буду куратором этой службы».

«Там мы собираемся набрать правильных людей. Там будет где-то девять следователей, три прокурора, 25 работников, которые будут проводить служебные проверки, активно работать над коррупционными делами и должностными преступлениями, совершенными самими прокурорами».

Увы, господин Сакварелидзе так и не сдвинул вопрос с Генеральной инспекцией ни на йоту. На конец 2015 года сложилась парадоксальная ситуация: Генеральная инспекция существует даже не на бумаге, а только в разговорах, былинах и легендах, как фольклорный элемент.

30 ноября 2015 года генпрокурор Виктор Шокин утвердил структуру Генеральной инспекции, а 7 декабря 2015 года обратился к президенту с просьбой о необходимости внесения изменений в законодательство для придания новосозданному органу при ГПУ законного статуса и полномочий для работы. Однако попытка создания Генеральной инспекции началась и закончилась на одном-единственном назначении — руководителя Максима Мельниченко.

Это назначение тут же оказалось скомпрометированным: журналисты припомнили, что этого ценного фрукта не далее как 1 декабря 2014 года, в день прокурорского работника, бывший шеф ГПУ Виталий Ярема торжественно уволил в порядке люстрации. Кроме того, выяснилось, что Мельниченко, будучи первым заместителем прокурора Подольского района г. Киева, в 2011 году был якобы задержан по подозрению в получении взятки в размере 7 тыс. долл.

Формально ГПУ дала все необходимые разъяснения: мол, люстрация была ошибочной, а приговора суда в отношении виновности Мельниченко не существует. Поэтому с точки зрения презумпции невиновности к нему претензий нет. Но осадок, как говорится, остался.

С другой стороны, во всем вышеперечисленном нет ничего плохого. В конце концов, люстрация не означает признания индивидуальной виновности данного лица, а опыт работы в сфере коррупции «по ту сторону линии фронта» является только плюсом — ведь этот специалист не понаслышке знает изнутри всю анатомию зла: как дают и как берут. Собственно, у многих громких политических фигур в украинской политике имеется солидный опыт уголовного прошлого. Многие сидели или, в крайнем случае, находились под стражей, что не мешает им вести нашу страну к новым победам.

Однако всю шокинскую затею явно «сглазили», и она затухла на долгие месяцы. Пока не пришел новый генеральный прокурор Юрий Луценко со свежими батарейками и не оживил эту тему. При этом концепция поменялась: теперь Генеральная инспекция должна была оказаться «под американцами». Для этих целей из-за океана выписали нового чудо-реформатора — бывшего федерального прокурора, помощника прокурора США Богдана Витвицкого.

Юрий Луценко предложил Богдану Витвицкому не просто стать идеологом нового ведомства в недрах ГПУ, а самолично возглавить комиссию по отбору членов Генеральной инспекции. Ну а пока суд да дело, временным главным «чистильщиком» ГПУ оказался некий Петр Шкутяк — сын известного в Ивано-Франковске бывшего мэра и депутата Зиновия Шкутяка.

Генеральный прокурор Юрий Луценко торжественно представлял его на всех публичных мероприятиях в качестве руководителя некой группы по проверке добропорядочности прокуроров. И даже приходилось встречать в прессе такие термины, как «группа Шкутяка» или «представитель Шкутяка» — как в случае с освобождением из СИЗО одного из особо известных руководителей «Айдара» Валентина Лыхолита по кличке Батя (то, что это не позывной, а кличка, признал сам Юрий Луценко в комментарии для прессы).

Но правда жизни заключалась в том, что никаких административных должностей в прокуратуре гражданин Шкутяк не занимал, да и занимать не мог. За ним тянулся длинный хвост из прошлого: он сам подлежал люстрации как руководитель Долинской районной госадминистрации при Януковиче. Кроме того, за ним водились колоссальные долги перед банками, которые он недавно погасил как раз в период, совпавший со временем службы в «Айдаре». Надо полагать, что работа рядовым инспектором управления внутренней безопасности ГПУ для Шкутяка тоже не прошла даром.

А вот для самой ГПУ эффект от его работы оказался микроскопическим: один прокурор лишился премии, три прокурора заработали выговор. Поэтому если бы не громкие заголовки в СМИ, никто и не заметил бы его увольнения 3 ноября прошлого года, аккурат перед апофеозом конкурса на замещение вакантных должностей в новой Генеральной инспекции при ГПУ.

Конкурс был тот еще — со скандалами, информационными вбросами и загадочными результатами. Судите сами: в тот день, когда уволенный Шкутяк паковал вещи, начальник отдела по работе с кадрами региональных прокуратур Мартемьянов подписал справку о результатах тестирования на должность руководителя Генеральной инспекции, которая оказалась в распоряжении журналистов.

Согласно справке, в финал вышли 12 кандидатов. При этом один претендент — некто Мартыненко Юрий Владимирович — был допущен до собеседования конкурсной комиссии невзирая на то, что второй тест на общие способности он, видимо, вообще не сдавал (у него в этом столбике пусто, нет баллов), а по итогам первого теста на знание законодательства он набрал всего 66 баллов и был безнадежно позади всех, набравших от 83 до 98 баллов. Что это за ценный кадр и чем он умудрился поразить на собеседовании конкурсную комиссию, какие явки и пароли открыть, никто так и не понял.

Быть может, все дело в том, что этот «отличник» боевой и политической подготовки работает заместителем начальника департамента внутренней безопасности ГПУ, а до этого — работал не один год в системе внутренней безопасности МВД и хорошо знаком с Юрием Витальевичем по работе? Его прочили в фавориты данной гонки, но увы — в этом заезде он пришел последним…

Зато победил в этом этапе кубка по борьбе с коррупцией Владимир Уваров. Ничто не предвещало его победы. В первом туре тестирования он набрал очень хорошие очки — 98 из 100. Но во втором туре оказался хуже всех: Уваров набрал лишь 6,75 балла и таким образом занял в тесте на общие способности последнее место. При этом, что парадоксально, его будущий зам Дмитрий Третьяков набрал примерно столько же баллов в первом туре (94), но на порядок выше во втором — 71,7 балла против 6,75 у своего будущего шефа.

Если бы шла игра на ипподроме, то по объективным показателям ставки на Уварова давали бы сказочную прибыль. В теории. Поскольку его выигрыш в этом заезде противоречит всем правилам логики. Но в жизни почти никто не сомневался, что этот генерал-майор милиции с 26-летним опытом ношения погон сотрудника МВД, в прошлом начальник УВД Николаевской области, легко обойдет всех своих конкурентов и первым придет к финишной ленточке победителя.

Были и другие претенденты, кроме Третьякова, набравшие высокие баллы, — например, тот же Тарас Семкив, получивший 98 баллов в первом туре тестирования и 63,3 балла во втором — то есть вчистую обошедший Уварова, но не впечатливший при собеседовании конкурсную комиссию.

Само жюри этого гран-при тоже сотрясалось от внутренних противоречий и скандалов. Так, протеже Юрия Луценко — Валентина Теличенко — неожиданно для всех проголосовала против «генеральной линии» и не поддержала Уварова. В итоге тот набрал лишь 6 голосов из 7. Единогласия не вышло.

Учинил скандал и вышел из комиссии в знак протеста Ярослав Юрчишин — исполнительный директор Transparency International Ukraine. «Там все очень гнило», — так прокомментировал общие впечатление от конкурса представитель общественного сектора. Что, впрочем, не помешало ему проголосовать за Уварова, а потом обиженно хлопнуть дверью.

«Моя позиция такова: если уже есть начальник, то управленчески неправильно за него формировать структуру. Потому что он тогда, если ничего не получится, скажет: «Это вы мне хлам набрали». Мое предложение: мы выбираем начальника, а он уже формирует комиссию своим решением, чтобы именно он, а не Луценко или кто-то другой, отвечал», — пояснил свой демарш господин Юрчишин. Хотя никто этого не понял, ведь изначально таковы были правила игры, против которых негодует этот общественник.

При этом другой представитель «от народа» — Юрий Билоусов из «Экспертного центра прав человека» — просидел весь конкурс тише воды и ниже травы, дверью не хлопал и общего впечатления не испортил…

В целом же итог борьбы за кресло руководителя Генеральной инспекции, как и предыдущий опыт работы победителя конкурса, был очевиден заранее. Уже давно поговаривали, что при Луценко на ключевых должностях в ГПУ следует ожидать «десантников» из числа милицейских генералов, сослуживцев Юрия Витальевича по бывшей работе. Назначение генерал-полковника милиции, бывшего руководителя ГУБОП МВД Владимира Бедриковского начальником самого главного департамента ГПУ — по надзору за следствием и координации правоохранительной деятельности — было лишь первой ласточкой, за которой, как мы теперь понимаем, потянется весь журавлиный клин…

Ну а пока шеф ГПУ Юрий Луценко торжественно представил общественности нового «инквизитора» внутренней безопасности прокуратуры — Владимира Уварова. Было объявлено, что он займет свой пост 1 декабря 2016 года сроком на три испытательных месяца, то есть до 1 марта 2017 года, после чего с ним подпишут пятилетний контракт.

Видимо, подпишут, хотя шероховатости остались. Да и «доброжелатели» всегда найдутся. Не успели высохнуть чернила на приказе генпрокурора, как в СМИ уже была вброшена информация о возможной причастности господина Уварова в его бытность работы в милиции города Днепродзержинска к некой истории, когда вскрылись факты торговли «живым товаром» на экспорт в Россию и кто-то пытался это все замять. Но что-то подсказывает, что в столетнюю годовщину Февральской революции подписывать пятилетние контракты достаточно иллюзорно — ведь много воды может утечь уже в ближайшие дни. И эта музыка снова станет вечной. Батарейки заменят.

Читайте также: Апофеоз правоохранительных реформ



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ