• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Сергей Горбатюк против свидетелей Конституции

Тыняясь по кабинетам от безделья, дорогие (для казны) следователи нанесли гораздо больше ущерба интересам страны в виде бесцельной растраты фонда заработной платы, нежели принесли пользы своими виртуальными расследованиями

20 февраля, в третью годовщину событий, наименование и характеристика которых будут еще неоднократно переписываться в будущем, вышло развернутое интервью руководителя Департамента специальных расследований Генеральной прокуратуры Сергея Горбатюка.

Сергей Викторович очень детально и обстоятельно, со всеми подробностями, рассказал о том, как он за три года палец о палец не ударил для того, чтобы продемонстрировать обществу и прямому начальству хоть какие-то результаты своих трудов. В этом ему помогали около сотни высокооплачиваемых следователей и прокуроров ГПУ, которые обошлись бюджету страны в десятки миллионов гривен.

Для примера: в начале работы команда Горбатюка насчитывала 117 следователей и прокуроров. Даже если считать денежное довольствие каждого по 15 тыс. грн (без учета разнообразных доплат и премий), то выходит по 180 тыс. грн в год на каждого, или всего 21 млн грн в год на департамент. И это минимальная оценка…

Немудрено, что, тыняясь по кабинетам от безделья, дорогие (для казны) следователи по итогам своей работы нанесли гораздо больше ущерба интересам страны в виде бесцельной растраты фонда заработной платы, нежели принесли пользы бюджету своими виртуальными расследованиями.

Для подробного разбора откровений начальника Департамента специальных расследований, пожалуй, не хватит объема даже самой развернутой статьи — тут впору писать доклад о том, как с пользой и толком можно потратить бюджетные миллионы с нулевым результатом и без всякого ущерба окружающей среде.

Весь лейтмотив интервью — «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте…». Чего стоит один колоритный эпизод из долгого монолога борца с проклятым прошлым:

У нас есть проблемы со штатом. Нужно вернуть количество работников, которое было до сокращения. Тогда у нас было 77 следователей и 40 прокуроров.

Также у нас постоянно возникают мелкие проблемы, но на них уходит много сил. Это отсутствие кабинетов и техники. Следователи и прокуроры не мотивированы. Они уходят, потому что приехали из областей и имеют проблемы с жильем, которые не решаются. Два года здесь работают, но не могут ни служебную квартиру получить, ни хотя бы какую-то комнату в общежитии, где можно отдельно жить с семьей. Наших следователей и прокуроров переманивают, поскольку считается, что наш Департамент не имеет поддержки руководства, а поэтому пребывание в нем бесперспективное с точки зрения карьеры и обеспечения.

Также у нас проблемы с компьютерным обслуживанием. Нет ИТ-специалиста. Уже несколько месяцев не можем установить сервер, который нужен для хранения видео- и аудиозаписей.

Просто хочется обнять и плакать. Сергей Горбатюк абсолютно осознает, что весь его департамент бездельников занимается сизифовым трудом. Никто даже не ставит такой цели, что в итоге должен быть достигнут хоть какой-то результат. О чем разговор? Дайте денег, дайте квартир в Киеве, дайте кабинеты, компьютеры дайте — нам в тетрис не на чем играть!

Как же в былые времена бригады следователей по особо важным делам Прокуратуры СССР расследовали за считанные месяцы сложнейшие дела без компьютеров и серверов, без мобильных телефонов? А ведь раскрывали практически все.

Чтобы понять истинное лицо этой банды тунеядцев из Департамента специальных расследований ГПУ, достаточно разобрать один эпизод из интервью. Журналист спросил Сергея Горбатюка о расследовании уголовного дела по факту так называемой узурпации власти Януковичем при помощи решения Конституционного суда о возврате к первоначальной редакции Основного Закона от 28 июня 1996 года.

Данное уголовное производство было начато ГПУ еще в марте 2014 года. С тех пор власть была неоднократно узурпирована достойными наследниками, а то, что учинили с Конституцией в июне 2016 года, просто не лезет ни в какие ворота.

Поэтому, надо полагать, журналист спросил больше из любопытства, нежели под влиянием общественного интереса. Вот что ответил господин Горбатюк:

Подозрения никому еще не вручены, судьи находятся в статусе свидетелей. Долгое время этим производством занималось Главное следственное управление. В июне прошлого года его передали нам. После изучения документов мы поняли, что дело фактически не расследовалось. За полтора года следователем Главного следственного управления направлено лишь несколько запросов и, возможно, проведен один допрос. Мы начали это расследование практически с нуля.

В июне 2016 года дело передали из Главного следственного управления ГПУ в Департамент специальных расследований ГПУ. Прошло еще 9 месяцев. Наступил февраль 2017 года. За это время можно было родить человека. Но Горбатюк смог родить одно предложение. 

Но любопытно не это, а ответ по поводу перспектив работы этих прокурорских «стахановцев»:

Сейчас не могу сказать, когда в расследовании будут результаты, но, думаю, некоторые лица в этом производстве могут быть привлечены к ответственности.

Он думает (!), что некие лица когда-нибудь за что-нибудь к чему-нибудь будут привлечены. А быть может, и нет…

Горбатюк откровенно сизифствует, да еще и плачется на жизнь крокодильими слезами. Кто ему лично виноват, что КПД паровоза на фоне работы Департамента специальных расследований является примером суперэффективности?

Все это ничуть не помешало провести мощную PR-кампанию в СМИ, тиражируя заголовки и крупные выносы примерно такого содержания:

Шестеро судей Конституционного суда, которые отменяли Основной Закон 2004 года, до сих пор остаются в статусе свидетелей. Об этом сообщил в интервью «Укринформу» руководитель департамента спецрасследований Генеральной прокуратуры Сергей Горбатюк.

«Подозрения никому еще не вручены, судьи находятся в статусе свидетелей», — сказал он.

За этими грозными строчками мерещится серая унылая толпа судей Конституционного суда, которые скорбно стоят в очереди на допрос к Горбатюку, придерживая в руках узелок с вещами первой необходимости и сухарями…

Полагаю, что Сергей Викторович совершенно напрасно плодит лишние сущности, выдавая желаемое за действительное. Из судей Конституционного суда получаются очень плохие свидетели по весьма простой причине — они хотя бы эту самую Конституцию читали.

Речь идет о тех самых шести судьях КСУ, которых подозревают в соучастии узурпации власти Януковичем в сентябре 2010 года путем принятия легендарного решения №20-рп/2010 от 30 сентября 2010 года о признании неконституционным закона №2222 от 8 декабря 2004 года «О внесении изменений в Конституцию Украины».

Все мы помним, что история эта, мягко говоря, неоднозначная. С политической точки зрения все выглядело как конституционный переворот. С юридической — как набор вопросов без однозначных ответов. И главный из них — решение №20-рп/2010 от 30 сентября 2010 года до сих пор считается легитимным и действительным. Можно ли привлечь к ответственности судью за принятие легитимного судебного решения? Вопрос риторический…

Мало того, что любой допрос судьи КСУ легко может начаться и закончиться одной строчкой — свидетель сослался на ст. 63 Конституции, которая дает ему право не свидетельствовать против себя. Так в случае судей есть еще второй козырь у защиты — тайна совещательной комнаты. КСУ какой-никакой, а все же суд.

Согласно п. 5 ч. 7 ст. 56 закона «О судоустройстве и статусе судей», судья обязан: не разглашать сведения, составляющие тайну, охраняемую законом, в том числе тайну совещательной комнаты и закрытого судебного заседания.

Более того, если судья, не дай Бог, это сделает — разгласит тайну совещательной комнаты, — то его привлекут к дисциплинарной ответственности по ст. 106 того же закона. И самое главное: тайна совещательной комнаты — это священное табу в судейском корпоративном мире, и нарушение этого табу — страшный позор, который страшит гораздо больше, чем абстрактные угрозы некоего Горбатюка.

Поэтому совершенно бессмысленно организовывать клуб свидетелей Конституции — закон судейской омерты нерушим, и оспаривать его бесполезно.

Наблюдая за бесплодными потугами руководителя Департамента специальных расследований самооправдаться за бесцельно потерянные три года, приходит на ум рацпредложение: если он не умеет сажать преступников, давайте его перекинем на сельское хозяйство — пусть пока сажает картошку! Должен же он приносить хоть какую-то пользу народному хозяйству…

Читайте также: Художественная профанация, правомерный грабеж и другие формы работы следствия


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Прогноз погоды в Украине

Погода в Украине





    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ