• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Прокурорить стало лучше, прокурорить стало веселее

Непонятно, что означает фраза Луценко: «Я не Берия, доносами не интересуюсь!»

24 мая 2017 года заведующий художественной самодеятельностью в ГПУ Юрий Луценко выступил с отчетным докладом перед парламентом. Его выступления в стенах Верховной Рады ждали с нетерпением, с аншлагом. Как ждали в лучшие времена толпы поклонников с цветами выступления Аркадия Райкина, Геннадия Хазанова, Михаила Жванецкого и других.

Следует отдать должное докладчику: его речь сопровождалось масштабной иллюстрацией с применением сотен прокуроров и тысяч полицейских, была задействована вертолетная авиация. Жаль, что наш военно-морской флот пока остался в стороне от участия в спецоперации по доставке задержанных для рассмотрения ходатайства обвинения об избрании им меры пресечения.

Серьезный анализ с цифрами и фактами этого монолога начальника транспортного цеха нам еще предстоит. Но пока хотелось бы поделиться некоторыми впечатлениями.

Юрий Витальевич умеет выступать. Он настоящий мастер художественного слова. Сижу сличаю запись его выступления со стенограммой, опубликованной на сайте ГПУ, — и просто душа радуется! Наш генеральный прокурор — оратор, да еще какой! Цицерон!

Именно бывший президент Виктор Янукович был символом зла и для Майдана, и для абсолютного большинства украинцев. Теперь я как генеральный прокурор докажу это в суде.

Юрий Витальевич, «астанавитесь»! Государственное обвинение представляют в Оболонском районном суде Киева несколько молодых и неопытных прокуроров, ровесников Независимости, чем вы несказанно гордитесь. Вы там в качестве кого собираетесь выступать против «символа зла»?

И потом, борьба со злом — это не задача суда. Суд ведь пустяками занимается — например, рассматривает обвинение в отношении конкретных подсудимых исключительно в рамках обвинительного акта и не более того.

Далее Юрий Витальевич был не менее красноречив:

Теперь давайте подумаем, правдив ли тезис о том, что ничего не изменилось... Государственные закупки — уничтожены. Я не говорю, что это уничтожено окончательно, но подорвано на 80–90%. Система ProZorro это сделала. Цена на газ для населения и промышленности — уничтожена. А это основные схемы обогащения.

Не в бровь, а в глаз! Давай, Юрий Виталич, руби правду-матку, пусть все знают!

В конце своего доклада генеральный прокурор многообещающе подытожил:

Надеюсь на вашу партнерскую работу. Я всегда к услугам в законных интересах Верховной Рады Украины. Благодарю за внимание.

Жаль, конечно, что генпрокурор у нас для услуг только Верховной Рады. А как же мы, простой народ?

О цифрах и фактах из доклада главного КВНщика страны мы еще поговорим. А сейчас два слова о том, о чем докладчик умолчал, — о состоянии дел с прокурорским надзором в стране. Потому что Юрий Витальевич запамятовал, чем, собственно, должна заниматься прокуратура. Ее дело — организовать надзор за органами, ведущими оперативно-розыскную деятельность и досудебное следствие, а также вести процессуальное руководство этим самым следствием. И только как результат успешного выполнения первых двух пунктов — представление гособвинения в суде. Есть еще представительство интересов государства в суде в исключительных обстоятельствах. Но никак не интересы граждан, о чем регулярно рапортует пресс-служба ГПУ. Откройте Конституцию, ст. 131-1, и читайте — там все доступно изложено.

Так вот, о прокурорском надзоре. О степени плачевности с выполнением главной функции прокуратуры говорят две следующие иллюстрации. Несколько дней назад пресс-служба ГПУ рапортовала:

Генинспекцией Генеральной прокуратуры Украины задержан заместитель начальника управления ГПУ по подозрению в получении неправомерной выгоды.

Новость уже самим заголовком претендовала на сенсацию. Но в каких же злодеяниях обвиняется заместитель начальника управления ГПУ? Оказывается, дело вот в чем:

...вымогал у гражданина неправомерную выгоду в сумме 3 тыс. долл. за решение вопроса об активизации расследования по уголовным производствам, по которым указанный гражданин и его жена являются потерпевшими.

Это неслыханно! При Брежневе давали взятки, чтобы сесть не на 15 лет, а, допустим, на 10. При Горбачеве давали взятки, чтобы не сесть в тюрьму, а отделаться условным сроком. При Кучме давали взятки, чтобы закрыть уголовное дело в отношении преступника. Теперь платят прокурорам мзду за то, что они будут делать свою работу на работе в рабочее время!

Судя по тому, что потерпевшие были готовы выложить круглую сумму не за конкретное процессуальное решение, а вообще — чтобы следователи сделали одолжение, смилостивились над потерпевшими и хотя бы продемонстрировали видимость работы, — видимо, данное уголовное дело было заведено в тупик, а процессуальному руководителю было до лампочки. Взятка же была дана, по сути, за соблюдение требований УПК.

Второй пример — это апофеоз всему — реформам, прокурорскому надзору, способностям и талантам генпрокурора.

Две недели назад на своем рабочем месте — на странице в Facebook — Юрий Луценко признался:

Военной прокуратурой совместно с уголовным розыском Нацполиции Киева задержана группа из трех человек, которые занимались вымогательством с бизнесмена. Цимес дела в том, что два адвоката и один подсудимый по статье за умышленное убийство гражданин требовали от частного предпринимателя 1,3 млн долл. для передачи лично генпрокурору Украины.

Поскольку Юрий Витальевич плохо разбирается в процессуальной прокурорской терминологии, позволю себе его поправить и разъяснить, в чем тут цимес и где тут тухес.

Я ни секунды не верю в гнусную клевету, будто генеральному прокурору какие-то адвокаты с уголовником могли собирать взятку. Это ложь — для этого существуют другие специально подобранные люди.

А вот цимес в том, что подсудимый по делу об убийстве ходит по улицам! Даже не подозреваемый, а именно подсудимый. Что он делает на свободе? И что делает в рядах прокуратуры процессуальный руководитель и/или государственный обвинитель — если дело действительно в суде? Кто его выпустил, за сколько, и почему Луценко не переживает за состояние пожарной безопасности в этом случае?

Хотя, что с него взять, если он до сих пор именует себя генеральным прокурором Украины — несмотря на то, что такой должности не существует после 30 сентября 2016 года, когда вступили в силу поправки в Конституцию от 2 июня 2016 года.

И еще непонятно, что означает фраза Луценко: «Я не Берия, доносами не интересуюсь!». Донос — вульгарный синоним слову «заявление», и подразумевает тайное сообщение о совершенном уголовном преступлении. Задача прокурора — принять и рассмотреть каждое сообщение о совершенном уголовном правонарушении, зарегистрировать его и внести в Единый реестр досудебных расследований. Это прямое требование ст. 214 УПК. Если генеральный прокурор не в курсе — это беда.

С другой стороны, когда ему такой чепухой заниматься? Ведь он подписал подозрение самому Лаврентию Павловичу Берии! И ведь кто-то тратил на это свое время, выписывал, составлял, визировал…

Кстати, вручили уже обвиняемому? Или уклоняется? Хотелось бы дать один бесплатный совет генеральному прокурору: не надо тревожить всуе тени прошлого.

Читайте также: Процесс века: Луценко против Януковича



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ