• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Частная граница? А сажать пробовали?

Контрабанда есть там, где есть СБУ. СБУ есть там, где есть ФСБ. ФСБ есть там, где есть предатели. Там, где есть контрабанда, предатели и ФСБ, почему-то нет ГПУ. Это и есть наша государственная граница

Десятки, сотни километров границы Украины приватизированы и сконцентрированы в руках нескольких «авторитетных» лиц, для которых законы Украины не писаны. В этих зонах сотрудники ГПСУ — пограничники — сталкиваются с вооруженным противостоянием «частных владельцев», препятствующих должной охране государственных границ. Де-факто во многих местах госграница неподконтрольна государству. Что уже имеет негативные для государства, а может иметь и трагические последствия.

В частности, именно такова сегодня ситуация на западных рубежах Украины — на украинско-венгерском участке границы.

Цитата из интервью главного военного прокурора Анатолия Матиоса каналу «112 Украина»: «Фактически 150 км — это земельные участки, 2 га, которыми поселковый совет наделил местных жителей. После чего они были аккумулированы в отдельно взятых руках, выстроена коммуникация, и там кластеры вообще «гуляйполевских» времен. Когда барон, как говорят у цыган, кто-то говорит вийт, кто-то говорит староста или старший на территории руководит группой этих людей, которые — извините, не хочу никого обидеть — экзальтированно смотрят на «руку дающую».

К сожалению, это скандальное заявление, сделанное 13 октября, не вызвало никакой реакции высших должностных лиц государства. «Истеблишмент» ударился в загул и самопиар по случаю Покровы, отложив проблемы государственной важности до лучших времен. Кто поштучно вручал танки, кто уехал за рубеж... При таком подходе к делам государственным лучшие времена для государства наступят нескоро. Если вообще наступят.

О том, что кроется за заявлением Матиоса.

На 25-м году независимости государства, на четвертом году войны с Россией главный военный прокурор заявляет: госграница государства не охраняется должным образом. Потому что функции государства на десятках километров границы и сотнях гектаров приграничной территории на себя перебрали несколько лиц. Которые при содействии государственных органов — то есть государства Украина, то есть ряда чиновников местного, районного и областного уровня — получили в свое частное распоряжение эти километры и гектары, а теперь не желают видеть государство на «своей» земле.

Спроектируем сказанное Матиосом на официальные данные ГПСУ.

Западное региональное управление, где граница «приватизирована», охраняет участок госграницы Украины с Польшей, Словакией, Венгрией, Румынией и Молдовой общей протяженностью 1267,4 км; из них сухопутная — 945,3 км (в т. ч. 368,7 км — горная), речная — 322,1 км. Протяженность границы с Республикой Польша — 425,2 км, Словацкой Республикой — 98,5 км, Венгерской Республикой — 135,1 км, Румынией — 438,607 км, Республикой Молдова — 170 км.

Это — «западные ворота» Украины, пути коммуникации с ЕС, направление стратегической важности. А для воюющей страны...

Чтобы понять, на каком уровне находится охрана государственной границы и кто отвечает за «дыры» в ней, вернемся к истории 2012 года. Которая емко характеризует как саму охрану госграницы, так и положение дел в ГПСУ и СБУ.

Летом 2012 года полиция Словакии с помпой и трансляцией всеми словацкими СМИ вскрыла тоннель, ведущий в Украину. 480 м этого тоннеля (при общей его протяженности в 700 м) пролегали на словацкой стороне и заканчивались в промзоне между селами Вышне Немецке и Нижне Немецке. А начинался тоннель на участке, выданном при ходатайстве СБУ под застройку своему бывшему работнику. Все близлежащие земельные участки, вплотную примыкающие к государственной границе, также получили работники СБУ.

Тоннель между Словакией и Украиной

О масштабе сооружения и размахе осуществляемой контрабанды свидетельствовали тактико-технические характеристики (ТТХ) тоннеля: диаметр «норы», отделанной современными стройматериалами, — почти метр. Товар по туннелю перевозил самодельный электропоезд — по типу тех, что работают в шахтах. Плюс 16 вагонеток. Работал подземный поезд на электричестве, «нора» освещалась.

При захвате объекта словаки нашли в тоннеле 13 тыс. блоков сигарет и сразу заявили, что эти сигареты шли из Украины. Потом была неловкая пауза: украинские контрразведчики никак не могла «найти» тоннель на нашей стороне. Приехали специалисты из Словакии, помогли коллегам.

При захвате объекта словаки нашли в тоннеле 13 тыс. блоков сигарет

В украинской части «норы» нашли кокаин и пять паспортов нелегалов-афганцев. Как утверждалось в СМИ со ссылкой на неназванные источники, паспорта-де подбросили сами же СБУшники — чтобы расследование дела не забрали из Закарпатья в другую область.

Еще раз: тоннель обнаружили в июле 2012 года. Целый год словацкие СМИ на центральном и местном уровне публиковали статьи, где эта «нора» фигурировала в том или ином качестве и во всех ракурсах. Сообщались все подробности расследования. В частности, писалось, что подобный контрабандный коридор не мог существовать и функционировать несколько лет без прикрытия и поддержки, как минимум, руководителей СБУ и Государственной пограничной службы Украины. Утверждалось, что на самом деле тоннель обнаружили даже не специалисты из словацкой службы безопасности, а правоохранители Германии, которые отслеживали путь контрабандных сигарет на рынки ФРГ. Министр внутренних дел, министр финансов Словакии предполагают, что контрабандисты могли нанести ущерб государству на 50 млн евро только из-за контрабандных сигарет. «Тоннель был построен по новейшим профессиональным технологиям», — добавил начальник словацкой полиции.

А власть Украины тему замяла. Напомним, за руль государства в то время встал «крепкий хозяйственник» с биографией и повадками агента российских спецслужб.

Дело «расследовали» местные — закарпатские — прокуроры, отличающиеся умом и сообразительностью. Преступление, совершаемое годами, «раскрыли» за рекордные полгода. А назначенных на роль контрабандистов отпустили на свободу через пять месяцев, без залога.

«Следствие» показало: сотрудники СБУ получили в приграничной зоне участки под застройку в 2004 году (в том самом году, когда Виктор Медведчук стоял во главе Администрации президента, некто Игорь Смешко — во главе СБУ; в год едва ли не открытой экспансии ФСБ в Украине, в год «оранжевого» Майдана — ну, вы понимаете).

Участок, где стартовал тоннель, вход в который замаскировал большой гараж, получил некто Горбань, работник СБУ — так, как получили остальные его коллеги, которые сейчас живут на этой улице. Возле дома — пограничный столб и госграница. Горбань на момент вскрытия тоннеля в «конторе» уже не служил, а вот его соседи — все еще служили.

По версии следствия, СБУшник Горбань участок продал некоей Юлии Стигуре, старушке из горного Рахова. По этой же легенде, устроившей следствие, якобы и новый дом за двухметровым забором являлся также собственностью той же крестьянки. Во всяком случае, еще в 2012 году на ее имя-фамилию приносили квитанции об оплате за электричество. Да вот незадача: сама Юлия Стигура умерла лет за пять до того, как тоннель был обнаружен словаками.

Документов о продаже этого участка у следствия не было. А задержанные двое родичей покойной старушки — местные жители — утверждали, что они приходили в этот дом покормить собак, оставшихся от бабки. О «норе» же ничего не знали и никого постороннего не видели. Дом им старушка-крестьянка тоже не завещала…

В итоге дело спустили на тормозах. А все причастные к его раскрытию — фактически способствовали его сокрытию. То есть стали сообщниками сотрудников СБУ и ГПСУ, с чьего ведения и при чьем соучастии — активном или пассивном — этот тоннель был построен и функционировал годами.

Уверен, что и сегодня большинство из этих людей служат в СБУ и ГПСУ, продвинулись по службе, имеют допуск к гостайне и всегда готовы предать и продать Украину так, как они это делали до 2012 года.

Отчего такая уверенность? Не знать о таком канале контрабанды не могли ни в СБУ, ни в ГПСУ. Иначе следует признать, что в УСБУ по Закарпатской области и в Западном региональном управлении годами работали профнепригодные коллективы — а это десятки оперативников, сотни сотрудников, сотни заагентуренных граждан, живущих вдоль государственной границы. А еще ведь была милицейская агентура, а еще — таможенная! Не знать — физически не могли. Значит, знали. А раз знали и ничего не предпринимали для пресечения преступления, а потом еще его и сокрывали, то это был преступный сговор. Участники которого служили и в ГПСУ, и в СБУ, и в областной прокуратуре, и, вероятно, в областном управлении милиции.

На местном уровне силами местных «князьков» затея такого масштаба не могла быть реализована в принципе без ведома, согласия и прикрытия первых лиц, по крайней мере СБУ и ГПСУ. Никто бы попросту не решился на отсебятину, потому что в случае провала подобной спецоперации — рытья тоннеля в сопредельное государство — головы региональных «погонников» полетели бы точно. Ведь это же международный скандал! Зачем так рисковать и подставлять себя и начальство, когда каждое из силовых ведомств в регионе имеет свои многолетние, проверенные схемы незаконного обогащения?

Очевидно, что задумка с тоннелем была не местного ума дело. И прикрытие тоннеля было на всех уровнях — и ГПСУ, и СБУ, а когда тоннель вскрыли словаки — и ГПУ. А подлинные хозяева объекта вполне могли быть из ФСБ. Потому что именно на ФСБ работало руководство СБУ времен Януковича, когда заминали скандал с этой «норой». С «норой», для которой контрабанда сигарет в промышленных объемах могла быть всего лишь прикрытием. А настоящим назначением могли быть переправка нелегалов, боевиков, оружия, наркотиков в Западную Европу в интересах спецслужб РФ (но кто ж это расследовал?..)

А вот реализация проекта и его оперативное прикрытие, вероятно, были поручены «коллегам» из СБУ и ГПСУ. Хорошая оперативная задумка: в случае провала весь негатив валить на Украину.

Кому служил тоннель? Ответ на этот вопрос вполне под силу главному военному прокурору Матиосу. И именно выяснение этого вопроса, с установлением максимально широкого круга причастных к его созданию, обслуживанию и прикрытию, в том числе и на стадии «следствия» — путь к наведению порядка на государственной границе в Закарпатье. И — к «зачистке» вероятной российской агентуры в силовых ведомствах Украины.

Потому что так называемая приватизация приграничных земель, массовая регистрация «монастырей» на одного монаха РПЦ, попытки создания всяких «народных республик» в стратегически важной области, существование на территории края стойких преступных сообществ, объединенных вокруг одной общеизвестной фамилии, — это все одних рук дело. Российских спецслужб. И если не «выковырять» в регионе их агентуру, особенно — из числа сотрудников силовых органов, не вскрыть систему управления этим гнойником, можно сколь угодно долго судиться за возвращение в госсобственность приграничных земельных участков — зло вылезет в другом месте.

И что поразительно: Закарпатье дало Украине целый ряд видных милицейских и СБУшных генералов, а также политиков. Есть даже один выдающийся полководец, породнившийся с бандитским кланом, богато представленным в украинской политике. И все на словах — государственники, коллекционеры высоких званий и должностей. Вся эта «элита», проживая большей частью в Киеве, контролирует и пользует в этом регионе едва ли не каждый квадратный метр земли. Вопрос: как при таком количестве «лучших людей» и записных «патриотов» хозяином в регионе вдруг оказалась ФСБ?..

А вообще «приватизация границы», озвученная Матиосом, давно не тайна для руководства Государственной пограничной службы Украины. Ее прежний начальник Виктор Назаренко еще в августе 2016 года заявлял о том, что часть украинско-российской границы в нарушение закона об обороне... распаевана и пребывает в частных руках. Что делает трудновыполнимой охрану границы. Прошел год, теперь об этом говорит Матиос… Но где комплексное государственное решение вопроса?

Не бывает контрабанды украинской, российской или венгерской. Контрабанда всегда трансгранична. У преступников по одну сторону границы есть подельники и по другую. И очень часто государства с сильными государственными институтами контролируют этот процесс в свою пользу, а контрабандисты «работают» на спецслужбы такого государства. Ослабляя и разваливая соседа.

Почему граница на Донбассе оказалась «дырявой» для боевиков и поставок оружия в 2014-м? Потому что «дырявой» она была здесь задолго до российского вторжения. Контрабанда носила системный характер, будучи полностью подконтрольной ФСБ РФ. В эти схемы были втянуты, разложены и коррумпированы, а затем и почти поголовно завербованы пограничники и сотрудники местных управлений ГПСУ и СБУ. Что в час X сделало Украину беззащитной перед оккупантом.

Граница на Донбассе была «дырявой» задолго до российского вторжения

Но об этом почему-то говорят только журналисты, но молчит руководство ГПСУ и СБУ. Объяснение простое: все обо всем прекрасно знали, но ведь не посадишь Петра, Васыля и Ивана, с которыми столько взаимно услужено, распилено и выпито! Заговор молчания генералов продолжается. Системного очищения СБУ, ГПСУ, ГПУ не произошло. Ведомства не реформированы по лучшим мировым стандартам, не очищены от предателей и подонков, а значит — стране еще платить и платить за эту чиновничью тупость и врожденное скотство отдельных фамилий кровью немалой.

20 лет денежных вливаний в систему ГПСУ, раздача казенного жилья, генеральских званий и государственных наград никак не отразились на способности пограничников хотя бы выполнять свои функциональные обязанности. Подвиги, самопожертвование одиночек в 2014-м не могли компенсировать и оправдать разложение системы по охране границ. 69 погибших на войне с Россией пограничников — и саботаж люстрации генералитета в ГПСУ.

Эта ситуация коррумпированности системы охраны госграницы Украины существовала все то время, что ГПСУ возглавлял Николай Литвин — родной брат экс-спикера Рады, профессиональный замполит еще советской закалки, выпускник Донецкого высшего военно-политического училища инженерных войск и войск связи, слушатель Военно-политической академии им. Ленина (Москва, РФ, 1993 год).

Ситуация на западных (и восточных!) рубежах Украины, которую имеем сегодня, также сформировалась в его бытность главным пограничником Украины. Тем не менее, генерал-лейтенант Литвин ни за что так и не ответил — просто потерял должность, с которой многоприбыльно кормился все 13 лет.

Столько лет находиться на посту — и ничего не предпринять для возвращения государственных земель в ведение государства? Вот он, уровень управления государством, который и довел нас до утраты огромных территорий.

Безнаказанность порождает безответственность. За безответственность во время войны платить приходится кровью. Как это происходит сегодня на восточных рубежах, где контрабанду не смогла остановить даже война.

И когда я читаю официальное сообщение Госпогранслужбы о мужественной, героической борьбе ее нового руководства за возвращение контроля над государственными землями посредством долгих судов и копания в архивах, мне очень хочется одного. Чтобы хоть раз, хоть кто-то из причастных «лампасников» за унижение моей страны показательно-дорого, образцово-дорого, мучительно-дорого заплатил.

Читайте также: Гражданство Украины как «легенда» и товар



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ