• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Ликвидационный пакет реформ — в действии Правовая политика

Зачем возвращать отдельные нормы УПК УССР — не проще ли вернуть его целиком? Хуже уже не будет. Хуже некуда...

Примерно год назад, вскоре после принятия так называемой реформы Конституции в части правосудия, я написал, что речь идет о ликвидационном пакете реформ, благодаря которому Украина будет уничтожена как государство без единого выстрела.

Оглядываясь назад, могу констатировать, что жизнь подтвердила правоту этого утверждения. И даже больше: выяснилось, что то был лишь малый ликвидационный пакет. Для расширения и углубления пропасти между парламентом, правительством и народом были приняты и другие реформы, направленные на ликвидацию доступности медицины, дебилизацию образования, выхолащивание правосудия и т. д.

После принятия нормы об обязательном 2-процентном авансе в законе «Об исполнительном производстве» даже те, кто пережил «реформу» судебного сбора в виде его астрономического повышения, теперь крепко призадумаются: а нужно ли обращаться в суд? Потому что истец еще ничего не получил, а бывает так, что и не получит, но уже как минимум 1% в суде первой инстанции и 2% в исполнительной службе вынь да положь. Если же платить во всех трех инстанциях — то это 5,3% от цены спора!

Предположим, что спор не о взыскании денег, а о разделе имущества супругов. Чтобы разделить давно выкупленную и оплаченную квартиру, нужно будет государству отдать столько, что возникает вопрос: государство судит или продает гражданам присужденное имущество?

Я уже молчу, что для юридических лиц (и в ряде случаев для ФЛП) эти ставки в полтора раза больше, и не имеют верхнего предела в гражданских и административных делах.

С чувством глубокого личного безразличия восприняли многие юристы принятие 800-страничного талмуда под названием «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» (законопроект №6232). Лейтмотив такой: мы уже устали все время переучиваться, это все не более чем переписывание из пустого в порожнее, даже не хочется открывать и читать этот бред…

Особо изощренным издевательством звучат некоторые тезисы из пояснительной записки к проекту №6232 о перечне проблем, которые данный законопроект решает:

— формальное отношение судов к соблюдению конституционных и установленных законом принципов судопроизводства, в том числе состязательности сторон;

— недостаточный уровень единства и последовательности правоприменительной практики;

— несовершенство, а иногда — отсутствие эффективных процессуальных инструментов для защиты прав и интересов лиц, обращающихся в суд;

— несовершенство правил и несогласованность в разграничении юрисдикции судов;

— чрезмерная продолжительность рассмотрения дел и отсутствие правовой определенности и-за практически неограниченных возможностей пересмотра решения суда по существу спора;

— неоправданные формальные и неформальные ограничения в использовании некоторых средств доказывания;

— абсолютизация принципа распространения юрисдикции судов на все правоотношения;

— неразвитость инструментов поддержки системы альтернативных способов разрешения споров;

— чрезмерные расходы организационных, человеческих и финансовых ресурсов для рассмотрения судом дел незначительной сложности и дел, спор в которых фактически отсутствует;

— низкий уровень правовой культуры участников процесса, злоупотребление процессуальными правами и невыполнение процессуальных обязанностей, сопряженные с неэффективными мерами ответственности за нарушение правил судебного процесса.

Разве это не издевательство: за последние 25 лет суды будут применять уже третий (!) Гражданский процессуальный кодекс. Откуда тут взяться «последовательной» правоприменительной практике?

Напомню, что в течение президентства Кравчука и двух сроков президентства Кучмы суды использовали ГПК УССР от 18 июля 1963 года (с изменениями и дополнениями). Лишь в конце правления Кучмы был подготовлен ГПК Украины от 18 марта 2004 года. Даже притом, что Ющенко и Янукович во многом переписывали кодексы каждый под себя, тем не менее, хоть какая-то нить преемственности оставалась. А тут тяп-ляп и нате — свежий кодекс!

Просто для справки замечу, что предыдущий ГПК УССР был принят аж в 1929 году! Следующий — в 1963-м, через 34 года. Можно привести куда как более красноречивые примеры: Гражданский процессуальный кодекс Германии был принят… 30 января 1877 года! При этом Гражданский кодекс Германии был принят Рейхстагом 1 июля 1896 года, а уголовный — 15 мая 1871 года.

Zivilprozessordnung — Гражданское процессуальное уложение Германии

В этой связи остается только удивляться: кому и чем помешал относительно прогрессивный и современный КАСУ от 6 июля 2005 года? Он еще поработать толком не успел...

Зато в качестве иллюстрации крепчающего реформаторского маразма можно привести несколько вопиющих примеров: у нас до сих пор применяется Кодекс об административных правонарушениях УССР, принятый еще 7 декабря 1984 года!

В нем давно нет живого места. Он методически утратил целостность, и на сегодняшний день действует как минимум пять разных процедурных порядков в сфере привлечения к административной ответственности: административными органами с составлением протокола, отдельно в сфере безопасности дорожного движения — по упрощенной процедуре, отдельно — судом в определенной категории дел, которые могут повлечь лишение специального права или меры ограничения свободы, отдельная процедура прописана в Таможенном кодексе, и совсем вырванной из контекста и перенесенной в КАСУ выглядит ст. 171-2 «Особенности производства по делам по поводу решений, действий или бездействия субъектов властных полномочий по привлечению к административной ответственности», по которой обжалуются в суде, например, штрафы патрульной полиции.

Порядок представительства и обжалования везде разный. Вопреки решению Конституционного суда №13-рп/2000 от 16 ноября 2000 года о неконституционности адвокатской монополии согласно ч. 1 ст. 268 КУоАП — она де-факто и де-юре действует. Но по правилам КАСУ действует общее представительство по доверенности.

Правила Таможенного кодекса допускают и адвоката, и представителя по доверенности (ст. 499 ТК). Как будет дальше в свете «реформы» Конституции в части так называемого правосудия — одному Богу известно…

Опять же — порядок обжалования. Здесь сплошной ералаш: тут тебе и вышестоящий административный орган вкупе с исполкомом (ст. 288 КУоАП), и судья апелляционного суда (ст. 294 КУоАП) по делам, например, о лишении водительских прав, а если вы обжалуете проезд на красный свет или превышение скорости — то подаете административный иск по ст. 171-2 КАСУ по правилам данного кодекса.

Решение админсуда первой инстанции по делу о мелком нарушении Правил дорожного движения обжалуется, согласно решению Конституционного суда от 8 апреля 2015 года №3-рп/2015, в апелляционный административный суд, и дело в нем будет слушать коллегия из трех судей, тогда как дело о «пьянке» за рулем (ст. 130 КУоАП), за которое лишают прав, рассматривает вначале один судья районного суда, затем — опять же один судья апелляционного суда. Почему так? А по кочану…

Заметьте: никому до этого процессуального бардака дела нет, и даже близко никто не собирается реформировать Кодекс об административных правонарушениях 1984 года…

А еще можно привести совершенно убийственный пример: мы до сих пор живем по Жилищному кодексу УССР 1983 года, где торжественно вписано:

«В результате победы Великой Октябрьской социалистической революции в нашей стране были созданы необходимые условия для решения одной из важнейших социальных проблем — удовлетворения потребности трудящихся в жилье.

Воплощая в жизнь ленинские идеи построения коммунистического общества и осуществляя курс на повышение материального и культурного уровня жизни народа, Советское государство последовательно реализует разработанную Коммунистической партией программу жилищного строительства.

Высокие темпы развития государственного и общественного фонда на основе государственных планов, меры, предпринимаемые государством по содействию кооперативному и индивидуальному жилищному строительству, создают необходимые условия для обеспечения гарантированного Конституцией СССР и Конституцией Украинской ССР права граждан на жилье.

Важной государственной задачей является обеспечение сохранности жилищного фонда, увеличение срока его службы, повышение уровня благоустройства жилых домов. В решении этой задачи активное участие принимают общественные организации и граждане.

Конституция СССР и Конституция Украинской ССР обязывают граждан бережно относиться к предоставляемому им жилью.

Советское жилищное законодательство призвано содействовать обеспечению права граждан на жилье, эффективному использованию и охране жилищного фонда».

Как раз в канун 100-летия Октября очень уместно вспомнить, что Жилищный кодекс свято чтит заветы Ильича и все так же верен Коммунистической партии и Конституции СССР…

Мы с вами отлично понимаем, что подобные парадоксы имеют совершенно конкретное пояснение: реформаторы берутся только за те кодексы, которые помогают решать триединую задачу:

1) создание видимости реформ перед Западом;

2) создание системы с лучшими коррупционными возможностями и большим простором для злоупотреблений;

3) закрепление узурпации власти и отстранение народа от выполнения функции источника власти.

Поскольку Жилищный кодекс этому не помощник — то никому он не нужен, пройдет еще 10 лет, а Ленин и партия будут все так же славить победу Октября…

Опять же, очень поучительным выглядит опыт внедрения портновского УПК 2012 года. Сколько хохмачей твердило с высоких трибун, что хрущевский УПК смешон, что он принят 28 декабря 1960 года, свыше 50 лет назад! При этом то, что УПК Германии от 1 февраля 1877 года принят еще при жизни Бисмарка — как-то забывается.

Понимая все несуразности и нестыковки портновского УПК, нас просили потерпеть: мол, зато больше не будут отказывать в возбуждении уголовных дел! И что? И ничего — как не возбуждали, так и сочиняют «отказняки» до сих пор. Только если раньше можно было обжаловать мотивированный отказ как прокурору, так и в суд, в предусмотренные сроки с момента получения ответа, то теперь участники процесса лишены права жаловаться прокурору, а в суд надо подавать жалобу не после ответа следствия, а в течение 10 дней со следующего после подачи заявления — что есть форменный маразм, ибо на момент обжалования заявитель просто технически знать не может, отказали ему или нет.

Утрачено право обжалования неправомерного открытия уголовного дела заинтересованным лицом. Утрачены граничные сроки следствия. Теперь можно в отношении неугодного лица открывать дело по факту, «кошмарить» его годами, но при этом не предъявлять подозрение и не нести за это никакой ответственности.

Так называемые поправки Лозового, а если быть точным — целая серия поправок в УПК 2012 года, есть не что иное, как отчаянная попытка вернуть отдельные рабочие нормы УПК УССР.

Я долго стоял на позициях, что давайте потерпим, в новом УПК есть разумные зерна. Но вот теперь изменил точку зрения и скажу так: зачем же возвращать отдельные нормы УПК УССР — не проще ли вернуть его целиком? Хуже уже не будет. Хуже некуда…

Выход из этой системы только один — полный демонтаж «реформ» 2005–2017 годов и возврат в исходное положение. Потому что, как гласит житейская мудрость, выход находится обычно там же, где и вход…

Читайте также: Антикоррупционный суд: перспективы



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ