• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Вскрытием Верховного суда установлено... Обзор первых решений

Подводя первые экспресс-итоги работы Верховного суда, можно утверждать следующее: значительная часть людей, оказавшихся в кресле судьи высшей судебной инстанции, озабочены исключительно своим личным будущим

Господин Порошенко, известный украинский коммерсант и владелец кондитерской фабрики «Рошен», выступая на Украинском завтраке на полях Всемирного экономического форума в Давосе в четверг, 25 января, в присущей ему манере заявил следующее: «Я могу сказать, что это была самая успешная осень реформ. Никто не ожидал, что мы будем такими удачливыми и эффективными… Теперь у нас есть реорганизованный Верховный суд, высокий уровень доверия. Была проведена абсолютно прозрачная процедура (отбора судей), и теперь Верховный суд будет защищать право украинцев на правосудие, и не только украинцев, но и инвесторов в Украине».

Можно только порадоваться за господина Порошенко. Отрадно слышать, что он имеет к суду полное доверие. Чего нельзя, увы, сказать о нас — простых украинцах. 

Некоторые комментаторы предлагали не рубить с плеча и подождать первых итогов работы нового ВС(У). Не вопрос: надо подождать — подождем. 

 

Даже поверхностный анализ судебной практики нового Верховного суда дает основание для весьма любопытных жизненных наблюдений. Для начала — немного статистики.

За период с 15 декабря 2017 года (даты начала работы Верховного суда) по 29 января 2018 года высшим судебным органом страны было принято и опубликовано в едином судебном реестре 17,7 тыс. судебных актов, из которых 98% — это определения суда, которые имеют либо организационно-подготовительный характер, либо являются вестником огорчительных новостей для кассатора. Наиболее обидно читать определения об отказе в приеме кассационной жалобы лишь на том основании, что лицо, подписавшее жалобу, не доказало наличие у себя статуса адвоката. Тогда как прямыми нормами новых процессуальных кодексов предусмотрены исключения для малозначительных дел, по которым представителем по делу может быть любое дееспособное лицо по доверенности, а не только адвокат, что прямо предусмотрено ст. 131-2 Конституции.

Ссылки на п. 11 п. 16-1 раздела XV «Переходные положения» Конституции, согласно которым «представительство в соответствии с пунктом 3 части первой статьи 1312 этой Конституции в Верховном суде и судах кассационной инстанции с 1 января 2017 осуществляется исключительно адвокатами», — прямо противоречит основной норме ч. 5 ст. 131-2 Конституции:

«Законом могут быть определены исключения относительно представительства в суде по трудовым спорам, спорам о защите социальных прав, о выборах и референдумах, по малозначительным спорам, а также относительно представительства малолетних или несовершеннолетних лиц и лиц, признанных судом недееспособными или дееспособность которых ограничена».

К сожалению, Верховный суд в основном пока демонстрирует пресекательный подход, полагая, что чем меньше будет рассмотрено кассационных жалоб — тем лучше!

Кроме сожаления, можно только пожелать «главному акционеру ВС» обратиться к Переходным положениям Конституции: 

«16. Очередные выборы президента Украины после возобновления положений Конституции Украины в редакции от 28 июня 1996 года по решению Конституционного суда Украины от 30 сентября 2010 года №20-рп/2010 по делу о соблюдении процедуры внесения изменений в Конституцию Украины проводятся в последнее воскресенье марта 2015 года».

Пожалуй, было бы очень уместно провести научно-практическую конференцию о системной взаимосвязи п. 16 и п. 16-1 Переходных положений Конституции где-нибудь в Ростове-на-Дону.

Вернемся к нашей статистике. Что же собой представляют остальные 2% судебных решений, которые и составляют чистый КПД Верховного суда?

Во-первых, это 7 опубликованных в реестре решений Кассационного административного суда как суда первой инстанции — все 7 отказы. 

Во-вторых, пока что ни одного опубликованного приговора по существу уголовного дела, одни определения Кассационного уголовного суда.

Все остальное — это 336 постановлений по гражданским, административным, хозяйственным и уголовным делам.

Но и здесь КПД кассационных судов различный. Например, из 1967 судебных актов Кассационного уголовного суда 24 постановления (или 1,2%), по которым расклад такой: 55% — отказ даже без истребования дела, 45% — назначение дела к рассмотрению, что дает шанс осужденному.

На 1433 судебных акта Кассационного хозяйственного суда приходится целых 23 постановления (или 1,6%). Из них три раза удовлетворили частично, отправив на новое рассмотрение, два раза незначительно изменили, не меняя сути решения, полностью удовлетворили кассацию один раз. Да и то, новое решение носило негативный характер — об отказе в исковых требованиях. Все остальное — примерно 74% — это непоколебимые железобетонные отказы.

Как ни странно, но выяснилось: наибольший вал судебных актов — примерно 11,2 тыс. или 64% — дают именно административные дела. Из них судебные постановления составляют всего 1,5%, остальное — судебные определения.

Впрочем, практика кассационного рассмотрения административных дел заслуживает отдельного, более глубокого анализа. Мы пока что подробнее остановимся на работе Кассационного гражданского суда — это те категории дел, которые волнуют самые широкие слои общества.

Всего за Верховным судом в реестре числится примерно 3 тыс. судебных актов по гражданским делам, из которых аж три определения Большой палаты Верховного суда (в том числе два из них об открытии производства по исключительным обстоятельствам, что обещает быть интересным) и 116 постановлений, или почти 3,8% — самый высокий КПД среди кассационных судов!

Однако качество этих наскоро слепленных постановлений во многих случаях из рук вон плохое. Что особенно удручает: в гражданских делах, в отличие от дел, например, административных, спор ведут простые люди, не сведущие в вопросах юриспруденции. Поэтому особенно важно, чтобы такие дела рассматривались не формально, а по совести, по-человечески, мудро и рассудительно. Увы, ни того, ни другого при вскрытии обнаружить не удалось. При этом выяснилось: широко разрекламированной смелости Верховного суда в принятии собственных окончательных решений в гражданских делах не наблюдается от слова «совсем».

Да, с одной стороны, Кассационный гражданский суд примерно в 50% случаев своим постановлением отменяет решения нижестоящих инстанций. Но есть одно «но»: суд делает это обычно по формальным процессуальным причинам, с направлением в нижестоящие суды на новый круг. Причем речь идет о делах, которые уже не один год находились в производстве. Когда в них будет поставлена окончательная точка? Кто знает…

Удалось выявить не так много новых окончательных решений, не совпадающих с решениями предыдущих инстанций. Вот, например, решение ВС — по делу №446/509/16-ц (№61-590 св 17). Коллегия судей Кассационного гражданского суда в составе: председательствующего — Высоцкой В. С., судей Мартева С. Ю., Пророка В. В. (судья-докладчик), Фаловской И. М., Штелик С. П. — приняла решение:

«Кассационную жалобу Петрика Ивана Павловича удовлетворить частично.

(…)

Взыскать с Гнездычевского государственного спиртового завода в пользу Петрика Ивана Павловича 58 грн 63 коп. компенсации за потерю части заработной платы в связи с нарушением сроков ее выплаты за период с июля 2012 года по январь 2014 года.

В остальной части решение Каменка-Бугского районного суда Львовской области от 13 июля 2016 года и постановление апелляционного суда Львовской области от 24 ноября 2016 года по данному делу оставить без изменений».

Из фабулы дела можно прийти к выводу, что в данном трудовом споре уволенный гражданин Петрик И. П. просил о взыскании двух сумм: 120 710 грн 46 коп. и 58 грн 63 коп. Поэтому решение Верховного суда на сумму 58 грн — это как «сбоку бантик». По форме, возможно, и верное, но по сути — издевательство.

Но истцу по данному делу еще грех жаловаться.

Из постановления по делу №556/1354/15-ц (№61-1852 св 17).

Суть дела следующая: между братьями Миколайчуками — Иваном Трофимовичем, Николаем Трофимовичем и Петром Трофимовичем — вышел спор о принятии в наследство отцовской хаты. Проблема возникла из-за того, что они после смерти отца решили уступить хату сестре, а та возьми да умри не вовремя, не вступив во владение наследством. В связи с чем один из братьев подал формальный иск о предоставлении ему дополнительного срока на вступление в наследство.

Суд первой инстанции рассмотрел дело по совести, войдя в положение братьев Миколайчуков: иск удовлетворил частично, дал месячный срок на вступление в наследство. И тут вмешалась еще одна жизненная ситуация: у покойной сестры был муж, который посчитал себя обойденным и подал на это решение апелляцию. Решением апелляционного суда Ровенской области от 8 декабря 2015 года апелляционная жалоба была удовлетворена, заочное решение Владимирецкого районного суда Ровенской области от 22 октября 2015 года отменено, в удовлетворении иска отказано. Была подана кассация. Как рассудит Верховный суд? Вот она, настоящая жизненная ситуация, со всеми ее ухабами и загогулинами…

Верховный суд рассудил…

Коллегия судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда в составе: председательствующего — Червинской М. Е. (судья-докладчик), судей Антоненко Н. А., Коротуна В. М., Крата В. И., Курило В. П., — рассмотрев данный случай, приняла решение из разряда «ни себе, ни людям».

Суд описал последовательно все перипетии, указал, что покойная сестра братьев Миколайчуков фактически вступила в наследство, но формально наследство на себя не оформила. По мнению суда, к спорным отношениям следует применять Гражданский кодекс УССР 1963 года, в котором не было прописано возможности предоставить дополнительный срок приема наследства по суду (которая возникла лишь с принятием ГК Украины 2004 года), хотя на то время действовало право принятия наследства без решения суда по согласию всех наследников, принявших наследство (что стало невозможно после 2004 года).

Изучив обстоятельства дела со всей тщательностью, суд постановил «новое» решение по делу: кассационную жалобу одного из братьев Миколайчуков удовлетворить частично — решение апелляции отменить, в исковых требованиях о предоставлении дополнительного срока на принятия наследства отказать!

Так и осталось не ясно, как именно суд представляет себе выход из сложившейся ситуации. И какое простым людям дело до того, какой кодекс применять? Они пришли в суд с простым гражданским спором. Был ли решен спор по существу? Нет!

Пожалуй, сложно себе представить более издевательское «новое» решение, где люди не могут в силу нормативной казуистики оформить на себя отцовскую хату, где выросли и жили долгие годы. Чего же в таком случае добьется Верховный суд — чтобы хату забрали как бесхозное имущество? 

Можно этот ряд еще продолжить примером судебной «принципиальности».

Простое дело №203/4521/15-ц (№61-414 св 17). В суд обратился бывший сцепщик вагонов Стецюра Евгений Николаевич, который 24 года отпахал на Днепропетровском маслоэкстракционном заводе, пока в 2015 году при медосмотре не был выявлен ряд заболеваний, которые, как не сложно догадаться, развились на фоне тяжелых условий труда. Ему была назначена III группа инвалидности и показана более легкая физическая работа.

Как поступил завод, которому рабочий человек отдал свое здоровье и годы жизни? Правильно, уволил как собаку за профнепригодность по состоянию здоровья.

Истец, судя по фабуле, не много просил — 5479 грн 74 коп. по зарплате за время прогула и 10 000 грн морального ущерба. Среди доводов истец указал об ответчике: «...не предложил ему перевод на более легкую работу, не спросил согласия на такой перевод, не направил в специальное лечебно-профилактическое учреждение для установления профессионального заболевания, хотя он сообщил о наличии подозрения на профессиональное заболевание, и уволил его при решении вопроса о существовании такого заболевания».

Я не знаю, что там было и как, достаточно ли квалифицированно был написан иск и велось дело, но отлично понимаю, что такое в дырявых кирзовых сапогах на морозе, по лужам, сцепливать вагоны, работать без роздыха, чтобы домой в семью принести трудовую копейку…

Неужели нельзя было уважить простого рабочего, уже инвалида? Что-то для него придумать? 

Ну, а поскольку мы «идем в Европу» — вот вам вишенка для торта. Так сказать, «европейские» устремления в фас и в профиль.

Дело скандальное и простое одновременно, №757/34525/16-ц (№ 61-1262 св 17). Фабула такова: «В июле 2016 года Мельник В. Ю. обратился в суд с иском к Министерству юстиции Украины, третье лицо — Управление Пенсионного фонда Украины в Соломенском районе г. Киева, о взыскании средств за невыполнение решения Европейского суда по правам человека по заявлению истца №59579/11 по делу «Макар и другие против Украины» в части выполнения решений национальных судов».

Угадайте с трех раз, какое решение вынес Печерский районный суд Киева по иску о невыполнении решения ЕСПЧ на сумму всего-навсего 2 тыс. евро? Правильно, решением Печерского районного суда г. Киева от 5 сентября 2016 года в удовлетворении иска отказано!

Была подана апелляция. Суд разобрал ее до тонкостей…

Решением апелляционного суда г. Киева от 16 ноября 2016 года решение Печерского районного суда г. Киева от 5 сентября 2016 года отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении иска отказано!

Это какая-то нелепая цепь судебных решений. Вначале Печерский районный суд отказывается уважать вердикт ЕСПЧ и в иске отказывает по надуманному предлогу. Потом Апелляционный суд г. Киева принимает новое (!) решение аналогичного содержания. Как?! Если суть решения не меняется, максимум — изменить мотивировочную часть.

И вот коллегия новоназначенных судей, изучив дело до тонкостей, блеснула своими познаниями в гражданском и гражданско-процессуальном праве. В частности, Верховный суд не опроверг следующую позицию нижестоящих судов:

«Отказывая в удовлетворении указанного иска, суд первой инстанции исходил из того, что спорные правоотношения возникли по поводу невыполнения решения Европейского суда по правам человека, согласно которому в течение трех месяцев государство-ответчик должно выполнить решения национальных судов, вынесенные в пользу заявителей, которые остаются невыполненными, и выплатить 2 тыс. евро каждому заявителю или его/ее наследнику по заявлениям, в качестве возмещения материального и морального ущерба, и компенсацию судебных расходов, и которые должны быть выплачены вместе с любыми налогами, которые могут начисляться, конвертированные в национальную валюту по курсу на день платежа.

Суд пришел к выводу, что к спорным правоотношениям, возникшим в связи с исполнением судебного решения, не могут применяться нормы, предусматривающие гражданско-правовую ответственность за невыполнение денежного обязательства, определенные статьей 625 ГК Украины».

Абсолютно уникальный по своей природе прецедент означает в переводе на простой язык следующее: государство Украина не несет гражданско-правовой ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного взыскания по решению суда, в частности, ЕСПЧ. Иначе говоря, Верховный суд косвенно узаконил государственную безответственность.

Ну, а следующее утверждение суда вообще не подлежит переводу ни на какой язык, включая украинский:

«Придя к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 625 ГК Украины, для взыскания с ответчика в пользу истца денежных средств, суд не обратил достаточного внимания на предмет и основания поданного иска, оставил без внимания указанные истцом нормы материального права, которыми он обосновывал свои исковые требования, а именно: статьи 6-1, 13, 41 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 1 Протокола к этой Конвенции, статьи 3, 8, 9, 129 Конституции Украины, а также статьи 22, 23, 1167, 1173, 1176 ГК Украины, в связи с чем не изучил вопрос о наличии или отсутствии обстоятельств, которые в понимании приведенных истцом норм материального права свидетельствовали бы о наличии/отсутствии установленных указанными нормами материального права оснований для удовлетворения или отказа в удовлетворении указанного иска; суд не указал обстоятельств и фактов в опровержение этих доводов истца».

Вы что-нибудь поняли? Лично я не очень.

Хотя, в итоге, понимая всю абсурдность ситуации, Верховный суд пустил дело на новый круг, что вызывает некоторое недоумение. Есть решение ЕСПЧ и есть нежелание его выполнять точно и в срок. Цена вопроса символическая — всего 2000 евро. Однако вся государственная мощь была спущена на то, чтобы «не допустить»…

Подводя первые экспресс-итоги работы Верховного суда, следует сказать вот что. Те люди, которые в силу стечения обстоятельств попали в судьи высшей судебной инстанции, в основной своей массе озабочены лишь своим личным будущим. Они были, есть и будут всегда приспособленцами. Вопросы правды и справедливости их волнуют где-то там, в длинном списке, через запятую, исключительно в порядке курьезного любопытства. Поэтому свои решения они будут соизмерять с той мерой страха и дискомфорта, которая им уготована в случае принятия одного или другого решения.

Так что не нужно строить напрасных иллюзий. Тот, кто не готов к проведению аккуратных хирургических реформ при помощи простых и справедливых законов, должен быть готовым к тому, что в следующий раз реформы будут проводиться еще жестче. Зато эффективно!

Читайте также: Это не судебная реформа, это — психическое расстройство

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати






    Загрузка...