• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Как оценивали судей: итоги и последствия Точка зрения

Серьезную ошибку допустили, не определив в глоссариях законодательных актов самого понятия «добропорядочность» и критериев его наполнения

Добропорядочность судей: как ее понимать и оценивать?

Можно констатировать, что понятие «добропорядочность» не имеет своего однозначного понимания, толкования и определения (дефиниции) в литературных источниках и словарях. Авторы, касавшиеся этой проблематики — от Аристотеля, Платона и Канта до современных философов-исследователей, — едины лишь в том, что это понятие следует рассматривать как чисто философско-религиозно-этическое, отражающее качественную характеристику поведения человека с точки зрения требований и принципов религиозной и общественной морали.

Зачастую добропорядочность толкуется посредством родственных, синонимических морально-этических категорий, таких как честь, достоинство, справедливость, порядочность. Базовыми критериями оценки добропорядочности человека практически все авторы называют правдивость, достоверность и однозначность характеристики добродетели человека и его социального поведения.

 

За века своего существования категория «добропорядочность» из чисто философско-религиозной трансформировалась в категорию и критерий корпоративной культуры. А в последние годы — в категорию оценки коррупциогенности поведения человека или сообщества (особенно — профессионального).

Авторы и законодатели идеи введения в правовое поле морально-психологической категории «добропорядочность» допустили серьезную ошибку, не определив в глоссариях законодательных актов самого понятия «добропорядочность» и критериев его наполнения. Анализ содержания законодательных и нормативно-правовых актов, так или иначе затрагивающих проблему добропорядочности судьи (кандидата на должность судьи), не решают существующей проблемы в понимании и толковании критериев этой категории. Наоборот — во многом ее усложняют и даже запутывают.

Автор этих строк надеялся, что к этой проблематике вернутся после анализа первого этапа реформирования судебной ветви власти. Но этого «почему-то» так и не произошло.

Ни ВККС (которой законодателем были предоставлены широкие дискреционные полномочия по наполнению таких критериев квалифоценивания, как «профессиональная этика» и «добропорядочность»), ни Общественный совет добропорядочности не удосужились подробно и прозрачно обработать составляющие этих критериев, опираясь на такой основательный международный акт, как Бангалорский кодекс поведения судей. В то же время их понимание и оценивание на практике оказалось неудачным и неполным со многими методическими ошибками и даже игнорированием со стороны ВККС ею же установленных правил оценивания этих критериев.

Декларация добропорядочности, форма которой была разработана ВККС, на мой взгляд, не выполнила своей функции. Ведь ее содержание сведено только к самооценке человека с точки зрения «правдивости/неправдивости», то есть «честности» ответов декларанта на предложенные 23 вопроса. А они далеко не в полной мере раскрывают суть добропорядочности в целом и добропорядочности судьи в частности.

Проведенный мною по собственной инициативе анализ методики оценивания критериев профессиональной этики и добропорядочности показывает, что это оценивание во многом является не до конца понятным, прозрачным и релевантным.

Авторы положения «О порядке и методологии квалификационного оценивания...» максимально формализировали количественными оценками почти все показатели критериев квалификационного оценивания судьи/кандидата на должность судьи и ввели систему с максимально возможной суммой баллов — 1000. Считаю такую инициативу абсолютно справедливой и необходимой для максимальной возможности повысить объективность подведения итогов результатов отбора. Именно балльная система оценки конкурсных соревнований признана и широко применяется в мире.

1000 максимально возможных баллов были распределены между тремя законодательно установленными критериями следующим образом:

1. Критерии компетентности = 500 баллов. Оставлю без внимания анализ оценивания критериев компетентности, а сосредоточусь на двух других, тесно связанных между собой, условиях.

2. Критерий профессиональной этики = 250 баллов. При этом он имеет две определенные составляющие с распределением баллов между ними. Непонятным в этих составляющих является сущностное содержание «морально-психологических качеств», которому отдано 100 баллов. И еще менее понятна составляющая «другие показатели», которой почему-то отдано 150 баллов.

3. Критерий добропорядочности = 250 баллов. Он также имеет две определенные составляющие с распределением баллов между ними. Первый — «интегративности» — имеет 100 баллов, а второй — «другие показатели» — 150 баллов.

В главе VI «Определение результатов квалификационного оценивания» обращает на себя внимание ряд положений.

Установление соответствия судьи (кандидата на должность судьи) критериям квалификационного оценивания осуществляется членами Комиссии по их внутреннему убеждению согласно результатам квалификационного оценивания. Так на основании чего — внутреннего убеждения или результатов оценивания? Слишком запутанно и непрозрачно! Намеренно или просто непрофессионально так сформулировано?

Показатели соответствия... исследуются отдельно друг от друга и в совокупности. А как они оцениваются: тоже отдельно и в совокупности? Непонятно.

Все статистические данные являются вспомогательными показателями в процессе квалификационного оценивания и должны быть исследованы в совокупности с качественными показателями. А как они должны быть оценены? И какие из них являются первичными (основными), а какие — вспомогательными?

ВККСУ, нарушая собственное положение, вообще не установила и не обнародовала минимально допустимые баллы за два других критерия, предусмотренных законом. Это профессиональная этика и добропорядочность, которые должны были быть оценены из максимальной суммы баллов 250 — каждый. При этом каждый из этих критериев имел по две составляющие:

1) критерий «профессиональная этика» — 250 баллов = «морально-психологические качества» — 100 баллов + «другие показатели» — 150 баллов;

2) критерий «добропорядочность» — 250 баллов = «интегративность» — 100 баллов + «другие показатели» — 150 баллов.

Еще более сложными для однозначного понимания являются предписания этого положения относительно «применения других способов установления соответствия судьи (кандидата на должность судьи) критериям квалификационного оценивания», изложенные в главе 5. Категория «другие» является сквозной практически для всего положения! При этом отмечается, что эти — «другие средства» — являются лишь дополнительными источниками и могут применяться (а могут и не применяться?) или ВККСУ как органом целиком; или членом ВККС, который готовит доклад (?); или инспектором ВККСУ (?).

Это — совершенно непонятная и неоправданная альтернативность и дискреция в полномочиях органа государственной судебной власти, который должен действовать в пределах и способом, определенным Конституцией и законами Украины. В то же время базовый закон предоставил ВККС необоснованные полномочия относительно такой методики оценивания кандидатов на должность судьи и судей.

Круглый стол на тему «Общественный совет добропорядочности: государственный орган или особая форма участия общественности в судебной реформе». 27 февраля 2018 года. Владимир Сущенко — второй справа

Какова функция и роль ВККС и ОСД в оценивании добропорядочности кандидата на должность судьи и судьи?

Ответ на этот вопрос содержится в Законе Украины «О судоустройстве и статусе судей». Основным оценивателем этого критерия, безусловно, является ВККС. Определенной контрольной функцией по оцениванию кандидатов на должность судьи наделена ВСП, которая и принимает окончательное решение о назначении/неназначении лица на судейскую должность.

ОСД в соответствии с этим законом — вспомогательная консультативная организация в деятельности ВККС и ВСП по оцениванию добропорядочности кандидатов на должность судьи и действующих судей, которая должна представлять мнение и роль общественности в формировании нового судейского корпуса страны. «Общественный совет добропорядочности создается с целью содействия Высшей квалификационной комиссии судей Украины в установлении соответствия судьи (кандидата на должность судьи) критериям профессиональной этики и добропорядочности для целей квалификационного оценивания».

Исходя из процедуры формирования ОСД и ее организационно-правового статуса, не могу согласиться с оценкой роли ОСД в этом процессе как органа, наделенного властными полномочиями по формированию судейского корпуса. Такая оценка представлена в судебных решениях отдельных административных судов Украины. Видимо, надо давать дополнительные объяснения и обоснования относительно толкования понятия и признаков «орган властных полномочий».

Окончательные решения в квалификационном оценивании кандидатов на должность судьи и действующих судей принимает де-юре и де-факто ВККС, и выводы ОСД относительно конкретного кандидата или судьи не создают для лица никаких юридических (как положительных, так и отрицательных) последствий. Юридические последствия создаются только решениями ВККС.

Вместе с тем следует констатировать противоречия, заложенные как в законе, так и практикой формирования ВС, связанные с тем, что не рекомендация действующего судьи на должность вновь созданного ВС по критериям «профессиональной этики и добропорядочности» не влечет его освобождения от должности судьи, которую он занимал и занимает до сих пор.

Кроме того, уже возникают проблемы с зачислением результатов квалификационного оценивания действующих судей, которые были кандидатами в ВС и не набрали проходные баллы и таким образом «не способны осуществлять правосудие в ВС», но, оказывается, способны его осуществлять в судах низших инстанций? У нас существуют разные уровни правосудия?

Реального сотрудничества ОСД и ВККС, направленного на выполнение важной задачи — повышения качественного уровня оценивания степени профессиональной этики и добропорядочности кандидатов на должность судьи и действующих судей, — не состоялось.

Считаю, что государственный орган и орган общественного контроля — ОСД — не выполнили в полной мере общей задачи, а именно не разработали четких показателей для оценивания указанных критериев и не определили количество баллов по каждому такому показателю, что предоставляло бы возможность убедиться каждому в объективности и прозрачности оценивания кандидата на должность судьи и действующего судьи. ВККС в свою очередь не предоставила никакой полной публичной информации по формированию составляющих рейтинговых баллов, а также не объяснила мотивов отклонения или принятия заключений ОСД по каждой кандидатуре.

ОСД, насколько я информирован, балльной системой оценивания этих двух критериев тоже не пользовался, хотя по закону и не должен был пользоваться, но — имел право делать это в качестве предварительной собственной оценки! Вместе с тем следует отметить, что окончательное оценивание кандидатов в баллах — это исключительная компетенция ВККСУ. Анализ опубликованных результатов конкурса не позволяет сделать вывод о том, что это условие конкурса было выполнено прозрачно и публично.

К сожалению, ВСП в своем недавно представленном ежегодном докладе «О состоянии независимости судей в Украине» уклонился от собственного анализа и оценки деятельности ОСД и его сотрудничества с ВККС в процессе оценивания кандидатов на должность судьи ВС. Сослались лишь на отдельные заключения международных экспертов и единственный отечественный анализ деятельности ОСД, выполненный экспертами АПУ. Но обнаруженные ошибки и недочеты не подвержены сравнительному анализу о деятельности ОСД в контексте общего объема выполненной им работы.

Таким образом, есть основания сделать вывод, что оценивание и начисление баллов за три основных критерия квалификационного оценивания осуществлялись ВККСУ недостаточно прозрачно и недостаточно публично. Результаты оценивания двух критериев — профессиональной этики и добропорядочности — вообще никому не известны.

Остаются непонятными предложенные ВККС различия в рейтинговом оценивании кандидатов на должность судьи в разных кассационных судах ВС, которые априори — и де-юре, и де-факто — являются судьями с одинаковым организационно-правовым статусом, одинаковыми полномочиями и одинаковым денежным вознаграждением за свою работу!

Читайте также: Шок и трепет: Общественный совет добропорядочности обнародовал свои заключения

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати








    Загрузка...