• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Домашний арест, похищение, психиатрический диагноз

Фото: pxhere.com
15.06.2018 20:37 Комментарии

Чтобы получить полную власть над взрослой дочерью, мать, депутат ВР V созыва, а ныне высокопоставленный чиновник, уже пятый год воюет в судах за право признать ее недееспособной

Пять лет назад сразу по двум телеканалам прошел довольно необычный сюжет: речь в нем шла о том, как родители, запретив дочери встречаться с мужчиной, который пришелся им не по вкусу, месяц держали ее под замком, да не где-нибудь в затерянном в лесу охотничьем домике, а прямо в центре Киева, в запертой квартире, под круглосуточной охраной бандитского вида ребят. С помощью милиции и благодаря поддержке съемочных групп двух телеканалов мужчине, с которым пленница встречалась, удалось освободить девушку. Казалось бы, все завершилось благополучно.

Между тем это был не конец, а только начало истории настолько дикой, фантастической, нелепой и беззаконной, что если бы по ней решили снять криминальный боевик, то зритель, пожалуй, мог бы подумать, что сценаристы сильно перегнули палку. Смотрите: за арестом следует похищение, девушку держат в бетонном бункере, накачивая неизвестными препаратами… Когда ей удается вырваться, ее несколько раз объявляют в розыск, пытаются признать сумасшедшей. У адвокатов, выступающих на стороне героини, взрываются и горят машины… А самое нелепое то, что «главной злодейкой» и движущей силой этой истории выступает… мать героини! Которая не просто родительница, а еще и депутат Рады от Партии регионов в прошлом, а ныне — высокопоставленный чиновник, сотрудница Администрации президента. «Да такого просто не может быть!» — скажете вы, и будете неправы. Потому что каждый эпизод подтвержден документами.

Впрочем, давайте обо всем по порядку.

 

Героиня этой истории Диана Самойлик (в девичестве Антипенко) семь лет назад познакомилась со своим будущим мужем, Сергеем Самойликом, и тот почему-то не понравился родителям девушки. Скорее всего, он не устроил их тем, что сам прочно стоял на ногах, был владельцем преуспевающей фирмы, а стало быть, фигурой независимой. Впрочем, сама Диана, единственная дочь состоятельных родителей, говорила, что ни один из ее ухажеров не нравился папе с мамой. Но тем не менее, вначале она пыталась наладить между родителями и Сергеем нормальные отношения… пока те не поставили вопрос ребром: мол, и слышать не хотят о нем. «Мне уже 28 лет, я взрослый человек и вправе сама решать, с кем встречаться!» — заявила им Диана. Но не тут-то было.

Диана Самойлик (в девичестве Антипенко) с мужем. Фото: kp.ua

В начале августа 2013 года Диане позвонил отец: «Когда ты будешь дома? Я зайду к тебе, нужно поговорить». Но только-только отец с дочерью уселись пить чай, неожиданно в гости наведалась и мать… в компании нотариуса. И с порога потребовала у дочери подписать генеральную доверенность на управление имуществом (двумя квартирами, которые были зарегистрированы на девушку). Диана отказалась, нотариус, пожав плечами, ушел. Однако тут же в квартире возникли некие, как это принято говорить, «молодые люди спортивного вида». Как рассказывала Диана, отдав им распоряжения, Ирина Антипенко заявила дочери: «Ты отсюда не выйдешь. Или подпишешь доверенность, или тебя прямо отсюда увезут в сумасшедший дом».

Под таким прессом Диана согласилась подписать любые документы. Нотариуса вернули, генеральная доверенность была оформлена, но пленницу не спешили выпускать. В квартире остался один «спортсмен», второй дежурил снаружи, на лестничной площадке. По телефону Диана связалась с Сергеем, тот вызвал милицию. Но когда милицейский наряд позвонил в квартиру, двери стражам порядка открыла Ирина Антипенко. Показала корочку народного депутата, сказала: «У нас все в порядке», и наряд уехал. Вскоре квартиру покинула и мать девушки, та осталась вдвоем со «спортсменом»… и прожила так целый месяц! «Это квартира-студио, одно большое помещение, без перегородок и стен. Я спала на кровати, и тут же, на диване, ночевал какой-то чужой мужчина», — вспоминала Диана.

Однако сдаваться девушка не собиралась, о чем прямо заявляла матери с отцом. И тогда через несколько дней после начала «заключения» произошло нечто дикое. «Меня поймали, скрутили, сделали внутримышечный укол, и я сутки была в заторможенном состоянии, — рассказывает Диана Самойлик. — На следующий день в квартиру пришел некий молодой человек…»

Это был врач-психиатр Владислав Сова, специализирующийся на алкогольных и наркотических зависимостях. Он прямо заявил девушке, что ей не по силам тягаться с родителями: у них больше денег и прочих ресурсов, и если они решили «сделать дурочку» из собственной дочери, то уж точно сделают. Поэтому для самой Дианы будет лучше подчиниться их требованиям. А потом доктор написал заключение (почему-то на бланке медицинской фирмы «Борис») о том, что, по его мнению, у девушки можно диагностировать «истерическое расстройство личности, диссоциативное конверсионное расстройство личности» и на повторной консультации в психиатрической клинике необходимо решить вопрос о стационарном лечении.

Тем временем жених Дианы Сергей Самойлик не сидел сложа руки. «Квартира была собственностью Дианы, и любой мог войти туда с разрешения собственника, — рассказывал он. — К тому же мне подсказали, что в этой ситуации хорошо бы заручиться содействием прессы. Телеканалы «1+1» и «Громадське телебачення» пошли мне навстречу, я вызвал наряд милиции и мы вошли в квартиру».

Собственно, тогда и был снят сюжет об освобождении девушки. Но дальнейшее развитие событий показало, что на самом деле до хэппи-энда было еще очень далеко.

Фактически Диана оказалась на свободе в чем стояла — в джинсах и футболке. Но без паспорта, диплома, документов на право собственности. И без денег, разумеется. Впрочем, в одном ей повезло: накануне своего «пленения» она забыла у подруги сумочку, а в ней лежал загранпаспорт, и таким образом у Дианы Антипенко был на руках документ, удостоверяющий личность. Впрочем, вскоре после этого пара зарегистрировала свои отношения и Диана сменила фамилию на Самойлик.

Но в ночь, последовавшую за освобождением девушки, произошло еще одно занятное событие: мать… продала квартиру Дианы, пользуясь генеральной доверенностью на распоряжение имуществом. Сделка была зарегистрирована в полночь: отличное время для операций с недвижимостью! Впрочем, Диана и Сергей по сей день убеждены, что дело было вовсе не в имущественных вопросах, а в том, чтобы получить право обвинить Сергея в незаконном вторжении в чужую квартиру. Но… освобождение произошло на несколько часов раньше, и придраться было не к чему.

Ну вот, казалось бы, и финиш. Да, отношения с тещей и тестем у Сергея не задались, да и Диана после всего произошедшего особо теплых чувств к родителям уже не питала. Логичнее всего было бы забыть друг о друге и как-то жить дальше — так, во всяком случае, подсказывала нормальная человеческая логика.

Но у Ирины Антипенко на этот счет были свои соображения.

Утром 29 апреля 2014 года Диана складывала вещи: ей предстояла небольшая операция и она собиралась в клинику. Сергей в этот день был в командировке в Полтавской области и вот-вот должен был вернуться. А пока он попросил водителя с фирмы отвезти Диану к врачу.

Собрав пакет с вещами и увидев, что он тяжеловат, девушка позвонила водителю и попросила его подняться в квартиру, чтобы помочь снести вещи. Десять минут, пятнадцать… Водитель не появлялся. Наконец в двери позвонили. Заглянув в глазок и увидев знакомое лицо, Диана открыла двери… и в нее уперся ствол пистолета с глушителем. Вместе с водителем в дом вломились двое мужчин. Ударив по лицу Диану (чтоб не кричала!) и связав водителя и находившуюся в доме помощницу по хозяйству, они сгребли в пакет ценные вещи и документы (прихватив почему-то и материалы диссертации, которую писала Диана Самойлик). Девушку вывели во двор и усадили в автомобиль Toyota, где находились еще двое незнакомцев. Когда машина выезжала из двора, Диана увидела, что за ними едет джип Сергея, на котором приехал водитель, оставшийся связанным в квартире. Она спросила, зачем они взяли машину, и получила ответ: «На разборку отгоним». Автомобиль поехал через Киев — с правого берега на левый. По дороге у Дианы зазвонил телефон — это был Сергей. Но один из ее похитителей отобрал телефон и вышвырнул из машины. В своих показаниях, вспоминая этот путь неизвестно куда, Диана рассказывала, что пыталась расспросить похитителей: кто они такие и куда ее везут. И получила в ответ: «Мы майдановцы». И совет… изменить свое отношение к родителям.

По дороге девушке закрыли глаза. Наконец машина остановилась, ее высадили и завели в какой-то бетонный бункер, на дверях которого была табличка «Хранилище №8».

«Приблизительно через 30 минут зашли мужчина №1 и мужчина №2 (похитители, которые вломились в квартиру. — Ред.). Мужчина №1 держал в руках видеокамеру, — рассказывала Диана следователю. — Мужчина №1 сказал мне, что сейчас он будет проводить видеосъемку, в ходе которой будет спрашивать меня о моих анкетных данных, данных моего мужа и родителей. Я спросила, зачем им это нужно, на что он мне ответил, что это необходимо сделать для заказчиков моего похищения».

Немного позже Диана попыталась бежать: раскрутив веревку, которой были завязаны ручки двери комнаты, где ее держали, она очутилась в каком-то ангаре и собиралась улизнуть через закрытые ворота, но ее заметили и водворили на место.

Заброшенное бомбоубежище в Дарницком районе Киева, где, по словам Дианы, ее держали похитители. Фото из архива Дианы Антипенко / kp.ua

Человек, арендовавший помещение (один из тех, кого впоследствии осудили за похищение), в своих показаниях говорил, что подержать у себя девушку его попросил приятель, который пояснил, что «его знакомая из Верховной Рады Украины попросила подержать ее дочку, поскольку дочка является наркоманкой и ей необходимо лечение, которое добровольно проходить не желает, за что мать этой девушки даст ему награду в сумме 5000 долларов США». Это, подчеркиваю, не просто сплетня, а цитата из обвинительного приговора. Второй обвиняемый заявил в суде, что именно Ирина Антипенко обратилась к нему с просьбой организовать похищение дочери, потому что та, мол, психически больная наркоманка, которую надо лечить.

В ночь на 30 апреля девушке натянули на голову куртку, усадили в машину и снова куда-то повезли прочь из Киева на запад (как в старой комедии — «на большой скорости в сторону государственной границы»; по всей видимости, похищенную действительно каким-то образом собирались вывезти из Украины). По дороге Диана вовсю уговаривала своих похитителей отпустить ее, доказывала, что это произвол, и просила связаться с ее мужем. Видимо, аргументы подействовали: сопровождающие вышли на контакт с Сергеем, а приехав во Львов, отпустили девушку. Оценив этот жест доброй воли, Диана Самойлик после всячески способствовала смягчению приговоров и даже заключила с похитителями мировые соглашения. В итоге некоторые участники истории (те, кто вывез ее во Львов) выступали в суде свидетелями, а непосредственные организаторы похищения получили по году условно. И еще одна интересная деталь: хотя похитители в своих показаниях прямо называли заказчика похищения, имя Ирины Антипенко фигурирует в протоколах допросов, никаких мер в отношении матери не принято.

Итак, девушку освободили, преступники осуждены. Опять хэппи-энд? А вот и нет. И это уже, честное слово, совсем не смешно.

Идиотские, в духе третьесортных боевиков, попытки запереть и выкрасть Диану Самойлик-Антипенко закончились ничем. Но боевые действия не прекратились, нет! Поэтому давайте вернемся к началу истории, точнее, к первому психиатрическому заключению доктора Совы. Уже освободившись из-под «домашнего ареста», Диана (тогда еще Антипенко) узнала, что ее родная мать возбудила дело о признании дочери недееспособной. Тогда же появилось еще одно заключение психиатра Андрея Канищева, сделанное на основе… пояснений матери, домработницы, дальних родственников и знакомых, а также новогодней открытки (?!), написанной Дианой. «Исследованные документы дают основания для обоснованных сомнений в психическом здоровье Антипенко Д. О. и ее способности в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими», — пишет эксперт, считая, что есть основания для проведения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы. Позже, в 2016 году, психолог и судебный эксперт Александра Радзевилова тоже дает заключение, в котором говорится, что «поведение Самойлик (Антипенко) Дианы Олеговны изменилось с лета 2013 года» и она настаивает на необходимости проведения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

И первым из документов, указанных экспертами, стоит злополучное заключение доктора Совы. Диана с Сергеем обратились в полицию с требованием возбудить уголовное производство о фальсификации медицинского заключения на том основании, что доктор Сова никогда не работал в клинике «Борис». Тот в свою очередь пояснил, что ему позвонила некая дама, представившаяся администратором клиники «Борис», и предложила ему выехать на дом для консультации. А уже в квартире Дианы он получил бланк клиники с печатью… догадайтесь, от кого? Разумеется, от Ирины Антипенко. Тем временем допрошенный в качестве свидетеля тогдашний директор клиники «Борис» заявил, что лично доктора Сову не знает, никаких бланков ни ему, ни Ирине Антипенко не давал. Однако уголовное дело о фальсификации заключения все-таки закрыли (позже адвокат Дианы Сергей Трофимов оспорил это постановление, и в апреле 2018 года оно было отменено).

(В скобках заметим, что существует еще одно заключение специалиста, сделанное в 2017 году доктором медицинских наук Александром Морозовым, которое составлено не на основе сомнительных документов, а в результате общения с «объектом исследования» и прямого медицинского осмотра. Доктор Морозов констатирует, что не находит симптомов психических отклонений. И кроме всего прочего замечает, что Диана Самойлик имеет два высших образования — юридическое и экономическое (дипломы Института международных отношений), защитила диссертацию, получила степень кандидата юридических наук, что уж точно не под силу психически нездоровому человеку.)

Всего же родители молодой женщины четыре (!) раза возбуждали дела о признании дочери недееспособной: дважды исковые заявления исходили от матери, дважды — от отца. Но это было еще не все. Стоило семье выехать за границу — тут же в полицию поступало заявление об исчезновении или убийстве Дианы. Когда меньше года назад Диана родила ребенка, тут же стала получать странные смс, касающиеся маленькой дочки, и теперь она боится выходить с ней на прогулку.

Адвокатам семьи Самойлик тоже приходится несладко. И если бы только их «бомбили» разнообразными заявлениями в правоохранительные органы, обвиняя в «создании преступной группы», «давлении на суд» и прочих грехах! Нет, все гораздо серьезнее. Так, в феврале 2016 года после одного из судебных заседаний Ирина Антипенко швырнула в лицо адвокату Сергею Трофимову какой-то белый порошок, вызвавший химический ожог лица, который квалифицировали как легкие телесные повреждения. А 16 сентября того же года сгорела машина адвоката Трофимова, и тоже открыто уголовное дело, по которому нет никаких результатов. Скажете, что машину могли поджечь неизвестные хулиганы? Тогда как объяснить то, что ровно через неделю точно так же сгорает автомобиль адвоката Богданова, который тоже занимался делами семьи Самойлик? Совпадение?

И по факту нападения на адвоката в суде, и по фактам поджога машин открыты уголовные производства. Но все три дела зависли намертво. Между тем в деле о нападении в суде десятки свидетелей видели, как Олег Антипенко задержал адвоката Сергея Трофимова в коридоре Апелляционного суда Киева, а Ирина Антипенко бросила ему в лицо едкий порошок. Почему же зависло столь очевидное дело? Не потому ли, что следствие боится связываться с заместителем начальника Главного контрольного департамента Администрации президента Украины?

Сейчас кандидату юридических наук Диане Самойлик 33, и последние пять лет вместо того, чтобы спокойно работать, жить, радоваться материнству, она живет в постоянном страхе. «Моя жизнь и жизнь моей семьи превратилась в сплошной кошмар», — пишет она в своем обращении в Ассоциацию психиатров Украины.

Тем временем 24 июня в Голосеевском суде будет рассматриваться четвертое по счету дело о признании Дианы Самойлик недееспособной. Почему родители в своем маниакальном желании подчинить себе дочь сейчас делают ставку не на похищения, а на психиатрический диагноз? Потому что в нашей стране, увы, существует самый что ни на есть «законный» способ лишить человека прав, отобрать все, что он имеет, и в итоге помножить его на ноль. Это — признание его недееспособным. Разумеется, такое решение принимает исключительно суд. Однако даже самый добросовестный судья, вынося его, опирается на экспертное заключение, а оно может быть, мягко говоря, не очень достоверным.

Впрочем, «карательная психиатрия по-новому» — тема отдельного серьезного разговора.

* * *

«Ракурс» решил обратиться к матери Дианы Самойлик Ирине Антипенко с просьбой прокомментировать ситуацию. Располагая тремя телефонными номерами, мы последовательно набирали их все. На основном номере стоял ограничитель звонков, второй не обслуживался. По третьему номеру трубку взяли. Но разговор ограничился фразой «К нам поступили документы, предоставленные Дианой Самойлик...». И вызов немедленно прервался.

Подготовила Олеся БОРИСЕНКО

Читайте также: Дело психиатрической больницы как пример нарушения прав человека

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...