четверг, 30 июня 2016

Racurs.ua

Изменение риторики Путина: тактический ход или личный страх

Комментарии

Сепаратисты устали и уже истощены. Кто бы ни был сегодня во главе террористических структур, они колеблются. Опасаются, что останутся без поддержки Путина, боятся активности украинской центральной власти.

Если технически сегодня Владимир Путин готов к началу военной агрессии, то психологически — нет. О чем свидетельствуют изменения в риторике президента РФ и о том, что может остановить Кремль, рассказывает Валентин Бадрак, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения:

— Опасность военного вторжения остается. Полагаю, что этот момент немного отдален во времени, ведь благодаря проведению антитеррористической операции (АТО) Украина фактически сорвала текущие планы Путина. События 2–5 мая не дали Кремлю осуществить агрессию силами армии. Скорее всего, президент РФ будет изучать ситуацию по крайней мере до конца этой недели и смотреть на соотношение сил. Как недавно выразился известный шахматист и оппозиционный политик Гарри Каспаров, «проект Новороссии не удается: высокое сопротивление материала на различных уровнях — и в самой Украине, и в отношениях с Западом, и внутри российской элиты есть сбои. Путин пока выигрывает время».

Украину ждет еще один беспокойный период 20–25 мая. Задача Кремля сегодня — не демонстрировать давление России на Украину, а показать, что криминал вышел из-под контроля и делает все что угодно, в том числе и по отношению к русскоязычному населению восточных регионов.

Нужно признать, что на востоке страны идет гражданская война, у которой есть свои особенности: среди наемников очень много криминала. Российская сторона сделала это сознательно для демонстрации того, что украинская власть не контролирует Донецкую и Луганскую области. Именно поэтому Кремль поощряет такие вещи как пытки людей, мародерство, захват зданий, запугивание населения, которое колеблется и должно определиться, какая сила даст стабильность и безопасность в регионе: будет ли это центральная власть в Украине или сила, которая пришла со стороны России. Учитывая антитеррористическую операцию, ситуация стала еще опаснее. Для населения наступает момент истины: на кого ориентироваться?

С другой стороны, наблюдаются определенные позитивные признаки. Сепаратисты (имею в виду украинцев, выступающих на стороне России, вооруженные или невооруженные — это уже другой вопрос) устали и уже истощены. Кто бы ни был сегодня во главе террористических структур, они колеблются превыше всего. Опасаются, что останутся без поддержки Путина, боятся активности украинской центральной власти. Изучая перехваченные переговоры, заявления, события, в том числе и призыв выдать оружие всему населению, я пришел к выводу, что эти люди сегодня слабы, ищут возможности влияния посредством хаоса и криминалитета. Если бы, условно говоря, Путин отказался от поддержки этих структур, нейтрализация их деятельности заняла бы несколько дней. Важно понимать, что многие из террористов хотят а) получить какую-то власть для себя и б) получить деньги. Идеология для них довольно туманна и неясна, об этом можно судить и по псевдореферендуму.

Второй положительный момент — Путин колеблется, каким образом строить диалог с Западом. Как известно, президент РФ в начале мая провел масштабные военные учения. Были использованы ракеты «Тополь-М» и стратегические бомбардировщики Ту-160. Это значит, что Путин направил Западу месседж о готовности идти до конца, напомнив о ядерном оружии. Мне кажется, сегодня все больше людей понимают, что Путин — враг человечества и в своих посягательствах не остановится ни перед чем. Он зашел в Украину и его амбиции не дают ему отсюда выйти.

Остановить Путина может только сила. Есть три важных аспекта влияния на Кремль, которые являются неизменными: первый — устойчивость самой Украины (армии, самообороны, населения, и мы сегодня в известной мере это демонстрируем); второй — консолидированная реакция Запада; третий — реакция населения России, которое сегодня находится в состоянии опасения, ожидания.

Главное, на мой взгляд, сейчас — это консолидированная позиция ЕС. Многомиллиардные суммы годового оборота с Россией — это достаточно серьезно, и в определенной степени можно понять страны, которые не хотят терять такие деньги. Но Европа еще не совсем осознает, какая опасность исходит от Путина. К сожалению, сегодня мы констатируем определенные разногласия внутри Европы, и это самое опасное. В частности, Франция занимает определенную деструктивную позицию. Если Италия осуществляет проекты с Россией в скрытом виде, то Франция это делает открыто. Как пример — проект кораблей «Мистраль» (десантные корабли, которые прозвали «швейцарскими ножницами» за их универсальность и способность выполнять сразу четыре задачи: десантировать на сушу воинские части, перевозить вертолеты, быть центром командования и плавучим госпиталем. — Ред.), которые Франция готова поставлять и в дальнейшем России. Более того, один из этих кораблей РФ собирается разместить на территории Черного моря, что представляет опасность не только для Украины, но и для Восточной Европы. Президент Франции также пригласил Путина на празднование 70-й годовщины высадки союзников в Нормандии во время Второй мировой войны. Именно такие различия в структуре ЕС и НАТО дают Путину надежду, что его агрессивные действия могут быть удачными.

О стойкости Украины. Многим кажется, что антитеррористическая операция проходит странным образом: наши подразделения фактически подставляют себя под удар, в весьма ограниченном режиме могут уничтожать террористов, преимущественно их блокируя. 2 мая стало переломным моментом, который дал уверенность прежде всего самим военным и структурам антитеррористических подразделений. События в Одессе, несмотря ни на что, также считаю историей успеха, когда украинское единство себя отстояло и продемонстрировало готовность к борьбе на уровне самообороны. Именно одесские события существенно повлияли на сознание Путина. Это один из эпизодов, который доказал президенту РФ: если его армия в любом виде (от диверсантов до конкретных армейских подразделений) прибегнет к прямой агрессии, может здесь увязнуть, столкнувшись фактически с партизанским движением и мощным сопротивлением населения.

Я поддерживаю именно такую тактику проведения АТО. Мы были бы абсолютно неправы, если бы призвали военных применять оружие против мирного населения. Наиболее уязвимым моментом АТО является поддержка частью населения восточных регионов террористических движений. Как с этим бороться? На мой взгляд, нужно применять нелетальное оружие — светошумовые гранаты, водометы, учитывать все возможности, существующие прежде всего в спецподразделениях внутренних войск для блокирования мирного населения. (По сообщениям руководителя Центра военно-политических исследований Дмитрия Тымчука, сегодня нет элементарных средств, необходимых для проведения полицейских операций — например, тех же светошумовых гранат. При Януковиче все было пущено на Майдан. — Ред.) В отдельных, исключительных случаях пользоваться законом о милиции, то есть применять оружие при опасности для жизни, попытке завладеть техникой, вооружением.

Существует также проблема в формате психологии украинских подразделений. Напомню, что еще в 2008 году (это доказывают результаты различных социологических исследований того времени) в глазах россиян был создан враждебный образ украинца. Почти три четверти российского населения поддерживали возможное вторжение России в Украину. Тогда этот вопрос рассматривался в контексте принуждения Киева отказаться от евроатлантической интеграции. Достоверно известно (об этом сообщали различные экспертные группы, в том числе и спецслужбы) о том, что в 2008 году состоялась первая официальная рекогносцировка российских структур по осуществлению нападения на Крым с подробными планами. На фоне длительной подготовки российской стороны к агрессии и готовности русского народа к этому, мы наблюдали пацифистские настроения украинцев и наших военных в частности. К сожалению, подобные настроения до сих пор в значительной степени мешают военным подразделениям, особенно вооруженным силам. Может звучать цинично, но без этого для нас существует угроза потерять страну, и мы просто должны в том числе предвидеть определенные жертвы.

Не могу не вспомнить батальоны Днепропетровщины, организованные за деньги Коломойского. Это тоже одно из значительных достижений в ведении борьбы с Кремлем. Создание подобных милитаристских подразделений существенно влияет на игроков, которые окончательно еще не определились, в первую очередь, на Рината Ахметова. Считаю, что где-то в начале мая Ахметов фактически потерял тот контроль над регионом, который ему приписывали. К сожалению, недостатком АТО является сосредоточение в определенное время на Славянске (маленьких городах), а ведь именно в эти дни украинская власть потеряла контроль над Донецком и Луганском. Ахметов понимает одно: население делает выбор между силами. Люди сегодня в таком тяжелом состоянии, что им все равно, какая сила подарит безопасность и стабильность. Тот факт, что Ахметов начал создавать собственные милитаристские структуры, свидетельствует о том, что он хочет сначала восстановить авторитет за счет создания отдельной силы, а потом уже определяться.

Как известно, оборона России в значительной степени зависит от Украины. Пока неизвестно, как и кто будет поддерживать ракетные войска стратегического назначения, а именно ракеты РС-20 (по натовской классификации SS-18 «Сатана»), ведь именно днепропетровские специалисты поддерживали их в надлежащем виде и осуществляли переоборудование. Россия без Украины не возобновит строительство крупнейшего военно-транспортного самолета Ан-124 (модернизация 300) «Руслан» и не сможет претендовать на монополию крупногабаритных перевозок, осуществляемых этим тяжеловозом. Николаевское предприятие «Заря»-«Машпроект» поставляло газовые турбины для российских кораблей. Кроме того, РФ находится в значительной зависимости от поставок авиационных двигателей предприятием «Мотор Сич». Хотя производство на НПО им. Климова в принципе позволяет производить такие двигатели, но покрыть все потребности невозможно ни технологически, ни количественно.

На военном параде Россия гордилась «Хризантемой» — мобильным противотанковым комплексом, но мало кто знает, что без продукции черкасского «Фотоприбора» эта боевая машина производиться не может. Как известно, ключевую технологическую продукцию также поставлял киевский завод «Арсенал». На территории Украины находится «Хартрон», и несмотря на то, что пакет акций принадлежит России, украинская власть имеет все рычаги прекратить поставки систем управления для российских ракет. В этом списке также львовская «Лорта», поставлявшая элементы для современного оружия. Это основные предприятия (всего их около 25), и если они не будут поддерживать оборону РФ, это будет серьезным ударом.

Если кто-то считает, что таким образом Украина уничтожит свой собственный оборонно-промышленный комплекс, это не так: например, в прошлом году в обороте украинского самолетостроения Россия занимала всего лишь 10%. Космос сегодня ориентирован на Запад, это поставки ступеней для европейского ракетоносителя «Вега», американских ракетоносителей, существует также украинско-бразильский проект.

Если мы затронули тему военной техники, нельзя не упомянуть тот факт, что Россия отдает наши корабли в Крыму. Этакая демонстрация якобы цивилизованного пути подведения итогов по Крыму, мол, произошел не захват полуострова, а отделение. Тем более что в техническом смысле эта техника не представляет почти никакого интереса. Но готова ли Россия отдать самолеты, зенитно-ракетные комплексы? В составе Черноморского флота есть корабль, который строился именно в Украине и предназначен для стратегических прорывов корабельных групп. Именно этот корабль нужен России, и раньше она пыталась обменять его на два других, но украинская сторона не соглашалась. Готова ли Россия отдать его? Пока же Путин демонстрирует позицию агрессора, избавляющегося от устаревшего ненужного вооружения.

На сегодня Украина продолжает проигрывать информационную войну. По моему мнению, произошли положительные тенденции, ведь внутри самой России становится больше людей, не разучившихся думать и выступающих против политики Путина. Можем вспомнить группу режиссеров и актеров, выступивших за освобождение захваченных в плен украинцев, — режиссера Павла Юрова и художника Дениса Грищука. Гарри Каспаров назвал Путина маньяком с ядерным оружием, который «попал в цугцванг» — шахматную комбинацию, когда любой ход ухудшает позицию. Сейчас очень актуальным стало бы привлечение экспертов (прежде всего россиян — лидеров общественного мнения, проживающих на Западе или находящихся за пределами России) к откровенным оценкам действий Путина и военной агрессии. Мне кажется, этот потенциал еще не использован.

Для понимания личности Путина и того, как зомбирована часть россиян, приведу один простой пример, о котором, возможно, все слышали, но не обратили на него должного внимания. Возьмем главного диверсанта Игоря Гиркина («Стрелка»). Человек, который рискует своей жизнью ради амбиций Путина и осуществляет диверсии против другого народа, живет в небольшой квартирке в серой многоэтажке. Это показательно, ведь Россия всегда пыталась держать людей в низких мотивационных возможностях. В Чечне, например, когда погибал русский офицер, ему давали посмертно звание Героя России или другой орден, а его семье — квартиру. Все.

То, что диверсанты легко пересекают границу Украины, вызывает у многих, мягко говоря, недоумение. Это последствия старой идеологии и территориального принципа комплектования войск. Если посмотреть на карту Украины, скажем, конца 2013 года, все основные военные группировки были сосредоточены на Западе, или в Центре, Восток был абсолютно «чистым». Понять, почему военно-политическое руководство действовало таким образом, мне очень трудно. Ведь многие эксперты, в том числе представители спецслужб, говорили о том, что Россия готовит агрессию. Еще с 2003 года, во время конфликта вокруг Тузлы отрабатывались механизмы агрессии. В то время также были беспорядки в Донецкой области, которые удалось усмирить за счет переговоров. Именно тогда, после Тузлы, в Киеве появился Янукович.

Украинская граница недостаточно защищена, это не большая стена, как в Израиле. Когда я спросил у одного из представителей «Альфы», насколько легко можно перейти через нашу границу, он ответил, что для диверсионной группы нет никаких проблем ее пересечь. Мы наблюдали, как вооруженные структуры пытаются таранить границу. На самом деле это зондирование возможности создания коридора для армейских подразделений в рамках масштабной агрессии. Если технически сегодня Путин может начать агрессию, то психологически он не готов, он колеблется. Если Украине удастся провести президентские выборы в один тур, я думаю, Путин откажется от дальнейшей агрессии. Начнет осторожно отходить.

По материалам пресс-конференции «Изменение риторики Путина: личный страх или тактическая пауза», состоявшейся в информационном агентстве «Главком».

Подготовила Оксана ШКЛЯРСКАЯ

  


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ











НОВИНИ ПАРТНЕРІВ