• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Феномен Порошенко: посредник между Путиным и украинским народом

28.05.2014 12:20 Комментарии

«Донбасс для Порошенко, как для Тэтчер — Фолкленды. Думаю, что ключ у Путина — с ним надо договариваться. Хочется или не хочется. Тем более, что дальнейшая эскалация конфликта будет втягивать в эту воронку и Россию».

Выборы в Украине состоялись, осторожные прогнозы об одном туре стали реальностью. Все мы понимаем, что беспрецедентная явка, невиданная доселе демократичность и открытость выборов произошли не потому, что большинство украинцев хотели поддержать кандидатуру фаворита гонки — Петра Порошенко. Люди голосовали за мир и безопасность.

И призер этих соревнований получил не трофей, а огромную ответственность за доверие украинского народа. Сможет ли новый президент объединить страну и как будут строиться отношения Украина–Россия?

В чем феномен Порошенко?

Тарас Чорновил, депутат ВР нескольких созывов, политический эксперт:

Результат выборов был прогнозируем. Напряженная интрига была вокруг одно- или двухтуровости выборов. Ближе к концу избирательных гонок не столько усилиями самого Порошенко, сколько Тимошенко, вариант выхода в один тур становился все более реальным. Люди после Майдана начали лучше чувствовать фальшь, чего не поняла Юлия Владимировна, но технологи Петра Алексеевича хорошо это почувствовали. Порошенко удалось своевременно подхватить призыв типа «Голосуй в первом туре, иначе будет катастрофа!». Если бы этот тезис начал запускаться в момент, когда его рейтинг только начал подниматься и составил около 20%, считаю, что на этом он бы и затормозился. А когда рейтинг перевалил за 35%, этот призыв стал целесообразным на фоне ситуации на Востоке. К тому же, именно команда «Батькивщины» ведет АТО. По факту, это не антитеррористическая операция в классическом определении, это международная миротворческая операция в джунглях Африки. Именно понимание того, что президент отвечает и за внешнюю политику, и за вопросы безопасности, гарантии прав и свобод людей, подтолкнуло избирателей к быстрому определению.

Реально рейтинг Порошенко приближался к 50% , но превысил эту отметку за счет избирателей Гриценко и других кандидатов. Они отдали свои голоса фавориту, надеясь на скорейшее решение проблемы безопасности в стране.

Позитивом и негативом Порошенко можно назвать его гипертрофированную амбициозность и некоторую самовлюбленность, определенную конфликтность (именно поэтому он избегал прямых встреч с Тимошенко, не потому, что нечего было ответить, а потому, что мог ответить слишком жестко) . С другой стороны, зная его лично, могу сказать, что у Порошенко просто невероятное желание войти в историю Украины как человек, который поднял Украину. Удастся это ему или нет? Нас ждет интересный период. Но у него есть огромное желание, для реализации которого он готов многим жертвовать.

Сначала Порошенко придется разобраться с командой, которая есть в ВР. С одной стороны, ее нужно отправлять на перевыборы. С другой, ВР должна утвердить должностные лица, которые подает президент. Также ВР должна сделать что-то по просьбе президента с Аваковым. Считаю, что наладить порядок на Востоке не удастся, если этот человек останется на своем посту.

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий:

Феномен Порошенко не только в том, что мы получили президента в первом туре с большим отрывом от второго призера. А также в том, что три месяца назад такого рейтинга не было. Ключевым объяснением такого акселеративного доверия есть два психологических состояния украинского общества: первое — высокие ожидания людей после Майдана, второе — это усталость от неопределенности, полувойны в обществе, на Востоке Украины. Это фактически сделало выборы безальтернативными, превратив их скорее на референдум не столько доверия к Порошенко, сколько референдум о территориальной целостности, суверенитете.

Украинские выборы — это не выбор между пророссийскими и прозападными кандидатами, это выбор внутри европейского выбора. Раньше у нас власть и оппозиция были по разные стороны баррикад — проевропейских и пророссийских. Сейчас и первое, и второе место в избирательной гонке получили проевропейские политические силы. Различия — в средствах и темпах реализации европейского курса. Порошенко имеет политический опыт, он — дипломат, у него хорошие связи среди элит. Учитывая его менеджерский, бизнесовый опыт он является реализатором этого проевропейского курса.

Сможет ли новоизбранный президент объединить страну?

Т. Чорновил: Если бы президентские выборы проходили в два тура, скорее всего, Восток Украины превратился бы в территорию, необратимо оторванную от Украины: за это время этот регион перенасытился бы криминальным элементом. Восток стал бы для Украины наподобие Абхазии для Грузии. Мы удержали контроль, который мог быть потерян в ближайшие недели. У нас есть президент, играть в имитацию АТО слишком рискованно. Предполагаю, что активизация АТО состоится еще до инаугурации. Из уст Порошенко достаточно жестко прозвучала фраза, что с террористами и диверсантами переговоров не будет никаких.

По активизации АТО — антитеррористическая операция наконец-то реально начнется. Сейчас для Порошенко очень важно избежать жертв со стороны украинских военных. Война перейдет в более технический аспект: ракетные удары по блокпостах, запуск авиации, артиллерии и т.д. Будет введен комендантский час, и все находящиеся в это время на блокпосту автоматически будут считаться преступниками. Одновременная бомбардировка всех блокпостов приведет к достаточно большим жертвам со стороны террористов и не думаю, что вызовет негатив среди мирных жителей в самом донецком регионе. Несколько таких точечных ударов без потерь украинских военных могут переломить ситуацию в регионе, придадут рейтингу Порошенко и откроют для него возможность начать более опасную в вопросе человеческих жизней наземную операцию по зачистке боевиков.

Сейчас Партия регионов не может быть субъектом переговоров. Сам Ахметов как человек, который создал рабочие места и которые могут быть потеряны из-за его личных проблем, должен быть таким субъектом. То есть, не как представитель политики, а представитель местного бизнеса. Нужно создать «контрольный пакет » местных переговорщиков, выступающих за унитарность страны и которые смогут представлять Восток Украины. Нужно пытаться найти баланс между давлением Запада и каким-то определенным «задабриванием» России (что будет очень трудно, но РФ все равно придется пойти на переговоры), для предотвращения прямого вторжения в Украину и чтобы у Путина не сработал один из гитлеровских комплексов.

В. Карасев: Восток мы еще не потеряли, но можем. К сожалению, большие ожидания в Украине часто заканчиваются большим разочарованием. От того, как Порошенко решит проблему Донбасса, будет зависеть его дальнейшее президентство. Станет понятно: он сильный президент или слабый. Донбасс для Порошенко, как для Тэтчер — Фолкленды (Великобритания отвоевала Фолклендские острова у Аргентины в 1982 году, что усилило позиции правительства Маргарет Тэтчер. — Ред.) . Многое зависит от команды, которая будет у президента, кто будет стоять во главе МВД, Министерства обороны, возглавлять спецслужбы.

Я думаю, что ключ у Путина — с ним нужно договариваться. Хочется или не хочется. Тем более, что Кремль не очень стремиться поддерживать самопровозглашенные республики, ведь дальнейшая эскалация конфликта будет втягивать в эту воронку и Россию. Нужно также формировать субъекта переговоров — из разрозненных групп активистов, элит Востока. Без поддержки общества новоизбранному президенту не справиться с огромным объемом работ на Востоке страны.

Украина—Россия: какими могут быть отношения с Путиным?

Т. Чорновил: Если говорить об Украине, то мы можем говорить об уровне амбиций, это более-менее арифметическая величина, которую можно посчитать. Когда мы говорим о Путине, то это возбужденные, шизофренические имперские амбиции, которые не могут иметь арифметической величины. Реальность сегодня такова: Россия поставлена в очень неудобную ситуацию. Не столько из-за действующих санкций, а из-за ПРО. Когда российские ракеты практически не имеют реального шанса поразить цели в США, а американские имеют такие шансы, автоматически перестает существовать статус России как ядерной державы. Бывший министр иностранных дел Порошенко в этой ситуации является хорошим переговорщиком для Путина. Кратчайший путь в Москву лежит через Женеву: предварительные разговоры должны состояться на четырехстороннем уровне. Ведь «уважаем выбор народа Украины» и «признаем избранного президента» — это две большие разницы. Пока факта признания нет, он будет де-факто, а не де-юре.

В. Карасев: Кризис на Востоке Украины имеет международный характер, отношения Украины и России будут всегда в контексте отношений Украины с Западом. Есть еще один момент: украинские и российские президенты всегда договаривались друг с другом. Например, Кравчук и Ельцин — можно было апеллировать к советскому прошлому; Януковича можно было держать на крючке. Сегодня это невозможно. Путину нужно договариваться с украинским обществом. Мы голосовали «за» Порошенко потому, что голосовали «против» Путина, и «за» его наказание. Порошенко — это посредник в отношениях между Путиным и украинским народом. Это другая задача, осторожная дипломатия — никаких сговоров, подковерных, непрозрачных договоренностей. Это будет совсем другая внешняя политика — отношения между государствами, а не между элитами.

Подготовила Оксана ШКЛЯРСКАЯ

По материалам пресс-марафона «Выборы в Украине: послесловие», который состоялся в информационном агентстве «Обозреватель».

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...