• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Дело ГПУ о законах 16 января: ход Калетника

Народный депутат Украины Игорь Калетник, председательствовавший на заседании парламента во время принятия одиозных законов 16 января, считает обвинения ГПУ построенными на оценочных суждениях и домыслах прокуроров. Аргументы, прямо скажем, потрясающие.

Бывший первый заместитель председателя Верховной Рады Украины (ВРУ) Калетник ответил Олегу Махницкому, который дважды (в мае и июне 2014 года) направил в ВРУ как и.о. генпрокурора представление относительно согласия на избрание меры пресечения в виде содержания под стражей нардепа Калетника.

В своем обращении член Коммунистической партии, который вышел из состава фракции КПУ в Раде, заявил, что «представление о предоставлении согласия» противоречит Конституции Украины (ст. 80 абз. 1 «Народным депутатам Украины гарантируется депутатская неприкосновенность»).

Калетник направил в ГПУ сравнительную таблицу отдельных пунктов обвинения, с которыми он не согласен, и выдержек из законов Украины и других нормативных документов, которые якобы подтверждают его правоту. Приведем самые интересные места из таблицы, которую публикуем ниже полностью.

Напомним, уголовное производство в отношении Калетника и Владимира Олейника (председателя Счетной комиссии на пленарном заседании ВРУ 16 января 2014 года) было открыто по факту фальсификации подсчета голосов —  ч. 1 ст. 366 (служебный подлог) Уголовного кодекса Украины (УК).

Однако Калетник доказывает, что, оказывается,  во время голосования в Раде отдельный народный депутат не является представителем законодательной власти, ссылаясь при этом на решение Конституционного суда Украины (КСУ) от 17 октября 2002 года и постановление Высшего административного суда Украины (ВАСУ) от 14 декабря 2010 года. Калетник уверяет, что статус представителя власти нардеп приобретает лишь «вне пределов проведения пленарного заседания ВРУ» в отношениях с предприятиями, учреждениями, организациями и отдельными гражданами.

Кроме того, Калетник не забывает и о своем «соучастнике» (по версии ГПУ) — бывшем регионале Олейнике, возглавлявшем Счетную комиссию на заседании 16 января. Напомним, ГПУ квалифицировала действия Олейника как злоупотребление служебным положением, а также заподозрила его во внесении в официальные документы заведомо ложных сведений, тогда как Калетника подозревает в организации этих преступлений (ч. 3 ст. 27 ч. 2 ст. 364, ч. 3 в. 27 ч. 2 ст. 366 УК Украины).

Однако Калетник убеждает ГПУ, что председатель Счетной комиссии ВРУ не является должностным лицом, так как эта комиссия... не входит в аппарат парламента, а ее глава не получает за свою деятельность зарплаты. Следовательно Олейник, по мнению Калетника (или его юристов), не может подпадать под действие статей 364 и 366 УК Украины.

Далее Калетник отрицает как формально ложные обвинения в объявлении о внесении в повестку дня законопроектов, которые в дальнейшем получили определение «диктаторские», и вынесении их на голосование без обсуждения. По словам нардепа, само по себе объявление о внесении в повестку дня любых законопроектов «не является и не может быть преступлением», а вынесение законопроектов на голосование без обсуждения не является уголовным преступлением. (Здесь Калетник отмечает, что за период пленарных заседаний Верховной Рады с 23 февраля по 1 июля 2014 года более 40 законопроектов председатель парламента вынес на рассмотрение и голосование без обсуждения. С чем, к сожалению, действительно не поспоришь).

Наиболее резонансный момент обвинений ГПУ — объявление о «ручном режиме» голосования законопроектов - Калетник тоже отметает твердой рукой. «Вывод обвинения о наличии технической возможности для голосования не соответствует действительности. Техническая возможность голосовать с помощью электронной системы предполагает не только ее надлежащее техническое состояние, но и саму возможность народного депутата голосовать с помощью электронной карты, что было невозможным», —  отмечает Калетник.

Безосновательными и надуманными экс-заместитель председателя ВРУ считает и обвинения ГПУ в других процедурных моментах того дня — предоставлении Олейнику возможности объявить результаты голосования без подсчета голосов (счастливые 235 голосов за каждый из законопроектов) и внести их в протокол.

«Оценочные суждения, собственные домыслы прокуроров, их интерпретация якобы предоставленных свидетелями показаний не являются и не могут быть основанием для привлечения кого бы то ни было, в том числе и народных депутатов Украины к уголовной ответственности», —  уверяет Калетник в обращении к и.о. генпрокурора. В конце он отмечает, что представление ГПУ свидетельствует о «возможности ответственности за принятие законов, которые, по тем или иным основаниям, кому-то не нравятся или не согласуются с их личными убеждениями». Такая формулировка смещает фокус внимания к содержанию принятых 16 января законов, тогда как обвинения прокуратуры касаются формы, способа, которым были приняты эти законы.

Обвинения ГПУ в совершении преступлений «в интересах правительства и лично бывшего президента Украины Виктора Януковича» Калетник считает изобретением прокуроров и прецедентом в мировой юриспруденции.

Прислушается ли к аргументам Калетника Генеральная прокуратура и в очередной раз затормозит дело о должностных преступлениях, или создаст прецедент и накажет депутатов за циничные и откровенные манипуляции в стенах парламента, покажет время.

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати






    Загрузка...