• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Больше всех давит на суды исполнительная власть

Правосудие дергают все властные институты, не говоря уже об отдельных одиозных персоналиях, всем хочется приобщиться к судебной реформе, возглавить изменения и подчинить суды себе

Когда речь идет о необходимости реформирования судебной системы (а этот вопрос поднимается на протяжении всех 23 лет существования нашего молодого государства, при каждом новом президенте создаются соответствующие советы или комиссии), специалисты и просто неравнодушные граждане в первую очередь вспоминают о беспристрастности и независимости Фемиды. Мол, надо сделать суды и судей независимыми — не на бумаге, а в реальности. При этом каждый подразумевает что-то свое, наболевшее, так как и судебная система, и каждый отдельный судья, несмотря на гарантированную законодательством независимость, на самом деле зависимы от многих факторов. Взять хотя бы уже упомянутую деталь: рабочие группы по реформированию судебной ветви власти создаются при президенте Украины. Не говоря уже о значительном влиянии на судебную систему Верховной Рады. Однако и президент, и ВР не настолько влияют на суды, как исполнительная власть — Кабинет министров, а точнее — Министерство юстиции.

Председатель Совета судей Украины Людмила Соломаха признается, что судебная власть не является независимой (по крайней мере, за 21 год работы судьей она этой независимости не почувствовала). Наибольшее давление — от исполнительной власти, решающей вопрос финансирования судебной системы. И помимо наказания рублем, у исполнительной власти есть и другие рычаги влияния. Например, третьего сентября Министерство юстиции издало распоряжение, чтобы все судьи в срочном порядке сдали декларации о доходах. Этот люстрационный шаг сделали еще до того, как вступил в силу ЗУ «Об очищении власти». То есть на момент издания распоряжение не имело под собой законных оснований.

Бывший судья Руслан Роженко привел показательный случай, когда клерк из Управления юстиции г. Киева устроил обыск в кабинете председателя суда, изъял из канцелярии дела, а потом написал представление в апелляционной инстанции об отмене решения суда, которое, по его мнению, не является законным. «У нас судью могут привлечь к дисциплинарной ответственности за решение, которое прошло все инстанции и оставлено в силе», — возмущается господин Роженко.

На самом деле, попытки власти управлять правосудием — это отголосок прошлого, когда судью могли вызвать в райком партии и дать рекомендацию относительно «правоприменения» в каком-то определенном деле. Как вспоминают старые судьи, это была единственная структура, которая могла себе такое позволить. Из чего, вроде бы, должно следовать, что тогда суды были более или менее независимыми. Но в тоталитарном обществе было единоначалие, всем заведовала коммунистическая партия. А сейчас власть распределена, вот и дергают правосудие все властные институты, не говоря уже об отдельных одиозных персоналиях, всем хочется приобщиться к судебной реформе, возглавить изменения и подчинить суды себе.

Недавно на одном из мероприятий, где юридическим сообществом обсуждались пути судебной реформы, известный адвокат, доктор юридических наук Василий Кисиль (который, кстати, был и является членом вышеупомянутого совета при четырех президентах Украины — от Кучмы до Порошенко) в который раз возмущенно рассказал присутствующим о совместном заседании ВСУ и Кабмина в стенах Верховного суда. «О какой независимости и разделении властей можно говорить, когда одна ветвь власти приходит к другой, чтобы ей там что-то диктовать? В какой демократической стране такое возможно? Для меня как для юриста это нонсенс, такие вещи недопустимы».

«Возможно, со стороны это и выглядело, что начальство пришло давать Верховному суду какую-то установку, но поверьте, это было не так. Просто из-за нехватки времени, из-за необходимости в неотложном разговоре решено было сделать совместное совещание», — оправдывался заместитель министра юстиции Игорь Бондарчук. Он заверил, что Минюст, как никто, выступает за устранение политического влияния и исполнительного фактора, даже предлагает лишить Верховную Раду полномочий на назначение и увольнение судей. А единственным органом, ответственным за решение вопросов подбора, карьеры, ответственности судей, сделать Высший совет юстиции Украины.

Народный депутат трех созывов Степан Хмара уверен, что за все годы независимости Украины наши суды всегда были зависимыми: и от законодательной власти, и от исполнительной. Каждый президент государства (не является исключением и нынешний) пытался управлять судами. Он считает это самой большой опасностью и самым большим тормозом для развития правового государства и призывает гражданское общество обратить на это внимание.

По мнению С. Хмары, именно гражданское общество и должно формировать судебную ветвь власти: «У нас в стране есть квалифицированные юристы: общественные и политические деятели, адвокаты, ученые, судьи в отставке, которые бы с радостью присоединились к этой работе. Без кураторов в виде то ли президента, то ли Кабмина. Только таким образом можно сформировать действительно независимый и добропорядочный суд. Поэтому первая задача для судебной системы — освободиться от власти других, ни одна другая ветвь власти не должна влиять на суд».

Профессор права КНУ им. Т.Шевченко Николай Хавронюк уверен, что судебная система не должна быть третьей ветвью власти, и вообще иметь какое-либо отношение к власти. Это нечто совсем другое, что над всем этим, вне государства. Судами должно руководить судейское самоуправление, государство не должно вмешиваться. Тогда можно избавиться от влияния других ветвей власти.

Но сможет ли судебная власть сама себя очистить и коренным образом измениться? «Учитывая то, что выпороть себя смогла одна-единственная унтер-офицерская вдова, да и то в известной комедии Гоголя, а не в жизни, думаю, что самой судебной системе себя реформировать — не под силу», — делится размышлениями В.Кисиль. Впрочем, кто сказал, что судебная власть не должна быть хоть как-то подконтрольна обществу, просто нам с вами?

Не менее остро, чем в Украине, вопрос формирования новой судебной системы в свое время встал перед Грузией. И реформа таки достигла своей цели — страшная коррупция, которая господствовала в судах, была преодолена. Однако возросло влияние на суды... прокуратуры. Все прокурорские запросы беспрекословно удовлетворялись.

«С самого начала нам казалось, что система процессуальных отношений работает очень хорошо, а потом мы поняли, что суды свободны от коррупции, но зависимы от государства и государственных органов. За последние годы в связи с этим было сделано немало шагов к продолжению судебной реформы, в частности, к переформатированию Высшего совета юстиции Грузии, куда вошли представители гражданского общества и академических кругов. Был изменен порядок назначения судей — бессрочно, но с испытательным сроком на три года. Мы не скрываем своих ошибок и своего опыта, и радостно им поделимся с Украиной», — рассказывает Георгий Закарашвили, советник-посланник посольства Грузии.

Давление со стороны прокуратуры, очевидно, испытывают на себе и отечественные судьи. В определенной степени об этом свидетельствует тот факт, что в Украине почти не выносится оправдательных приговоров: судья более склонен поддержать обвинение, то есть прокурора. Кроме того, если в гражданский или хозяйственный спор вмешивается прокуратура, то и суд практически всегда — на стороне той стороны, за которую вступилась прокуратура.

«Нередкими, даже системными, стали случаи, когда прокуратура инициирует уголовное производство против судьи по ст. 375 УК Украины о принятии неправосудного решения. Это при том, что решение, которое стало причиной преследования судьи, прошло и апелляционную, и кассационную инстанции, не было отменено и вступило в силу», — говорит Л.Соломаха.

Как справедливо замечают юристы, судьи зависимы и от собственного начальства, то есть председателя суда. Как-то Василь Кисиль открыто сказал об этом судьям, входившим в упомянутый совет по вопросам реформирования судебной системы. Они начали в один голос отрицать, что нет, мол, на судей никакого административного давления, председатель суда — это не авторитет, он не влияет на судопроизводство, а решает лишь организационные вопросы. Договорились до того, что вообще не имеет значения, кто будет эту функцию выполнять. Тогда адвокат предложил следующее: назначать председателем суда старшего по возрасту. А потом, каждые два года, назначать всех по очереди в алфавитном порядке. Или, если серьезно, вообще отказаться от этой должности, пусть в судах будет введена должность обычного директора, решающего чисто хозяйственные вопросы. Как можно догадаться, судьи такое предложение не поддержали.

А какие функции выполняет председатель суда в любой другой стране? Николай Хавронюк много ездил по миру, изучая опыт других стран. Как-то, находясь в Германии, он спросил председателя окружного суда, чем именно тот занимается на своей административной должности. «Ну, например, сегодня, когда я узнал, что к нам приедут гости, я сбегал в соседнюю пекарню за свежими булочками. Вот, угощайтесь», — ответил председатель суда.

В последний год влияние на суды наблюдается и со стороны людей. Не тех, кого мы называем гражданским обществом, а толпы. Недобросовестные стороны процессов или адвокаты нанимают безработных и бабушек, и те за 200 гривен в день устраивают митинги под судами, инсценируя праведный гнев трудящихся и требуя не законного или справедливого, а конкретного решения по делу. Или вообще приводят в суды неразговорчивых людей в балаклавах и камуфляже. На шум сбегаются журналисты — и пошло-поехало...

«Судьи, работающие недолгое время, не могут выстоять перед таким напором общественности», — признается Л.Соломаха.

Судейская независимость — неотъемлемый элемент демократического общества. Кроме этого, она может быть неотъемлемым фактором экономического роста и развития, считает судья из Швейцарии Штефан Гасс.

На международном саммите «Суды и общество», который состоялся в Киеве еще в 2010 году, судья Уильям Даффи (США) рассказал, что в США есть три ветви власти, две из которых подотчетны народу, а третья — судебная власть — вообще неподотчетна (нам до такого еще далеко, потому что наша судебная власть, которая была дискредитирована отдельными ее представителями, еще долго будет под подозрением у народа).

По словам В.Даффи, от времен основания США судебная власть была отстранена от политического процесса, поскольку отцы-основатели США определили, что ценности, изложенные в преамбуле к Конституции, могут быть достигнуты только при условии независимости судебной ветви власти. Несколько ключевых принципов текста статьи III Конституции США определяют независимость судебной власти: пожизненное назначение, защита от уменьшения вознаграждения за труд, обеспечение исключительного полномочия рассматривать и решать споры между частными лицами и правительственными организациями. Законодательная и исполнительная ветви власти являются активными движущими силами процесса управления страной. Судебная власть — это реактивная сила: к ней обращаются только при необходимости рассмотреть и решить дело.

«По сути, суды — это место последней надежды, куда обращаются, когда восстановление справедливости не обеспечивают другие ветви власти. Они прекращают злоупотребление властью правительственными учреждениями, и таким образом защищают права граждан. Эта роль определяет уникальность судебной власти и требует, чтобы она функционировала по-другому. Независимость судебной власти является неотъемлемой частью защиты демократии, она ей необходима для защиты свободы», — отметил судья Даффи.

Хорошо о судейской независимости высказался и C. Хмара: судьи должны зависеть от права, от закона и от Господа Бога, а не от других властных структур.

Читайте также: Судебная реформа, вариант второй: точечные удары по системе



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ