четверг, 23 марта 2017
Racurs.ua

Феномен украинского менталитета, или Братья ли украинцы и россияне?

Об особенностях украинского менталитета и составляющих «российской души»

«Говорят, россияне, украинцы и белорусы — один народ, а их правители — другой. Ну, с правителями более-менее ясно. А с народом? Действительно ли мы «одинаковые»? Или все-таки разные? Кто такой украинец? Чем он отличается от русского, поляка, француза? Какие в его ментальности козыри? А каковы масти биты?» — это предисловие к книге «Украинский менталитет: иллюзии, мифы, реальность» Александра Стражного. Книга была издана на украинском и русском языках в 2008 году. Сегодня вы вряд ли найдете это издание в книжных магазинах —  тираж быстро разошелся (прочитать можно в электронном варианте). Спектр «украинской души», ее сильные и слабые стороны, сходство и отличие украинской ментальности от российской и европейской — эти темы сегодня стали еще более актуальными. Ведь ответы на эти вопросы проливают свет на многие события, происходящие в нашей стране.

Что означает менталитет? Заглянем в энциклопедию: слово «менталитет» образовано от двух латинских слов mens или (род. падеж) mentis — душа, дух и alis — другие. Это совокупность интеллектуальных, эмоциональных, культурных особенностей, ценностных ориентаций, установок, присущих социальной или этнической группе нации, народности. Термин возник в исторической науке, однако в настоящее время часто используется в психологии и социологии. Понятие менталитета довольно объемное, включает в себя взгляды, оценки, ценности, нормы поведения и морали… Менталитет складывается на основе общего исторического, культурного, социального и экономического развития той или иной общности.

Об особенностях украинского менталитета, составляющих «российской души» — писатель и психотерапевт Александр Стражный.

— Первый шаг, который меня подвинул к этой теме, — это обычное любопытство. Раньше мы все были советскими людьми. Некоторые из нас такими и остались, советская общность никуда не делась. Но в 2004 году, когда началась Оранжевая революция, многие из нас задумались: один ли у нас, украинцев, менталитет, или есть какие-то различия? В чем, собственно, проявляется украинский менталитет?

Чтобы найти ответы на эти вопросы, я стал искать литературу. Обнаружил, что научно-популярных изданий по украинскому менталитету практически не существует. Те, что есть, условно говоря, можно разделить на три типа.

Первый я бы назвал так: параноидально-патриотические мантры. Что-то типа: «москали пошли от Мосоха, а казаки от первого сына Иафета — Гомера». В общем, «Украина — родина слонов». Ну, если не слонов, то в крайнем случае самых разумных, самых хитрых мартышек.

Второе направление — диаметрально противоположное. Его можно свести к фразе, которая звучит следующим образом: украинец — это маргинал, человек, невротизированный комплексом неполноценности, невостребованности, нереализованности… В подобных исследованиях (причем своих, украинских авторов) красной нитью проходит вывод: «нас гнобили, гноблять і гнобити будуть».

И третий вариант публикаций — глубокомысленные философские трактаты, в которых что-либо понять затруднительно.

Оказывается, даже сейчас, в XXI веке, в украинской культуре нет четкого представления о том, что такое национальный менталитет. Скажем прямо: мы себя не знаем. А не зная — не понимаем.

Не найдя ответа на этот вопрос, решил ответить на него сам. Постарался быть непредвзятым, не выдвигать каких-то собственных гипотез, а объективно (насколько это возможно) описать то, что есть. Несколько лет перелопачивал историческую и психологическую литературу.

В своей книге я сравниваю не только русский и украинский менталитет, а также так называемый европейский. Я очень близко связан с Россией, бываю там каждый год, поэтому могу сказать, что знаю русский менталитет. В конце-концов, мама у меня русская, а папа — украинец. Живу в Украине, а работаю в Венгрии

Если говорить о европейском менталитете, то он, конечно же, различен. Италию и Норвегию населяют совершенно, казалось бы, разные люди. Однако и в Европе есть некая общность. В конце-концов, менталитет жителей Москвы и Сибири — тоже отличается. Менталитет галичан и жителей востока Украины разный, но есть и общие моменты.

Для того чтобы понимать, что такое менталитет, на что он влияет, нужно просто осознать механизмы его формирования. Менталитет формируется в первую очередь природными условиями, местом, где народ живет достаточно долгое время.

Считаю, что советского менталитета не существует, потому что это всего лишь период каких-то 70 лет. За это время менталитет сформироваться не может. Карл Юнг, швейцарский психиатр, первый подметил, что менталитет формируют так называемые архетипы. Архетипы — это то, что формировалось в определенной нации в течение долгого-долгого времени, тысячелетий.

Украинская нация — оседлая нация. Достаточно редкий феномен в мире. Украинский менталитет начал формироваться, на мой взгляд, с того времени, когда наши предки начали заниматься сельским хозяйством, с времен Триполья. Когда перешли от собирательства, выращивания животных к земледелию. Украинский чернозем, который является уникальным, позволял нашим предкам себя прокормить и никуда особо не мигрировать. Кроме того, в структуру этой земли вливались и скифы, и сарматы, и греки, и северные народы, и венгры прошли через нас. Все эти вливания приносили свой вклад, который нужно рассматривать, чтобы найти стержень.

В России нет такого чернозема (лишь кое-где возле Украины). Предки современного российского человека вынуждены были куда-то мигрировать, кого-то завоевывать, быть более агрессивными, для того чтобы обеспечить себе условия проживания. Украинцу не нужно никого завоевывать, агрессия не в его натуре. Если его никто не трогает, он ни на кого не нападает. Конечно, защищаться нужно, но завоевывать нет необходимости.

Россия еще более мозаична, чем Украина. Российский менталитет более агрессивный, это особенность этой общности. Никуда от этого не денешься. Это необязательно плохо: если спортивная команда не ведет себя агрессивно, она никогда не выиграет. Скажем так: если украинец добрее россиянина — это не хорошо и не плохо. Это данность.

Несмотря на эти особенности, российская агрессия стала для меня неожиданной. Я считаю, что на Украину не нападала Россия. На Украину напали некоторые представители, находящиеся у власти. Не нужно путать страну с государством. Российское общество не является до такой степени агрессивным, чтобы напасть на братский народ. Это отдельные девиации (отклонения в чем-то) у отдельных руководителей.

Недавно я посмотрел фильм о Судетах в Чехословакии. Был поражен, насколько это напоминает события, которые происходили в Луганской и Донецкой областях. Соответствующие настроения людей подогревались очень грамотными психологами, пропагандистами, у которых были свои цели. Человек — существо, которое можно индуцировать (направлять куда-либо). Индуцирование его настроениями, желаниями (может быть, получать больше пенсию, говорить на русском языке) — все это искусственно усиливалось нашими соседями.

Мой сын во время Майдана в качестве оператора поехал в Донецкую область, снимал там в 20-х числах февраля. Передавал настроения в Донецкой области, которые можно описать так: ну и ладно, победили вы на Майдане, только нашего Ленина не трогайте, давайте жить дружно. Возле памятника Ленину стояли, может быть, человек 30, которые кричали: «Россия!» Массовость была создана теми, кто поставил перед собой такую цель. Просто составили план аннексии Луганской и Донецкой областей. Пообещали людям многое, не дав им этого, попросту обманули. Кстати, история с распятым мальчиком — очень технологична и симптоматична. Такие истории с глумлением над младенцами уходят истоками к Римской империи. Все это уже было много лет назад.

Не так давно в одном из филиалов общества «Мемориал» лидер ячейки решил провести наглядный эксперимент: сначала выступил с обращением, а потом спросил всех присутствующих (интеллигентов, диссидентов): «Согласны ли вы с этим заявлением о защите наших сограждан?» Естественно, все согласились. А потом он сказал, что зачитал обращение Гитлера, вот только немцев заменил на россиян. Все были шокированы.

Главное отличие украинца от россиянина: украинец много знает о своей стране, может быть, не исторически, а в житейском плане, например, какие люди живут в каких областях, чем отличаются. Я полжизни провел в России. Россияне о самих себе знают намного меньше, чем о том, что делать с Кавказом, Прибалтикой, Беларусью, Украиной и т. п.

Россия — цивилизационный экстраверт. Все ее действия направлены вовне. Украинцы — интроверты. У России более мужское начало, у Украины — более женское. 

Важны объективные моменты. Например, в Москве собрана прекрасная школа востоковедения. Существуют интерфейсы, люди, которые могут интерпретировать события. Вовлекать людей в повестку дня, соответственно, катализировать это любопытство, интерес ко всему происходящему далеко за пределами страны. Один из моментов, над которым нам нужно поработать, — создать украинскую школу востоковедения. Коран, например, только недавно перевели на украинский язык.

Мне кажется, одна из проблем нашей сегодняшней ситуации в том, что россияне считают, будто есть какая-то общность, стержень, за который они борются. Если же признать, что на самом деле мы — разные общности, которые имеют полноценную мифологию, культуру, которая может только дополнять друг друга, тогда многие вопросы снимутся. Россияне пытаются найти какую-то славянскую общность, а нас пытаются при этом разделить. Но мы же не боремся за общие ценности, например, с японцами? Мы понимаем, что это другая цивилизация. Нужно признать, что Украина сделала другой цивилизационный выбор. Такое бывает. Противоположная точка зрения — она ни плохая ни хорошая. Просто другая.

Россияне нас убеждают, что мы были братьями. Что вкладывается в это понятие? Кто такой брат? Как мне кажется, это человек, с которым у тебя были общие интересы, за которые ты готов отдать жизнь или пролить кровь. Были ли у нас такие общие интересы с поляками? Да, были. Получается, что все народы, с которыми мы взаимодействовали, у которых мы учились, с которыми мы боролись, в том числе за независимость, — братья. Мы лавировали между различными империями. Если посмотреть, то практически все народы, которые нас окружают, можно назвать братскими. Но ведь часто своих друзей или коллег, живущих далеко, мы любим больше, чем своего соседа. Где начинаются и заканчиваются теплые чувства к какому-то человеку, о котором ты ничего по сути не знаешь, это отдельный вопрос. Братские народы — это еще одна из ловушек.

А теперь о характерных для украинского мировоззрения особенностях. Основными чертами мозаики «украинской души» оказались: оседлость, хозяйственность, консерватизм, универсальность, миролюбие, смелость, свободолюбие, демократичность, духовность, одаренность, сентиментальность, мистицизм, сердечность, мироощущение в стиле барокко, открытость, сообразительность, хитрость, лукавство, своеволие, оптимизм, жизнерадостность, чувство юмора, поклонение женщине, уважение к семье, эротичность. Длинный список вроде бы положительных черт.

В украинском менталитете есть также «отголоски забытых недугов», среди которых провинциальность, заниженная самооценка, «совковость», наивность, инфантильность, небрежность, замкнутость в своей группе, недостаток целеустремленности, скупость, жадность, неуважение к себе и окружению, анархичность, непоследовательность, слабая любознательность, беззаботность, амурный авантюризм.

Украинский менталитет, который формировался тысячелетиями, феерично быстро приобрел новые черты за годы независимости. Несмотря на отсутствие экономических реформ, в Украине за последние годы произошли колоссальные изменения. Словно тихий хутор проснулся от летаргического сна и начал возводить на месте сельсовета, памятника Ленину и недостроенного клуба небоскребы, супермаркеты, банки, картинные галереи. Освободившись от коммунистических иллюзий, украинцы, с одной стороны, устремились к фарватеру мировой цивилизации, а с другой, вернулись к своим извечным ценностям и архетипам. Вместе с обломками советской империи остались в прошлом ее утопические упования, надежда на даровое светлое будущее, имитация трудовой деятельности, тотальный дефицит, повальное пьянство.

Украинцы обладают качествами, которые тормозят экономическое развитие Украины. Многие из нас не могут похвастаться целеустремленностью и решительностью. Для большинства характерны осторожность, инертность, медлительность. Мы не любим рисковать, живем по принципу «авось», долго взвешивая «за» и «против». Даже при наличии знаний, эрудиции, опыта нерешительность значительно снижает «коэффициент полезности». Поэтому в Украине не хватает инициативных харизматичных личностей.

Украинец по своей натуре больше консерватор. Стремится не найти что-то новое, а сохранить уже созданное. Это определяет его неумение, а может, и нежелание идти в ногу со временем.

Украинская ментальность не имеет доминанты закона — это видно хотя бы в поведении первых лиц государства. 

Любая экономическая деятельность является следствием стремления к собственной выгоде. У наших сограждан этого стремления более чем достаточно. Однако сегодня это качество парадоксальным образом является не катализатором, а тормозом развития экономики. Поясню, что имею в виду. Мир украинца всегда был ограничен его собственной усадьбой. В переносном смысле он ею ограничен и теперь. Это означает, что украинцу в принципе плевать на все, что не касается непосредственно его: собственные интересы намного выше интересов страны. Это объяснимо, ведь страны у него никогда не было. Стоит ли удивляться, что политики, которые дорвались до власти, тоже проникаются лишь собственными интересами? Патриотизм для них лишь случайный аксессуар. К тому же не хватает государственного мышления. Оно у них клановое. В отличие, скажем, от мышления лидеров Японии или стран ЕС, где есть глубокие корни государственности. Незаинтересованность украинских политиков в реформах является одним из главных тормозов развития экономики.

Из социализма в сегодняшний день перешли небрежность, халтура, лень. А традиционное украинское «свободолюбие» и самоуправство в экономической плоскости перерастают в производственную анархию, в неподчинение начальнику.

Украинец думает одно, говорит другое, а делает третье. Ему присущи такие черты как сообразительность, хитрость, лукавство. Однако в бизнесе последствием этих качеств являются непоследовательность, ненадежность, стремление обвести партнера вокруг пальца. Собственно, никуда не делось и «совковое» представление о бизнесе, для которого характерны низкий уровень предприимчивости, имитация деятельности, теневые схемы, коррупция, кумовство, стремление «урвать» все и сразу, но так, чтобы ничего не делать. Такое впечатление, что в Украине никак не может закончиться «итальянская забастовка» — все на своих местах, но никто ничего не делает.

С другой стороны, украинцу присуща такая важная национальная черта, как хозяйственность. В народных пословицах и поговорках понятия «хозяин», «хозяйка», «хозяйский ребенок» звучат не иначе как похвала. Большинство высших руководителей Советского Союза были выходцами из Украины. В украинце в генах заложено все упорядочить, наладить, отремонтировать. Дай ему волю — он горы свернет! Канадцы не ставят под сомнение то, что возрождением их аграрно-промышленного комплекса они обязаны именно украинцам. То же самое можно услышать и в Латинской Америке.

Украинец — универсал. Он легко овладевает несколькими смежными профессиями, в затруднительных ситуациях умеет быстро найти нестандартное решение. В этом ему помогает его особое мироощущение: с витиевато-оптимистическим началом, образностью и стремлением все украшать. Это — мироощущение в стиле барокко. Оно присуще не только украинским архитекторам, художникам, писателям, но и каждому украинцу. Такой стиль мышления отличал и запорожских казаков, побеждавших не только благодаря силе, рациональной тактике или «железной» дисциплине, но и действиям, которых от них никто не ожидал. Нестандартные ходы, живость, несимметричные ответы — все это дает о себе знать как в украинской экономике, так и в геополитике. И в этом наш психологический козырь. Ведь эти качества не присущи ни европейцам, ни американцам. Западная (готическая) психокультура исповедует узконаправленную специализацию и четкое соблюдение инструкций. Между тем барочность предполагает не схематизм, а «красивость». Украинским «экономическим коньком» вполне может стать мода, производство новых видов одежды, дизайн. Мир завален безликими телевизорами, компьютерами, автомобилями. Украинец же стремится сделать все «красиво». Может, это и есть наша экономическая ниша?

Украинцам присущ здоровый прагматизм. Условно говоря, он все досконально просчитывает. Для развития экономики это отнюдь не плохо! Даже знаменитая украинская «жадность» здесь может сыграть положительную роль.

Миролюбие, неагрессивность, умение избегать столкновений — это фактор стабильности. А стабильность — залог доверия со стороны инвесторов, хорошая возможность для размещения в Украине производств западных корпораций.

Есть надежда, что экономические изменения (если они, конечно, начнутся) в нашем жизнелюбивом обществе пойдут быстро и «с огоньком». Украинцы долго запрягают, но потом их не остановить! Мгновенный прорыв вряд ли возможен. «Нельзя из плохой футбольной команды сделать чемпиона мира. Из плохой команды можно сделать хорошую, из хорошей — очень хорошую, а из нее уже и чемпиона мира», — говорил Валерий Лобановский. Украина однажды смогла попасть в высший эшелон мирового футбола. И ей вполне по силам попасть в высший эшелон мировой экономики. Главное — поставить перед собой такую цель и делать все, чтобы ее достичь.

Читайте также: Как телевидение манипулирует сознанием — профессор МГИМО

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ