• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Следственные судьи не прошли испытание Майданом

Результаты проверок применения мер к участникам Майдана доказывают: активисты попадали за решетку на основании сфальсифицированных доказательств, а иногда — при их полном отсутствии

На основании закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» создана Временная специальная комиссия (ВСК) по проверке судей судов общей юрисдикции. Цель комиссии — проверка деятельности судей, принимавших решения по делам против майдановцев.

Одним из дел, рассмотренных ВСК, было заявление Владислава Загоровко против судьи Шевченковского районного суда города Киева Светланы Гайдук. «Узнику Банковой» судья назначила меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на 60 суток. В. Загоровко инкриминировали участие в массовых беспорядках, оказание сопротивления работникам власти и повреждение государственного имущества. Следователь, который вел это дело, ходатайство мотивировал тем, что «1 декабря 2013 года примерно в 14 часов Загоровко, действуя совместно с Превером, Притуленко, Нижненко, Болотовым и другими, как установленными, так и неустановленными досудебным следствием лицами в количестве примерно 300–500 человек, прибыл к зданию Администрации президента Украины по ул. Банковой, 1 в г. Киеве для участия в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием над личностью, уничтожением имущества, сопротивлением работникам власти с применением предметов, используемых в качестве оружия. С целью совершения этого правонарушения Загоровко и другие перечисленные лица заранее подготовили экипировку для собственной защиты, как-то: бронежилеты, шлемы, защитные щиты, а для прикрытия собственных лиц с целью избежания ответственности применяли лыжные маски, марлевые повязки и тому подобное» (из выступления докладчика по делу, члена ВСК, адвоката Татьяны Юзьковой).

Однако во время выступления на заседании докладчик, ссылаясь на материалы дела, указывает на результаты обыска, противоречащие выдвинутым обвинениям: «Во время обыска, осуществленного в порядке ч. 3 ст. 208 УПК Украины, у задержанного было обнаружено удостоверение водителя, удостоверение многодетного отца, мобильный телефон, то есть никаких средств личной защиты, как отмечалось в ходатайстве о применении средств пресечения, или средств для прикрывания лица, никаких недозволенных предметов или предметов, которые могли бы быть использованы в качестве оружия, у Загоровко обнаружено не было».

В своем докладе Т. Юзькова также отметила, что протокол задержания составлен почти через два часа после фактического задержания подозреваемого, а данных о том, где и кем он был задержан, нет ни в протоколе, ни в материалах дела.

В качестве оснований для задержания не были приведены никакие факты или сведения, есть только ссылки на требования ч. 1 ст. 208 УПК Украины (о возможности задержания лица без постановления следственного судьи, если лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после совершения преступления или на это указал очевидец событий).

Адвокат заявителя Наталья Дорошенко акцентировала внимание на том, что доказательством обоснования подозрения следователь и судья считали протокол допроса свидетеля, который якобы узнал куртку В. Загоровко: «Это вообще был единственный документ из большого тома, где присутствовала его фамилия. Этого протокола не было в предоставленных материалах, то есть судья рассматривала вообще без ссылок на моего подзащитного».

За противоправное решение судьи В. Загоровко фактически заплатил собственным здоровьем.

«Во время задержания его заставили долго лежать на холодном асфальте, после этого ставили на колени и наносили многочисленные телесные повреждения. В результате нанесенных пыток у Загоровко была разбита голова в нескольких местах, побиты ребра с правой стороны туловища, сильно поврежден глаз, что было очевидно как на момент составления протокола задержания, так и на время рассмотрения ходатайства следователя в суде», — указала докладчик Т. Юзькова.

Но, несмотря на эти ужасные и очевидные телесные повреждения В. Загоровко, судья С. Гайдук на них никак не отреагировала, удовлетворив ходатайство следователя о применении к заявителю 60-дневного содержания под стражей. Какое же лечение за решеткой? Время было потеряно безнадежно. По словам майдановца, он еще год скитался по больницам, но, несмотря на усилия медиков, отец троих детей, ранее работавший дальнобойщиком, потерял работоспособность. Теперь он вынужден оформлять II группу инвалидности.

Сама госпожа судья на заседание ВСК не явилась. Ее представитель, адвокат Ростислав Кравец, заявил, что считает решение судьи в тех обстоятельствах мотивированным, и объясняет такие действия угрозой сокрытия подозреваемого от следствия, совершения им давления на свидетелей и потерпевших, препятствования уголовному производству и совершения других правонарушений. Кроме того, представитель судьи подчеркнул, что заявитель был задержан в больнице, а потому судья посчитала, что медицинскую помощь тот получил.

Р. Кравец также отметил, что митингующие поставили собственное право на выражение мнения выше права на здоровье правоохранителей: «Принимая решение, судья осуществила оценку двух конкурирующих сил, где, с одной стороны, были права и интересы более 20 пострадавших, а с другой — ограничение права на передвижение одного подозреваемого и, учитывая опасное положение, в котором в силу рода занятий и политических убеждений оказались пострадавшие и с целью недопущения какой-либо дискриминации, были приняты решения о возможности временного ограничения прав лица, подозревавшегося в совершении преступления».

Он также отметил, что в материалах дела есть рапорт о том, что задержанному предоставлялась соответствующая медицинская помощь, «он был задержан в больнице — то же самое указано в рапорте». А собственно ходатайство адвоката о назначении проверки по факту избиения Загоровко судья отклонила, о чем указала в решении.

Поэтому у адвоката судьи не нашлось ответа на вопрос, является ли назначение проверки по фактам нанесения телесных повреждений правом или обязанностью судьи? «Ну, вы знаете, у нас же сейчас не экзамен... в адвокатуру или институт. У вас есть ответ на этот вопрос», — все, что смог сказать адвокат.

Впрочем, в соответствии с ч. 6 и 7 ст. 206 УПК, если во время любого судебного заседания лицо заявляет о применении к нему насилия при задержании, следственный судья обязан зафиксировать такое заявление или принять от лица письменное заявление и обеспечить безотлагательное проведение судебно-медицинского обследования лица; поручить соответствующему органу досудебного расследования провести исследование фактов, изложенных в заявлении лица; принять необходимые меры для обеспечения его безопасности в соответствии с законодательством.

Более того, следственный судья обязан действовать в таком порядке независимо от наличия заявления лица, если его внешний вид, состояние или другие известные следственному судье обстоятельства дают основания для обоснованного подозрения.

В результате проверки Временная комиссия обнаружила в действиях судьи С. Гайдук признаки нарушения присяги и передала результаты проверки для вынесения решения в Высший совет юстиции. Если ВСЮ согласится с выводами ВСК, то судья будет уволена с должности за нарушение присяги.

Пока ВСК провела 32 проверки, но нерассмотренными еще остались более 300 заявлений пострадавших активистов о проверке судей. Это будет сделано, если Верховная Рада примет решение о продлении работы Временной следственной комиссии, полномочия которой заканчиваются в июне этого года. В случае прекращения работы ВСК материалы проверок, которые члены ВСК не успели рассмотреть, будут переданы в Высший совет юстиции и в Высшую квалификационную комиссию судей Украины.

Впрочем, это и подобные ему дела ставят перед законодателями и судьями еще не один важный вопрос: оправдал ли себя институт следственного судьи, введенный новым Уголовным процессуальным кодексом Украины?

Насколько самостоятельным является следственный судья в принятии решений о предоставлении мер, критичен ли он по отношению к действиям правоохранителей? Почему решение следственного судьи, как свидетельствуют подобные примеры, не направлено прежде всего на защиту нарушенного права, а является воспроизведением позиции следователя? И, наконец, почему те, кто разрушил здоровье В. Загоровко и других тысяч жертв милицейских пыток, до сих пор не наказаны?

Читайте также: Кто должен расследовать военные преступления в Украине и чем может помочь Международный уголовный суд

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати






    Загрузка...