понедельник, 24 апреля 2017

Racurs.ua

ДНР-ЛНР: сепаратизм иждивенцев

Сегодняшние сепаратисты могут создать собственную армию, провозгласить независимость и получить помощь от соседей. Но они все равно будут требовать внимания со стороны государства, от которого якобы пытаются убежать

Уже больше года прошло с момента появления Донецкой и Луганской народных республик. За это время стало возможным обозначить главные черты идеологии этих образований. Ситуация на Донбассе меняется ежедневно, но есть вещи, которые остаются неизменными. И к ним можно отнести определенные политические особенности ДНР и ЛНР.

Понятно, что в условиях войны трудно рассматривать теоретические вопросы. Мы попробуем это сделать, чтобы определить текущее состояние дел в идеологии двух сепаратистских образований на востоке страны.

Донецкая республика без Криворожья

Некоторые идеологи ДНР апеллируют к опыту столетней давности Донецко-Криворожской республики, которая, по их мнению, имела свой потенциал для развития, но была искусственно угнетена большевиками в пользу советской республики с центром в Харькове.

Действительно, в 1918–1919 годах Донецко-Криворожская Советская Республика (ДКСР) была одним из многих типичных образований периода гражданской войны. Ее появление и исчезновение до сих пор остаются белыми пятнами нашей истории.

Следует напомнить, что территория новой республики, по замыслу ее главарей, должна была охватывать Екатеринославскую и Харьковскую губернии, а также часть Херсонской. Южная граница республики должна была идти по Азовскому морю до Таганрога, и далее по железнодорожной линии Ростов — Воронеж до станции Лихая. Таким образом, ДКСР должна была простираться до южных границ нынешней Курской области.

Однако Донецко-Криворожская республика не успела сложиться как государство. В быстроменяющихся условиях гражданской войны такие проекты возникали и исчезали, уступая более мощным идеям. Тем не менее, она осталась мифом для определенных общественных кругов, которым не нравилась украинская идентичность.

Эта тенденция стала заметной еще в начале 1990-х годов, когда донбасские политики стали искать в короткой истории ДКСР корни своей политической самобытности. Затем, по мере укрепления влияния Партии регионов, тема ДКСР становилась менее актуальной, поскольку донецкие группировки интересовались властью в Киеве, а не проблемами сепаратизма.

Только когда в 2014 году власть в Киеве была окончательно потеряна, донецкие элиты снова вспомнили о наследстве Донецкой республики. И воспоминание это оказалось слишком тяжелым по своим последствиям.

Военная диктатура

С первых дней своего существования ДНР-ЛНР работали как военные диктатуры. Во главе республик стояли разные люди, но это в основном были военные, а не политики. Они дают телевизионные интервью в камуфляже, время от времени вспоминают о необходимости «выйти на административные границы Донецкой и Луганской областей» и угрожают провести на подконтрольной территории общую мобилизацию военнообязанных.

ДНР-ЛНР родились как милитаристские проекты, но сейчас любое «государство» стремится назвать себя демократическим, поэтому донбасским сепаратистам приходится проводить выборы и референдумы. В сложном мире политического пост-модерна необходимо все время ссылаться на волю народа.

Но выборы и референдумы, которые проходили в ДНР-ЛНР, не были даже имитацией демократического процесса. Не было списков избирателей, заметного количества международных наблюдателей, да и сам процесс голосования часто проходил в присутствии военных с автоматами.

Такие выборы были мало похожи на демократические, даже если их сравнивать с выборами в России или Беларуси. Но это не слишком беспокоит лидеров ДНР-ЛНР, поскольку главное — создать иллюзию выборов, которая будет работать на имидж нормальной республики с собственной политической системой.

Проблема еще заключается в том, что зарубежные кураторы ДНР-ЛНР окончательно не определились с будущим этих образований. Речь идет о возможности аннексии Россией, или варианте формального пребывания в составе Украины, или продолжения развития в сторону квази-государственных образований по типу Южной Осетии. Если оценивать положение сегодня, то речь идет о варианте непризнанных республик без собственных средств к существованию. Хотя касательно средств у главарей ДНР-ЛНР есть собственные идеи, и они довольно оригинальные.

Нищенские отношения

Хотя власть ДНР-ЛНР и должна была взять на себя какую-то ответственность за своих жителей, на самом деле все происходит иначе. Сепаратисты уверены, что именно Украина должна содержать территории, которые хотят жить отдельно. Видимо, таким образом начинается новая эпоха в развитии сепаратистских движений. Они теперь не просто выступают за отделение, но и пытаются навязать «метрополии» сохранение отношений.

Безответственность в таком случае становится нормой. Открытая граница с Россией почему-то не мешает говорить об экономической блокаде со стороны Украины. Властные полномочия почему-то не позволяют нормально платить за энергоносители и заботиться о своевременной выплате пенсий. Да, по поводу пенсий у ДНР есть свое объяснение.

«Украина, если не признает нашу независимость, то должна платить пенсию жителям ДНР. Если вы можете забирать деньги в Украине — забирайте, и забирайте как можно больше», — заявил в мае этого года лидер самопровозглашенной республики Александр Захарченко.

Такие сейчас сепаратисты. Они могут создать собственную армию, провозгласить независимость и получить помощь от соседей. Но они все равно будут требовать внимания со стороны государства, от которого якобы пытаются убежать.

Такая позиция свойственна как раз представителям неполноценной элиты, которая еще не созрела до самостоятельного управления. Здесь мы снова возвращаемся к неопределенным даже по словам лидеров ДНР-ЛНР перспективам дальнейшего существования этих «республик». Потому что призывы о продолжении финансирования со стороны Киева никак не вписываются в линию на провозглашенное самостоятельное развитие двух образований на востоке Украины.

ДНР-ЛНР создавались как плацдарм для политического и военного наступления на территорию Украины, и хотя уже прошел год, эти образования так и не вышли из состояния неопределенности. Они остаются и будут оставаться временными зонами, в которых нет четко определенной перспективы, но зато есть желание портить нервы соседям. И пока им это удается.

Читайте также: Донбасс: экономика самоорганизуется без государства

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ