• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Петр Порошенко вышел на финишную прямую

Действия президента Петра Порошенко выглядели так, будто у главы государства в голове одновременно два противоположных мнения и пишет он жалобы в Конституционный суд сам на себя

12 июня 2015 года состоялось первое заседание Совета регионального развития, на котором президент Петр Порошенко отметил: «Мы находимся на финишной прямой. Я жду в ближайшее время заседания Конституционной комиссии, оперативного представления концепции Венецианской комиссии, и полон решимости предложить Верховной Раде эти изменения еще до конца текущей сессии».

Президент имел в виду изменение положений действующей Конституции. Однако, на мой взгляд, прямая речь была слишком длинной, ее смело можно было сократить до первых пяти слов.

События последних дней показали, что П. Порошенко действительно вышел на финишную прямую. Увольнение Валентина Наливайченко без видимых мотивов и четких объяснений — только лишний тому пример. Президент оказался в ситуации тотального недоверия ко всем: оппонентам, соратникам, ближайшему окружению. Он подозревает всех в коварстве и потенциальной измене, поэтому увольняет с должностей мгновенно и без колебаний.

Внешне эти политические конвульсии напоминают круговую оборону в глубоком вражеском окружении (тылу). Возможно, мысленно, в одиночестве, он допускает вариант, когда придется собирать чемоданы в дальнюю дорогу...

На днях произошла немного странная история.

Еще 4 февраля 2015 года Верховная Рада приняла закон №144-VIII «О лишении Виктора Януковича звания президента Украины», весь смысл которого состоял из двух коротких предложений. Президент П. Порошенко четыре с половиной месяца изучал эти два предложения, решаясь принять одно из двух решений — подписать или наложить вето, как этого требует ч. 2 ст. 94 Конституции.

Ситуация немного затянулась, потому что если глава государства в течение 15 дней с момента получения закона не вернул его для повторного рассмотрения, закон считается одобренным президентом Украины и должен быть подписан и официально обнародован (ч. 3 ст. 94 Конституции). Депутаты уже даже прижали спикера парламента Владимира Гройсмана с целью выяснить у президента — что происходит с подписанием?

Наконец П. Порошенко в июне поставил свою подпись. На следующий день закон опубликовали и он вступил в силу. Через три дня президент изменил свою точку зрения на прямо противоположную и обратился в Конституционный суд с представлением о признании только что подписанного им закона неконституционным.

Объяснения спикера Администрации президента были еще более странными: со слов Банковой выглядело так, что президент П. Порошенко сделал это намеренно, то есть сознательно подписал неконституционный закон, а потом его обжаловал, чтобы «никто не смог обжаловать решение Верховной Рады»…

Со стороны это выглядело так, будто у главы государства в голове одновременно два противоположных мнения и он пишет сам на себя жалобы в Конституционный суд.

Нет ни малейшего сомнения в том, что упомянутый закон не только прямо противоречит требованиям ч. 3 ст. 105 Конституции (где приведен единственный случай лишения звания президента — импичмент), его нельзя рассматривать даже как нормативно-правовой акт — на что ссылается истец П. Порошенко в своем представлении. Этот закон является просто политической оценкой деятельности ростовского изгнанника.

Верховная Рада часто путает моральное осуждение и юридическое признание виновности лица — осуждение к наказанию, надевая на себя судейскую мантию, что прямо запрещено ст. 62 Конституции. Этот вывод очевиден, поэтому вопрос для П. Порошенко, возможно, находился вовсе не в юридической плоскости. По сути, парламент просил пятого президента подписаться под «приговором» своему предшественнику...

Неизвестно, рассказывал ли отец маленькому Петру в детстве одну ветхозаветную историю, но напомню поучительную байку, приведенную в Талмуде.

Когда-то давно, больше двух тысяч лет назад, пришел один человек к ребе Гиллелю — главе Синедриона — тогдашнего иудейского Верховного суда и Верховного совета одновременно — и спросил: «Уважаемый ребе, объясните мне все содержание Торы за то время, пока я буду здесь стоять на одной ноге».

Ребе Гиллель не растерялся и ответил примерно так: «Не делай другим того, чего бы ты не хотел, чтобы сделали с тобой. Остальное — это комментарии. Иди и учись!»

Есть множество примеров из истории, когда это правило работало без исключений. Ягода, Ежов, Берия расстреливали предшественников. Их тоже расстреляли. В 1957 году против Хрущева на Политбюро восстала старая гвардия — Молотов, Маленков, Каганович. Они проиграли и ожидали казни. Вместо этого Никита Сергеевич поступил с врагами великодушно: все наказание мятежникам свелось к тому, что их исключили из партии и отправили на пенсию. Ни арестов, ни казней.

Когда в октябре 1964 года ближайший соратник Хрущева — Леонид Ильич Брежнев сверг своего покровителя с должности, то консенсусом было принято решение не позорить старика Никиту. Было деликатно сообщено, что он сам попросился на пенсию по состоянию здоровья и эта просьба была удовлетворена.

Можно привести свежие примеры. После 2004 года Виктор Ющенко не стал преследовать своего соперника на выборах — Виктора Януковича. Поэтому закономерно, что после 2010 года в сторону третьего президента Украины также не было применено никаких репрессий. Поэтому колебания президента П. Порошенко — это его страх перед будущим...

На днях Семен Глузман, известный советский диссидент, обратился к П. Порошенко с открытым письмом, где были такие горькие слова: «Господин Квиташвили уедет. В США, разумеется. Ведь он сохранил свое американское гражданство. Пожалуй, уедете и вы, преследуемый новым, совсем не демократическим режимом...»

Уедете, конечно уедете. Если успеете...

Именно поэтому непонятно другое: находясь в состоянии душевных переживаний за свою дальнейшую судьбу, П. Порошенко не нашел ничего лучшего, как взяться за конституционную реформу и в очередной раз переписать ее ключевые положения.

Это уже становится дурной привычкой для президентов — ковыряться в Конституции и что-то там немного подстраивать под себя. Статистика последних 15 лет неумолимо свидетельствует о том, что с вероятностью 100% такой шаг становится началом упадка власти и позора для инициаторов.

Вспомним новейшую историю. Весной 2000 года Леонид Кучма был в зените славы, он только переизбрался на второй срок, он был самодержец, его власть была как непоколебимая глыба. С какого-то перепугу ему оказалось этого мало, он решил изменить Конституцию и сократить количество депутатов до 300, одновременно введя вторую палату парламента. Теперь почти никто не вспомнит, о чем был пока что единственный проведенный в Украине 16 апреля 2000 года референдум.

Несмотря на пустые участки, ЦИК рапортовал о неслыханной явке — более 78% избирателей получили свои бюллетени. Выбор народа показал исключительное единодушие — все четыре вопроса набрали более 80% поддержки, один вопрос — даже 89,9%: Путин нервно завидует... На удивление, оппозиция смотрела на это сквозь пальцы, потворствуя откровенной профанации.

Халтура была страшная. Через несколько месяцев разразился скандал — 16 июня 2000 года представители львовских областных организаций девяти политических партий написали заявление генеральному прокурору Украины, где изложили позорный до неприличия результат проверки подписных листов в г. Львове (простите за цитату): «В подписном листе №7 выявлены следующие записи: п. 6: Х.й Х.йло Х.йович, ул. Научная 15/8, паспорт КА307930 (подпись); п. 14: Пиздень Х.йов Мих.йович, ул. Научная 15/17, паспорт КА319085 (подпись); п. 19: Болт Х.йло (отчество неразборчиво), ул. Научная 15/24, паспорт КА209032 (подпись)» и еще в целом 140 подписей аналогичного содержания.

Эти искренние сторонники двухпалатного парламента имели все шансы войти в историю как бренд кучмовского референдума, если бы в сентябре 2000 года с Кучмой не случился Гонгадзе в острой форме...

Но Л. Кучма оказался на удивление настойчивым. История его ничему не научила. В начале 2004 года он снова решил поиграть в Конституцию — на этот раз в так называемую политреформу. Но его сигналы обществу и политическим кругам оказались настолько противоречивыми, что вместо консолидации он получил потасовку.

Первая попытка голосования за проект изменений в Конституцию №4105 провалилась 8 апреля 2004 года — на табло высветилось 294 голоса, всего 6 не хватило. Во второй раз аналогичный проект под №4180, известный как закон №2222, принимали 8 декабря 2004 года между вторым и третьим турами президентских выборов, когда на улицах бурлил Майдан.

Свою карьеру второй президент завершал позором и унижением, едва сохранил жизнь и свободу. И на кой черт ему была эта Конституция?!

Его преемник — третий президент Виктор Ющенко — в последний год деятельности на посту главы государства, когда дела для него пошли совсем плохо, тоже решил представить городу и миру свой проект закона №4290 от 31 марта 2009 года. Он предусматривал изложение Конституции в полностью новой редакции, в т. ч. введение второй палаты парламента и другие радикальные изменения.

Проект В. Ющенко содержал множество юридически несостоятельных положений и был оторван от политических реалий. Поэтому не удивительно, что во время голосования 22 октября 2009 года прожект «мессии нации» набрал всего 48 голосов. Даже предоставить шанс автору доработать этот «шедевр» согласились только 198 народных избранников. Как говорил ослик Иа: «Жалкое зрелище, кошмар!»

Лидер оппозиции В. Янукович тогда иронизировал, что невозможно относиться к этому проекту серьезно. Мол, В. Ющенко внес его только с целью напомнить о себе накануне выборов президента. Если бы В. Янукович знал тогда свое будущее...

История взлета и падения четвертого президента у нас до сих пор перед глазами. В. Янукович смело пошел тем же путем, что и предшественники. Едва прошло полгода с начала его каденции, как пронырливый юридический комбинатор Андрей Портнов с помощью Конституционного суда вернул исторические часы назад, в 1996 год, аннулировав закон №2222 о внесении изменений в Конституцию, принятый во время Майдана 8 декабря 2004 года.

Впоследствии были внесены еще два изменения в Конституцию: законом №2952-VI от 1 февраля 2011 года народные избранники продлили сами себе и депутатам крымского парламента срок полномочий на один год — до пяти; и законом №586-VII от 19 сентября 2013 года были уточнены полномочия Счетной палаты.

Но и этого было мало. Тогда В. Янукович решил создать так называемую Конституционную ассамблею. Якобы совещательный орган, который на самом деле был предназначен только для одной функции — придать вид всестороннего профессионального обсуждения и единодушного одобрения конституционных фантазий главного юриста Банковой — А. Портнова.

Возможно, что-то было в названии не то. В конце 2012 года в Египте президент-исламист Мохаммед Мурси создал Конституционную ассамблею с целью принятия новой Конституции Египта для дальнейшего закрепления узурпации власти. Но не тут-то было: 3 июля 2013 года произошел военный переворот, этого мурзика взяли за шиворот и бросили в тюрьму, где он сейчас ожидает исполнения смертного приговора...

Тогда, летом 2013 года, на одном из круглых столов экспертов в рамках мероприятий работы нашей Конституционной ассамблеи автор этих строк пошутил, что надо шире использовать положительный опыт работы египетской Конституционной ассамблеи... Я тогда даже не подозревал, насколько эта шутка сбудется: судьба основателя украинской Конституционной ассамблеи окажется ненамного лучше судьбы его египетского коллеги. И то, что он жив и здоров до сих пор, — не его заслуга, а чья-то недоработка...

После побега четвертого гаранта началась полная вакханалия с изменениями в Конституцию. 21 февраля 2014 года Верховная Рада приняла одним чтением абсолютно неконституционный закон №742-VII «О возобновлении действия отдельных положений Конституции Украины», где содержалось четкое указание об изложении статьи 76, 78, 81–83, 85, 87, 89, 90, 93 , 98, 112–115 Конституции в новой редакции.

Если бы Конституционный суд по собственной инициативе изменил или отменил свое решение №20-рп от 30 сентября 2010 года о признании неконституционным закона №2222-IV «О внесении изменений в Конституцию Украины» от 8 декабря 2004 года, все было бы гораздо проще. Однако данное решение КСУ до сих пор действует, согласно сведениям законодательной базы данных Верховной Рады.

В дополнение, под «восстановлением отдельных положений Конституции» подписался самозванец — так называемый и. о. президента Александр Турчинов.

Если сейчас П. Порошенко пришел к выводу о неконституционности оснований лишать В. Януковича звания президента, то скажите, пожалуйста, на каком основании он был «самоустранен» простым постановлением Верховной Рады?

Никто даже не обратил внимания на то, что закон о восстановлении положений Конституции подписан А. Турчиновым 21 февраля 2014 года, а постановление ВРУ о самоустранении президента В. Януковича принято только 22 февраля — днем позже...

Прошел год, и теперь уже пятый президент Украины П. Порошенко в разгар войны и политического кризиса решил пойти тропами предшественников: создал какой-то конституционный совещательный орган с целью очередного «одобрямса» фантазий Банковой, хочет натянуть парламент на свои конституционные желания.

Откровенно говоря, нет ни малейшего желания и времени анализировать, комментировать очередной бред, который хотят навязать сверху обществу. Это можно объяснить на очень простом примере. Есть такой закон, открытый Ньютоном, — всемирного тяготения. Он не устанавливает гравитацию и не утверждает ее свойства. Он лишь отражает существующую реальность — яблоки с яблони падают вниз, а не вверх. Сила притяжения прямо пропорциональна произведению масс и обратно пропорциональна квадрату расстояния между телами.

Верховная Рада демонстрирует абсолютно дикое, феодальное правосознание, поэтому я бы не удивился, если бы этот парламент внес изменения и дополнения в закон всемирного тяготения. Но приведет ли это к каким-то последствиям? Конечно, нет!

Это очень наивное представление о мире, в котором мы живем, что так просто, обычным постановлением или законом можно изменить реальность. Правда заключается в том, что жизнь существует сама по себе, часто вопреки попыткам Верховной Рады что-то там подстроить. Ни один закон и ни одна конституция не могут сверху изменить правовые реалии и нравы общества.

Поэтому сизифов труд, за который взялся пятый гарант, абсолютно бесполезен. Чтобы принять новую Конституцию, надо сначала создать новую реальность, изменить общество, создать новые политические и правовые обычаи.

Есть множество стран, в частности Великобритания, Израиль и т. д., где конституции нет, а правовой порядок есть. И есть множество стран, в т. ч. и наша, где лучшая Конституция существует параллельно с полным правовым беспорядком.

Поэтому не стоит фетишизировать Основной Закон. Тем более что это бывает опасно для политической карьеры, как показывает опыт «папередникив».

Если уважаемый Петр Алексеевич не верит, то пусть поедет в Египет, напросится на свидание в тюремную камеру к бывшему президенту Мурси и спросит. Тем более что Мурси тоже был пятым президентом...

Читайте также: Допросить Яценюка. Со всем революционным пристрастием...



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ