• Новости Украины
  • Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода

Мгновенная доставка свежих новостей



Racurs.ua

Кровавый понедельник, или Цена политических игр

Парламент — это большая говорильня. Если не говорит парламент, говорит улица. А улица может делать это на языке оружия

Этот день обещал быть напряженным, но начинался довольно мирно. 31 августа под Верховной Радой собрался многотысячный митинг. На отдельных сценах политики различных партий эмоционально разъясняли митингующим с флагами «Свободы», Радикальной партии и партии УКРОП, почему нельзя поддерживать изменения в Конституцию, за которые собирались голосовать в здании под куполом. Президентский проект изменений в Основной Закон получил 265 голосов. Эта новость взбудоражила толпу и привела к столкновениям между митингующими и правоохранительными органами.

Трое военнослужащих Национальной гвардии умерли от ранений, еще трое находятся в тяжелом состоянии, более 150 человек получили повреждения различной степени тяжести — таковы последствия «кровавого понедельника» на сегодня.

Несмотря на то, что в нашей стране уже больше года продолжается война, к потерям привыкнуть невозможно, и эти смерти в мирном Киеве переживаются особенно тяжело. Первый погибший, 25-летний Игорь Дебрин из Херсонской области, который получил ранение в сердце, был призван на срочную службу весной и не должен был попасть на войну, ведь срочников в зону АТО не отправляют...

Кремль получил то, чего тщетно добивался почти два года: в центре столицы, в погожий солнечный день перед началом учебного года украинские партийные активисты во время мирного митинга убивают украинских правоохранителей.

Кто виноват и почему так произошло?

Алексей Полтораков, политолог, советник дирекции Института стратегических исследований:

— Считаю, что виноват политикум как таковой, виноват социум, который позволяет собой играть этим политикам. Виноваты силовые структуры, которые не предприняли достаточных шагов для профилактики.

Эти кровавые события подтверждают, что уровень социальной напряженности в украинском обществе и политикуме остается очень высоким. Если провести аналогии с медициной, температура общества на Майдане достигала выше 40 градусов, теперь опустилась, пожалуй, только до 38. Это свидетельствует о том, что в нашем организме идет воспалительный процесс. Нет сомнения, что у нас болезнь обмена веществ — коммуникации и обмена информацией на уровне власти и общества.

Целый ряд ошибок допустили народные депутаты, особенно те, которые выражали сначала одно видение, потом говорили обратное. Допустил ошибку и президент. Он выступил с обращением, но недостаточно четко, аргументированно донес реальную потребность принятия этих пресловутых законов высшего конституционного уровня. К тому же, этот процесс объяснения осуществлялся в условиях определенного цейтнота, когда счет шел на дни, даже часы. Не была проведена социально-пропагандистская работа, объяснения, дискуссии с экспертами. Ограничились полуформальным диалогом с Конституционным судом и европейским сообществом.

Дело в том, что у нас нет консенсусного видения того, что делать с Донбассом, по какой модели вести с ним диалог. Условно говоря, то ли по нагорно-карабахскому сценарию (когда Донбасс является только формально территорией Украины, но варится в собственном соку, по своим законам), то ли по приднестровскому (постепенной пошаговой интеграции Донбасса в Украину по четким стандартам).

Именно из-за отсутствия общего видения политики решили сыграть на настроениях социальной напряженности, вывести людей на улицы. Не учли, что, с одной стороны, есть высокий уровень социальной напряженности, с другой — оружие гуляет по всей Украине (вспомним события в Мукачево).

Нам нужно прийти к определенному политико-социальному консенсусу о том, каким мы видим Донбасс, и тогда уже работать над этой моделью, а не расшатывать общество между преимуществами той или иной модели под собственные политические рейтинги.

Анатолий Ткачук, директор по науке и развитию Института гражданского общества:

— Виноваты также различные ток-шоу, ведь туда приглашают политиков, которые продуцируют агрессию, переводят диалог в режим «ты — предатель, а ты — продался». Вместо того, чтобы перевести в конструктив, это переводится в агрессию — в стране, которая воюет!

В первую очередь, виноваты те политики, которые накручивали агрессию, привели людей, не обеспечив управление ими. Еще в далекие 70-е годы, когда я участвовал в митингах, было указание: во главе колонны идут только проверенные люди. Тот, кто должен был давать команду, имел повязку, и слушали только его. Нынешние политики не знают, что когда ты собираешь большое количество людей, ты за них отвечаешь.

Украине нужен мир и спокойствие, депутаты должны вести между собой диалог. Парламент — это большая говорильня. Если не говорит парламент, говорит улица. А улица может делать это на языке оружия.

На самом деле страшны не изменения в Конституцию, а политики, пришедшие на волне, когда работает не лифт, а катапульта. Как говорится, из грязи в князи. Когда человек, не имеющий за плечами приобретенного опыта, внезапно становится влиятельным, он думает, что схватил Бога за бороду. Насколько нужно быть безответственным, чтобы в воюющей стране, где миллионы людей находятся в страшном стрессе, с сорванной психикой, накручивать ситуацию там, где нет проблемы. И этих людей еще и подстрекают — мол, это «зрада». Показательно: я обратился к своему коллеге, бывшему судье Конституционного суда, мол, покажи, где в изменениях в Конституцию есть особый статус. Показать не смог, но все равно говорит, что это «зрада».

Последние социологические опросы свидетельствуют: никто никому не доверяет. Нет ни одного института власти или политика, у которого есть доверие больше 7%. Что касается децентрализации, то 5% опрошенных считают, что их комфортные условия проживания зависят от местных властей. Более 50% уверены, что это зависит от президента (хотя, по большому счету, президент не имеет к этому отношения). Вопрос децентрализации — это перевод в реальную плоскость ответственности за свою жизнь. Вы выбираете людей, которые будут влиять на это.

Каждый может зайти на сайт Верховной Рады Украины, декабрь 2004 года, там есть текст законопроекта 3207-1, посмотрите этот проект и сравните с нынешним. Это документ, появившийся более десяти лет назад — именно столько лет Украина говорит, что это надо сделать. Люди, которые не читали документа, создают мифы. 

А вот в декабре прошлого года были проголосованы революционные изменения в бюджетную систему. Но их не заметили. Теперь депутаты местных советов столкнутся с высокой интеллектуальной работой: Киев не будет давать денег на расходы. Им нужно будет самим принимать решение, какую ставку налога на недвижимость установить, чтобы, с одной стороны, были поступления, а с другой — чтобы бизнес не ушел, или местные не побили; какую ставку акциза сделать, что делать с землей. Как получить средства из государственного фонда регионального развития не из пакетов, которые вы привезете в Киев, а через подготовку интеллектуального проекта регионального развития. Люди, которые идут в местные советы, точно этого не читали.

Ольга Богомолец, народный депутат, председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения:

— Экономика, политика, государственное строительство — это второстепенные вещи, когда есть угроза для жизни. Задача врачей — сохранять жизнь, задача политиков — строить такую страну, в которой будет безопасно жить. На днях мы проводили пресс-конференцию по последствиям ПТСР — психологической травмы, возникающей во время боевых действий. Эти люди с повышенным чувством справедливости. Это политическая манипуляция, когда их привлекают к «борьбе за справедливость».

Сегодня бойцы возвращаются с войны и видят врагов в ВР. Депутаты должны работать так, чтобы люди понимали, что они делают для страны, депутаты должны разделять ответственность, а не перекладывать ее на чьи-то плечи.

Когда участников АТО, которые уже не ценят свою жизнь так, как обычные люди, не побывавшие на войне, привлекают к политическим играм, идет также уничтожение новых политических элит. Ведь бойцы, идущие с фронта, должны адаптироваться к нашей жизни, и должны быть теми, кто будет строить нашу страну.

Очень обидно, что существуют двойные стандарты. Буквально за несколько часов мы узнали имена тех, кто бросил взрывчатку, но до сих пор не знаем, кто отвечает за убийства на Майдане и за Иловайский котел.

Зрада/не зрада

«Во-первых, в конституционных изменениях никаких фундаментальных проблем и угроз для существования Украины как государства нет, — считает А. Ткачук. — Второе. Никакого статуса нет. Что такое переходные положения? Это адаптационные положения, которыми определяется, что в течение определенного периода определенные нормы вводятся специальным порядком. Отдельных норм там нет. Как юрист я не знаю, как подготовить закон об особенностях местного самоуправления, чтобы он не противоречил Конституции. Нет базы. Это надо понимать.

В тексте изменений в Конституцию есть несколько проблем, которые появились из-за того, что часть фракции, в частности «Самопоміч», говорила, что не будет поддерживать их в таком виде. «Модернизация» оказалась не совсем удачной, но они все равно не проголосовали. Возникает вопрос: зачем было предлагать идти на компромисс? С юридической точки зрения, такие ошибки в Конституции — это плохо. С точки зрения реальных дел, это ни на что не повлияет.

Принятие или непринятие закона о статусе или об особенностях местного самоуправления на Донбассе будет определяться текущей ситуацией. Если Украина будет сильной, никаких законов не появится. Если же будем иметь раздрай и нас начнут бить на Востоке, те, кто сейчас кричит «зрада», проголосуют за что угодно».

Многие отмечают усиление роли президента, его право распускать местные советы. «Считаю, что президент должен иметь право распускать советы, — считает А. Ткачук. — Если бы у нас распускали советы, которые начали расшатывать ситуацию в Украине еще несколько лет назад, мы бы не дошли до войны на Востоке. Вспомните о решении некоторых советов (Керченский, Севастопольский, Феодосийский) о запрете входа на их территорию иностранных натовских кораблей, потом Харьковский областной совет принял решение, что эта область является внеблоковой, нейтральной территорией. Государство это проглотило. После этого появляются гиркины. Это результат бесхребетной позиции государства».

Существует мнение, что децентрализацию можно было проводить и без конституционных изменений. «Без внесения изменений в Конституцию можно сделать первую часть — провести децентрализацию на уровне территориальных общин и создать полноценные районы. Провести следующий этап, создать реальные полномочные органы местного самоуправления без внесения изменений в Конституцию невозможно. Также нельзя решить вопрос территориального устройства Донбасса, а там нужны серьезные изменения. Донетчина и Луганщина — искусственно созданные области, состоящие из разных частей, которые не очень интегрированы друг в друга. Происшедшие там события — это результат такого искусственного создания», — объясняет А. Ткачук.

Есть еще множество проблем, которые обнажились во время кровавых столкновений под Верховной Радой. По словам Анатолия Вершигоры, главного врача Киевской станции скорой помощи, медики не получили предупреждения о мероприятии с участием большого количества людей. Первые звонки в скорую поступили от журналистов. Врач отметил, что есть нормативный документ, предусматривающий дежурство бригад скорой помощи при количестве участников более 5 тыс. и в случае, если существует угроза жизни и здоровью участникам митинга. Все организаторы несут персональную ответственность за проведение мероприятия, безопасность граждан, поэтому должны предупреждать о них заранее. Это мероприятие проходило стихийно.

Медики отметили, что полицейские отреагировали хорошо. Патрульные машины работали извозчиками: оперативно доставляли раненых в больницы. По мнению О. Богомолец, новая полиция должна пройти обучение у парамедиков, чтобы иметь навыки первой доврачебной помощи, ведь в мире этими знаниями обладает каждый полицейский. Для этого нужно принять закон о парамедицине.

Есть также проблема с обеспечением аптечками, средствами защиты людей, охраняющих порядок в ВР.  События 31 августа показали, что экстренной медицинской помощи в Украине просто нет. Раненых спасали всем миром.

Вспомнились слова Вячеслава Липинского, философа, украинского историка польского происхождения, которые следовало бы не забывать не только нашим народным избранникам, но и всем украинцам: «Государство Украинское может сотворить наша любовь к нему, а не ненависть к врагам».

Читайте также: Как спасти раненого бойца, или Почему экстренная помощь держится на самоотверженности медиков и волонтеров

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ