• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Тотальное увольнение судей приведет к тяжелым последствиям — член Венецианской комиссии

09.11.2015 13:55 Комментарии

Независимость судебной системы мы получим только тогда, когда политики утратят возможность влияния на деятельность судов, в том числе на процесс назначения судей

На вопросы «Ракурса» ответил представитель Украины в Венецианской комиссии, народный депутат VII созыва Владимир Пилипенко.

— Владимир Филиппович, для начала вернемся к пленарному заседанию в Венеции 23 октября и Заключению о предлагаемых изменениях в Конституцию Украины в части правосудия. Министр юстиции Павел Петренко рассказал, что «Венецианская комиссия одобрила рекомендации к судебной реформе и среди прочего дала возможность украинскому государству перезагрузить судебную систему через формирование новых судов и набор судей». Вы опровергли это заявление. В чем причина такого разночтения?

— Нет никаких разночтений. Есть официальное Заключение Венецианской комиссии, публичные

заявления председателя комиссии Джанни Букиккио, секретаря Томаса Маркерта. О новом наборе судей там речь не идет. Проблема не в переводе, она возникла потому, что кто-то не умеет признавать свою непрофессиональность.

Да, есть разные подходы к проведению судебной реформы. Идея увольнения всех судей сегодня поддерживается группой лиц, называющих себя активистами (хотя в чем именно заключается их активность и почему они активисты, а другие нет, непонятно). Недавно эту начали стали поддерживать и представители «Народного фронта». Впрочем, Венецианская комиссия сделала более чем критические замечания в отношении такого подхода. Комиссия считает (и достаточно обоснованно), что замена всех судей (более 8000) представляет угрозу для осуществления правосудия в государстве. Кроме этого, по мнению ВК, увольнение с должностей всех судей, кроме наиболее исключительных ситуаций, таких, как конституционный дисконтинуитет, не соответствует европейским стандартам и принципу верховенства права. Такую позицию, насколько мне известно, поддерживают и в Администрации президента.

Конституционный дисконтинуитет — это ситуация, когда в государстве не действует Конституция или ее вообще нет. Явно не соответствует ситуации в Украине.

Что касается переаттестации, которая, кстати, уже сегодня предусмотрена законом «Об обеспечении права на справедливый суд». Венецианская комиссия советует рассматривать переаттестацию судей как исключительную меру. А в случае проведения одновременного переназначения судей «первой пятилетки», сделать для них преференции, учитывая опыт, полученный ими во время пребывания на испытательном сроке. Например, освободить таких судей от обязанности проходить дополнительный период обучения в течение следующих нескольких лет.

Заявления же большинства членов «Народного фронта» о собственной радикальной позиции могут свидетельствовать о том, что продолжается саботаж судебной реформы. С одной стороны, это давление на судей, которое недопустимо ни в одной цивилизованной стране. Соглашаясь с тем, что коррупция в нашей стране находится на достаточно высоком уровне, эксперты Совета Европы все-таки не советуют тотально увольнять судей. Необходимо менять механизмы назначения, а уже потом говорить о кадрах. Можно набрать хоть 10 тысяч новых людей, сделать их судьями, но от этого коррупция в судах не исчезнет. Надо менять систему. Но части политиков выгодно оставить все так, как есть.

— Рассказывают, якобы Шарль де Голль в течение одной ночи уволил всех судей Франции, назначив вместо них выпускников юридических факультетов. Если это европейская практика, то почему ВК не поддержала похожие революционные изменения, предложенные экспертами «Реанимационного пакета реформ»? Президент Петр Порошенко также заявил, что поддерживает более радикальный вариант, поскольку он схож с обновлением полиции и украинцам понравился...

— Как я уже обращал внимание, увольнение всех судей не является европейской практикой. Согласитесь, у нас пока далеко не та ситуация, которая была в послевоенной Франции. Кстати, в Европе есть негативный опыт в плане увольнения всех судей. Имею в виду Сербию, которая, не послушала предостережений той же Венецианской комиссии.

В начале 2000 года в Сербии, после распада Югославии, была неудачно проведена люстрация судей: принято решение о полной замене состава судейского корпуса, вопреки рекомендациям Совета Европы. А в 2010-м несколько уволенных судей направили жалобы в Конституционный суд Сербии, который своими решениями признал, что процесс не соответствовал общепринятым нормам и нарушал право на справедливый суд. Впоследствии Европейский суд по правам человека восстановил в должностях всех судей. Сейчас в Сербии достаточно большие проблемы с правосудием, поскольку штат судов переполнен вдвое! Переполнен именно потому, что процесс люстрации судебной системы не отвечал общепринятым стандартам.

Опять же, нельзя сравнивать реформу полиции и реформу судоустройства, такое сравнение неправильно. Как обновляли полицию? Сначала проводили конкурс, полицейских готовили полгода, а потом начали заменять в отдельных городах Украины. Полицейский выполнил свою работу, пошел домой, потому что он работает посменно. Судья же осуществляет правосудие не посменно, а постоянно! Иногда написание приговора может занимать несколько недель. Эти профессии сравнивать некорректно.

Судей хотят уволить всех сразу — а куда денутся дела, которые рассматривает тот или иной судья? Правосудие в государстве может быть просто остановлено. От этого государству будет только вред, ведь оно не сможет гарантировать элементарных прав человека, необходимых при осуществлении гражданского или уголовного судопроизводства. Об этом, к сожалению, никто не думает, потому что не ставит себя на место тех, кого увольняют.

Такие заявления делаются нашими чиновниками для политического пиара или от элементарного незнания «матчасти». Кстати, отдельным политикам этот популизм уже, как говорится, аукнулся.

В частности, так произошло с председателем Верховной Рады Владимиром Гройсманом, который недавно предложил набрать 800 новых судей по результатам открытого конкурса. На его заявление оперативно отреагировали действующие судьи, у которых уже лопнуло терпение. Судьи не только написали открытое обращение председателю парламента и всем народным депутатам — членам Комитета по вопросам правовой политики и правосудия. Судьи прямо обвинили спикера Гройсмана в нарушении Конституции и политическом давлении, а также намекнули на возможность обратиться в ЕСПЧ для защиты своих прав.

В письме высказали все, что они думают о народных депутатах в целом. Ну и, конечно, с судейской точностью объяснили председателю Верховной Рады, сколько статей и международных конвенций он нарушает, делая такие заявления. Напомнили председателю парламента и то, что уже более года Верховная Рада искусственно не проводит назначения судей. Эти постановления не вносятся на рассмотрение ВРУ. А в мае были внесены выборочно фамилии, при этом, как отмечают судьи, инициировал рассмотрение этого вопроса сам председатель парламента.

Под письмом подписались 45 украинских судей из всех регионов Украины и разных судебных инстанций — судьи как общих судов, так и хозяйственных и административных.

Это важный сигнал. Впервые в истории Украины судьи открыто и публично решились заявить о нарушении своих прав. Фактически попросили политиков не вмешиваться в работу судебной системы. Это событие важно не только в контексте принятия судебной реформы, но и свидетельствует о том, что судейское сообщество не станет терпеть всех «экспериментов», которые планируют провести над ним народные депутаты.

Потому что профессионалы понимают, что политические заявления о «прозрачном конкурсе» или предложения «уволить всех» далеки от реалий жизни. Сторонники идеи уволить всех не говорят о том, что на практике в Украине могут возникнуть сложности с формированием судейского корпуса, даже с кадровым резервом судей, который есть сегодня. Более года не работал Высший совет юстиции, в дополнение к этому ВРУ затормозила процесс назначения судей на должность бессрочно. Ряд назначений состоялись в мае, и вскоре этот процесс прекратился без каких-либо объяснений. Таких назначений сегодня ожидают более 500 «молодых судей». Если быть более точным — 547 судей, которым народные депутаты заблокировали возможность для дальнейшей работы без причин и объяснений, фактически нарушая Конституцию.

Вот и получили реакцию. Насколько мне известно, аналогичные обращения направлены и президенту Украины.

— Что именно не устроило экспертов ВК в проекте судебной реформы, представленной правительством? Были ли попытки повлиять на решение Комиссии со стороны отечественных властных представителей, например, как это было с законом о люстрации?

— Нет ни одного проекта судебной реформы, представленного правительством. И никакой проект судебной реформы от Кабмина не рассматривался Венецианской комиссией. Есть отдельные политические заявления отдельных министров, которые входят в диссонанс с позицией Конституционной комиссии, а также с мнением экспертов Венецианской комиссии. Почему такие заявления делаются именно сейчас — лучше спросить у правительства.

Что касается влияния на принятие решений в ВК. Никто не может повлиять на экспертов Венецианской комиссии. Это не политический орган, это юридический форум, где работают лучшие специалисты конституционного и международного права. Членами Венецианской комиссии являются главы конституционных судов государств, входящих в состав Совета Европы, признанные эксперты, специалисты. Повлиять на них невозможно.

В этом контексте у наших граждан есть ошибочное видение, навязанное им, кстати, абсолютно непрофессиональными заявлениями отдельных политиков. Они считают, что эксперты Венецианской комиссии от Украины обязательно должны лоббировать какие-то инициативы правительства или парламента. И если правительство или парламент меняются — значит, должны менять и экспертов. Вовсе нет. Венецианская комиссия — аполитичный орган, уставная деятельность которого исключает предвзятость в выводах.

Так, гостями на заседании Венецианской комиссии бывают и министры, и народные депутаты Украины, но их мнение там не является решающим. Они могут только наблюдать, но никак не влиять на решение комиссии.

Мне кажутся странными действия правительства, когда полгода работает экспертная группа Конституционной комиссии, от Кабмина нет ни одного предложения комплексного решения реформы, и в последний день перед заседанием ВК правительство выходит с такими радикальными заявлениями. Для того, чтобы мы говорили о какой-то альтернативной позиции правительства, она должна быть формализована по меньшей мере в законопроект о внесении изменений в Конституцию. У меня очень большие сомнения, что альтернативное предложение появится зарегистрированным в Верховной Раде. У них просто не найдется соответствующего количества подписей народных депутатов.

Во-вторых, я считаю, что альтернативный вариант реформы после завершения работы Конституционной комиссии и работы экспертов ВК не стимулирует проведение самой реформы в Украине, а наоборот — тормозит.

Если судебная реформа будет выступать предметом политических торгов, грош цена тогда авторам и идеологам этой реформы. В этом контексте вспоминаются слова Михаила Грушевского: «Беда Украины в том, что ею руководят люди, которым она не нужна».

— Венецианская комиссия настаивает: «После назначения любая связь судьи и политического органа должна быть расторгнута; не должно быть места для вмешательства ни законодательной, ни исполнительной власти, даже если оно является чисто символическим». Комиссия прямо подчеркивает: «Должно быть ясно, что представление, принятое Высшим советом правосудия (ВСП) о назначении судьи, президент обязан утвердить». Прислушиваются ли к таким рекомендациям?

— Часть проблем, затронутых в вашем вопросе, есть и среди замечаний Венецианской комиссии. Например, относительно полномочий президента. Непонятно, будет ли назначение судей президентом по представлению Высшего совета правосудия чисто формальной процедурой. В своих предыдущих выводах Венецианская комиссия отмечала, что «не возражает против назначения судей главой государства, если последний обязывается к этому предложением Совета судей и действует «церемониально», лишь оформляя решение, принятое, по сути, Советом судей». Комиссия также отмечает, что «должно быть понятно, что представление, принятое ВСП о назначении судьи, является обязательным для президента». Впрочем, пока в тексте проекта Конституционной комиссии главы государства остается значительное пространство для маневра. Президент сохраняет реальную возможность наравне с Высшим советом правосудия влиять на судьбу судьи из-за неподписания указа о назначении или промедления с этим.

Замечания ВК также касаются оснований для увольнения судей. Так, в проекте Конституционной комиссии было предусмотрено такое основание для увольнения судей, как «явное несоответствие занимаемой должности». Это основание является сугубо оценочным и мало чем отличается от действующего основания «нарушение присяги». Критерии увольнения, не имеющие четкости, будут применяться к разным судьям по-разному.

Посмотрим, будут ли они учтены в конечном тексте проекта изменений в Конституцию. Президент Петр Порошенко пообещал внести такой проект уже на этой неделе.

Прежде всего следует прояснить, что мы хотим получить в результате реформы: независимое судопроизводство, эффективное обеспечение защиты нарушенных прав гражданина, восстановление уважения и доверия к судам, или в очередной раз перераспределить рычаги влияния на суды со стороны президента, исполнительной и законодательной ветви власти?

Независимость судебной системы мы получим только тогда, когда политики утратят возможность влияния на деятельность судов, в том числе на процесс назначения судей. Это позиция Венецианской комиссии, соответствующую рекомендацию содержит и решение Европейского суда по правам человека «Волков против Украины».

Об участии политиков в судьбе судьи. Сегодня это народные депутаты, без голосования которых судья не может быть назначен на должность бессрочно. В очередной раз хочу также отметить, что одним из источников коррупции в судебной системе являются именно народные депутаты. Когда мы говорим о политическом влиянии на судей, то же самое разночтение рекомендаций ВК также является видом политического влияния. Кто пользуется «телефонным правом»? Кто требует принятия нужных для себя решений? Чей голос в конце концов является решающим в вопросе назначения на должности судей? Народных депутатов — и именно от них мы слышим о коррупции в судах.

Проектом изменений от Конституционной комиссии народных депутатов предлагают исключить из этого процесса, и это является не только одним из главных элементов судебной реформы, но и главным предметом дискуссии в стенах парламента.

— Европейские эксперты отметили, что должны быть продуманы механизмы на тот случай, если президент проигнорирует свою «церемониальную» функцию. Что могло бы стать таким предохранителем?

— А вот что касается церемониальной функции, то я убежден, что этот пробел будет ликвидирован. Это уже вопрос чести для авторов судебной реформы. Пока у президента действительно остается поле для маневра — подписать или не подписать такое представление о назначении. Но к чести главы государства будет, если он этого права лишится, когда внесет проект изменений в Конституцию в парламент. Это будет сигналом, что власть хочет провести настоящую реформу, а не ее имитацию, и лишить политиков влияния на суд, тем более в такой нише, как назначение судьи.

В проекте судебной реформы от Конституционной комиссии есть еще один важный шаг для усиления независимости судей — предлагается ликвидировать пятилетний испытательный срок для молодых судей и сразу назначать на должность судьи бессрочно. Это одна из важных рекомендаций Венецианской комиссии, и такая норма заслуживает однозначной поддержки, поскольку она действительно позволит сделать судью независимым, ведь он не будет думать о том, как переназначаться.

— Судьи больше не будут избираться Верховной Радой, их будет назначать президент по представлению Высшего совета правосудия, на конкурсной основе. Однако, согласно Переходным положениям, до 1 января 2017 года за президентом оставлено право на создание, реорганизацию и ликвидацию судов...

— По поводу функции президента создавать суды. Это полномочие содержится в Переходных положениях, его предлагается предоставить временно — до 2017 года. Эта норма вызвана и объективной реальностью — имею в виду агрессию России. В будущем, согласно проекту судебной реформы, это право должно отойти к Высшему совету правосудия. Однако президент может более оперативно принимать решения, чем ВСП, коллегиальный орган. И это право оставлено временно из-за того, что у нас на Востоке, к сожалению, действует шаткое перемирие, но нельзя исключать продолжения боевых действий, например, в соседних районах с линией фронта. И в случае, если в связи с этим нужно будет срочно реорганизовать суды, чтобы осуществлялось правосудие, решение президента будет более оперативным, чем решение Высшего совета правосудия, в котором соответствующая процедура выписана отдельным законом о регламенте. Именно поэтому может появиться это переходное положение.

— За что и как должен нести ответственность судья?

— Если судья совершает преступление, непосредственно связанное с осуществлением правосудия, он должен нести ответственность, и она должна быть повышенной. Это однозначно. Вместе с тем судья должен иметь функциональный иммунитет, как в любой европейской стране. Иммунитет, его защищающий, поскольку он осуществляет правосудие. Защищающий и охраняющий именно от постороннего влияния.

— Что само судейское сообщество должно сделать для зарождения доверия к судьям?

— Прежде всего, я считаю, что возрождать доверие к судьям должно не только судейское сообщество. Мы забываем о законодательной ветви власти, которая позволяет себе откровенное и неприкрытое давление на суд, неуважение к суду, более того — создание в обществе ненависти к судам, используя коллективный принцип вины. Так же ведут себя, к сожалению, и представители исполнительной власти — министры, даже глава правительства. Этому тоже нужно дать оценку, как моральную, так и правовую. Я не защищаю судей, но в эту игру — в восстановление доверия — должны играть все, на равных условиях. Так же, как и общество, кстати. Только тогда будет результат.

— В Украине де-юре созданы условия «для реализации принципов независимости судей и судебных органов». Де-факто же стало привычным унижение судей политиками и чиновниками разного уровня. Каковы, по вашему мнению, основные пути обеспечения безопасности судебной системы от внешних давлений, гарантии ее независимости?

— Лишение политиков влияния на суд. Готовность политиков играть по правилам цивилизованного гражданского общества, где царит верховенство права, уважение к правам человека и презумпция невиновности. Готовность общества так же уважать судебное решение. А также столь необходимое улучшение материального обеспечения как судей, так и судов. У нас здесь в Киеве красивые суды, а вы езжайте в Васильков, где, извините, туалет расположен прямо в зале судебных заседаний. Или в районные суды — куда-то в Полтавскую или Черниговскую область. Там ситуация еще хуже.

Да, судьи должны нести повышенную ответственность. Но и государство должно предоставлять им повышенные гарантии для работы.

Реформа будет тогда, когда все ее участники (судьи, политики и собственно граждане) поймут, что без независимого суда нам не стать полноправным членом Европейского сообщества.

Подготовила Елена ЛУЦЕНКО

Читайте также: Экс-председатель ВСУ Василий Маляренко: Огульные обвинения всех судей без вины — это большое преступление

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...