• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины

Прогноз погоды в Украине

Погода в Украине

Racurs.ua

Преследование за должностные преступления: итоги и перспективы

Политическое руководство страны нашло для себя выход: за убийства милиционеров не преследовать никого, а за убийства революционеров преследовать, но не всех и не слишком рьяно

После предновогодней суеты и хмельных праздничных каникул можно спокойным трезвым взглядом посмотреть на прошедший год и объективно оценить его победы и поражения. В частности, в той области государственной деятельности, которая связана с преследованием за должностные преступления.

Как чувствуют себя враги революции

Первое, что беспокоит общество, — это расследование преступлений, совершенных во время Революции достоинства. Опубликованный недавно отчет Генеральной прокуратуры производит сильное впечатление большим количеством цифр. В частности, что касается проведения 8 тыс. следственных действий, допросов 5 тыс. свидетелей и потерпевших, назначения более 1500 экспертиз, а также сотен сообщений о подозрении и десятков направленных в суд обвинительных актов. Но генпрокурор Виктор Шокин еще в феврале, принимая хозяйство, предостерег своих коллег от злоупотребления дутыми показателями и подчеркнул, что результатом работы прокуратуры являются судебные приговоры по уголовным производствам. А их, к сожалению, можно пересчитать по пальцам одной руки.

Среди них в первую очередь следует назвать обвинительный вердикт пяти сотрудникам милиции и внутренних войск, издевавшихся над казаком Михаилом Гаврилюком. Один за превышение власти получил три года условного лишения свободы, трое за то же самое — по одному-двум годам условного лишения свободы. Еще один подполковник, обвиняемый в военной халатности (ст. 426 Уголовного кодекса Украины) был освобожден от уголовной ответственности согласно ст. 48 УК из-за того, что его личность перестала быть общественно опасной.

За фальсификацию протокола об административном правонарушении, якобы совершенном участником Автомайдана, был осужден начальник отделения ГАИ Киево-Святошинского райотдела милиции: по ст. 366 УК (служебный подлог) суд назначил ему наказание в виде одного года ограничения свободы условно.

К этой же категории можно отнести и приговор бывшему председателю Запорожского облсовета Виктору Межейко, который руководил бандой титушек, разгонявших местный Евромайдан, но это не тот судебный результат, каким хотела бы гордиться прокуратура. Дело в том, что сторона обвинения просила Кировский районный суд Кировограда назначить по ст. 294 УК семь лет лишения свободы, но судья решил, что достаточно будет пяти лет условно. Поэтому по требованию прокуратуры этот вердикт ныне оспаривается в апелляционной инстанции.

Таким образом, нельзя сказать, что правоохранители завершили год с нулевыми показателями, но в то же время надо признать, что та часть общественности, которая приветствовала победу Революции достоинства, ожидала от них более весомых результатов.

Помимо названных выше обвинительных приговоров к активу правоохранительных органов можно отнести арестованных по майдановским делам злоумышленников, поскольку для того чтобы их перечислить, пальцев одной руки уже не хватит. Кроме взятых под стражу еще весной прошлого года бойцов столичного «Беркута» Павла Аброськина и Сергея Зинченко в этом году к ним добавились еще четверо коллег из того же подразделения, которые также подозреваются в совершении массовых убийств. Трое из них из Харькова, один из Киева, причем на момент задержания все были штатными работниками милиции, несшими службу в своих отрядах особого назначения.

А наиболее значимой персоной среди заключенных этой категории, бесспорно, является бывший начальник Главного управления СБУ в Киеве и Киевской области Александр Щеголев, которого обвиняют в необоснованном проведении антитеррористической операции, начавшейся 18 февраля 2014 года и приведшей к пожару в доме профсоюзов и гибели людей. Ему инкриминируют незаконное препятствование проведению митингов (ст. 340 УК), превышение власти (ст. 365 УК) и умышленное убийство (ст. 115 УК).

Все это, конечно, дает основания надеяться, что производства будут завершены справедливым судебным приговором. Однако, к сожалению, нет никакой гарантии, что в один прекрасный день вышеназванных лиц не выпустят на все четыре стороны, как это в сентябре прошлого года произошло с еще одним сотрудником «Беркута» Дмитрием Садовником. История с ним стала своеобразным индикатором желания правоохранительных органов государства должным образом наказать преступления, совершенные против участников революции.

Дело Садовника и Волковой — индикатор политической воли

Напомним, что Садовника вместе с Аброськиным и Зинченко арестовали в апреле 2014-го, причем с неопровержимыми доказательствами убийства 39 человек, в значительной мере собранными общественными активистами. Просмотрев большой массив видеоматериала, они нашли момент, где четко видно, как безрукий работник милиции стреляет из автомата Калашникова по безоружным людям. А среди них такой был один — тот самый Садовник, которому за несколько лет до того в ходе учений оторвало гранатой кисть. Но 19 сентября 2014 года следственный судья Печерского районного суда Киева Светлана Волкова, удовлетворив ходатайство стороны защиты, изменила ему меру пресечения с содержания под стражей на домашний арест, из-под которого злоумышленник благополучно сбежал в неизвестном направлении.

Решаясь на такой рискованный поступок, Волкова, очевидно, получила убедительные гарантии того, что ничего страшного ей за это не будет. Так оно и получилось. Прокуратура сразу предъявила ей обвинение в постановлении заведомо неправосудного решения (ст. 375 УК), но вопрос перед парламентом о ее аресте поставлен не был. Высший совет юстиции, который реально работает уже более полугода, тоже почему-то не додумался уволить ее с должности судьи за нарушение присяги. Только Высшая квалификационная комиссия судей по ходатайству прокуратуры время от времени продлевает отстранение этой дамы от должности, хотя, следует признать, что делает она это не всегда вовремя. Случаются промежутки между завершением предыдущего двухмесячного срока отстранения и назначением нового, во время которых Волкова как ни в чем не бывало отправляет правосудие в статусе следственного судьи.

Если смотреть на ситуацию с чисто юридической точки зрения, то все это никак не укладывается в голове. Но так как острые вопросы требуют от исследователя хоть какого-то объяснения, попробуем поискать ответ в другой плоскости и выдвинуть свою версию. Признаем сразу, что она не подкреплена никакими официальными документами и основывается исключительно на логических рассуждениях.

Напомним, что во время боев 18–20 февраля 2014 года кроме сотни революционеров погибли еще 14 сотрудников МВД. По факту их смерти формально ведется расследование, но результаты его нулевые. И можно представить, какое возмущение революционно настроенной части общества вызвала бы попытка уголовного преследования людей, стрелявших в охранников преступного режима. Но среди 172 тыс. вооруженных людей, которые еще вчера считались работниками милиции, есть немалая часть, искренне считающая, что их коллеги, как убитые, так и убийцы, действовали тогда в соответствии с уставом, защищая законно избранную власть, и стреляли в ситуации крайней необходимости в пределах самообороны. Спорить с ними бесполезно, потому что в этом случае у каждого своя правда, но нельзя игнорировать тот факт, что такие настроения имеют большое влияние не только на сотрудников органов внутренних дел, но и на тесно связанных с ними сотрудников других правоохранительных органов, в значительной степени являющихся опорой нынешней власти.

Таким образом, политическое руководство страны оказалось между Сциллой и Харибдой: если оно будет действовать в сугубо правовом русле, какая-то из сторон все равно останется неудовлетворенной. Поэтому и идет по фарватеру, оптимальному для нее в этой ситуации. То есть за убийства милиционеров не преследовать никого, а за убийства революционеров преследовать, но не всех и не слишком рьяно. Однако нельзя не признать, что для революционного лагеря ситуация постепенно меняется к лучшему, а после того как создание Национальной полиции сведет на нет влияние милицейского лобби, расследование пойдет значительно быстрее.

Самая большая победа и самое большое поражение

Если оценивать ситуацию с должностными преступлениями аполитичного характера, то в нынешнем году самой большой победой правоохранительных органов следует считать обвинительный приговор генерал-лейтенанту Олегу Лантвойту, бывшему начальнику Департамента материально-технического обеспечения администрации Государственной пограничной службы Украины. Его задержали 14 мая 2014 года после получения взятки в сумме 350 тыс. грн от владельца и директора коммерческой структуры «Компания ДиСи», которую последний передал за то, чтобы этот государственный орган осуществлял закупку товаров именно в его фирме и по выгодным для нее, то есть завышенным ценам. Вскоре после задержания Лантвойта отпустили из изолятора временного содержания СБУ под домашний арест, и по всем признакам было видно, что дело постепенно спускается на тормозах.

Эксперты связывали это с тем, что злоумышленник был лицом, чрезвычайно приближенным к многолетнему председателю Государственной пограничной службы Украины Николаю Литвину, родному брату бывшего и двукратного спикера Верховной Рады Владимира Литвина. Поэтому для многих настоящим громом среди ясного неба стал вынесенный Дарницким районным судом Киева вердикт от 3 ноября, согласно которому Лантвойту было назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества, причем подсудимого взяли под стражу в зале суда. Такое строгое решение наблюдатели немедленно связали с тем, что на тот момент его покровитель господин Литвин в октябре 2014 года с позором был уволен с должности, а потому не имел надлежащих рычагов влияния, чтобы вытащить из беды своего человека.

А вот самым большим поражением года для правоохранительных органов, бесспорно, является оправдательный приговор Петру Мельнику, бывшему ректору Национального налогового университета, вынесенный 8 июля Ирпенским городским судом Киевской области. Местные судьи, игнорируя элементарные нормы права, безосновательно отвергли все доказательства, представленные стороной обвинения, что заставило судей апелляционной инстанции отменить вердикт и назначить новое судебное рассмотрение заседания в другом составе суда. Аполитичный характер дела Мельника ярко подчеркивает тот факт, что он был задержан за получение взятки в июле 2013 года, то есть еще при Януковиче. Его дело еще раз остро поставило вопрос о необходимости проведения хирургической операции для оздоровления судейского корпуса.

В этой области государственного управления показателем являются уже даже не обвинительные приговоры, а увольнение судей с должностей за нарушение присяги или в связи с вступлением в силу обвинительного приговора. Напомним, что в течение четырех лет правления Януковича указами президента и постановлениями парламента по первой из названных позиций всего было уволено 63 судьи, по второй — 18, и это можно считать технологической нормой «санитарной обрезки деревьев». Но прошлой весной случился сбой, и Высший совет юстиции, который один наделен правом направлять представление об увольнении судей президенту и парламенту, формально не работал с апреля 2014 по июнь 2015 года. Фактически же заседания этого органа прекратились еще в декабре 2013-го.

За такой период, конечно, должна была накопиться масса проектов представлений, подготовленных, скажем, Генеральной прокуратурой или Министерством юстиции, которые только и ждали, когда в ВСЮ наберется кворум. А потом плотину должно было прорвать. Однако итоги работы Высшего совета юстиции за этот год не очень впечатляют. Так, в связи с вступлением в силу обвинительного приговора были уволены только пятеро судей. Причем самый «свежий» из них датируется 2013 годом, то есть все эти увольнения являются реализацией наработок прошлой власти. А за нарушение присяги уволены аж трое, в том числе и Евгений Куренков — не вполне неадекватный судья Дарницкого районного суда Киева, которого из-за странностей, несовместимых со статусом служителя Фемиды, безуспешно пытались уволить еще с 2011 года.

Очищение храма Фемиды

Что касается расследования преступлений, совершенных судьями, то наиболее резонансным событием года стало привлечение к уголовной ответственности председателя Апелляционного суда Киева Антона Чернушенко. 30 июня Верховная Рада даже дала согласие на его задержание и арест, из чего следует сделать вывод, что в глазах руководителей правоохранительных органов совершенное им деяние является для общества гораздо опаснее, чем поступок Светланы Волковой, которая отпустила на волю убийцу. Чернушенко, как известно, предъявлено обвинение в постановлении заведомо неправосудного решения, но есть в этой истории ложка дегтя: общественность так и не дождалась от правоохранителей вразумительного ответа на вопрос, какие именно и в чью пользу принимал решения судья Чернушенко. Отсутствие исчерпывающей информации стало благоприятным условием для распространения слухов, что якобы подозреваемого таким образом публично выпороли за то, что он был не очень внимателен к пожеланиям представителей ближайшего окружения главы государства, бережно отстаивавшего интересы президентского бизнеса в области газодобычи.

Официальная статистика утверждает, что в целом по состоянию на начало декабря следователями органов прокуратуры осуществлялось досудебное расследование по 13 уголовным производствам в отношении 12 судей, четырем из которых сообщено о подозрении в совершении уголовных коррупционных правонарушений, связанных с получением неправомерной выгоды. В течение года в суд направлено семь обвинительных актов этой категории в отношении восьми человек. Вместе с этими материалами и поступлениями прошлых лет в производстве судов первой инстанции в настоящее время находится 35 уголовных дел и производств по 39 судьям, которые обвиняются в совершении должностных преступлений.

Цифры на первый взгляд звучат убедительно, но с сухим остатком негусто. В течение года судами первой инстанции с принятием решения рассмотрено четыре уголовных дела и производства в отношении четырех судей. По результатам судебного разбирательства в отношении трех из них вынесены обвинительные приговоры, еще одного — принято решение о направлении уголовного дела на дополнительное расследование. Все эти вердикты обжалованы стороной обвинения в апелляционной инстанции.

О качестве рассмотрения дел в отношении судей ярко свидетельствует конкретный пример, приведенный управлением по связям с общественностью Генеральной прокуратуры Украины. Так, Суворовский районный суд Херсона рассматривал дело судьи Николаевского районного суда Николаевской области Геннадия Терентьева, который обвинялся по двум позициям: в получении взятки (ст. 368 УК) и служебном подлоге (ст. 366 УК). А 19 января суд вынес приговор, согласно которому по статье о взяточничестве подсудимый оправдан, а по ст. 366 УК приговорен к штрафу в сумме 3400 грн и одновременно освобожден от его уплаты в связи с истечением сроков давности. 2 июня Апелляционный суд Херсонской области рассмотрел апелляцию прокурора на мягкость наказания и оставил ее без удовлетворения. Зато апелляцию Терентьева удовлетворил и, отменив приговор суда первой инстанции, закрыл дело за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 366 УК.

В этой связи сайт ГПУ сообщает, что данный вердикт обжалован в суде кассационной инстанции, а также сетует на судейскую корпоративность, которая порождает негативную практику необоснованного назначения слишком мягких мер наказания работникам судебной ветви власти за совершение преступлений. А то и вообще их оправдание.

Оздоровление прокуратуры

Ключевую роль в преследовании за должностные преступления играют органы прокуратуры, которые также требуют оздоровления. Об обвинительных приговорах уличенным в совершении их работникам официальный сайт ведомства сообщать не стал, но из того, что находится в состоянии расследования, наибольшее впечатление на общественность произвело дело так называемых бриллиантовых прокуроров.

Как известно, 5 июля сотрудниками СБУ были задержаны первый замначальника Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины Владимир Шапакин и заместитель прокурора Киевской области Александр Корниец. По версии следствия, злоумышленники изъяли технику у предприятия, которое занималось добычей песка в Киевской области, чем заблокировали его работу, а за решение вопроса по ее возврату требовали через посредников 150 тыс. долл. Во время обысков на рабочих местах и в частных домах у Шапакина было изъято 400 тыс. долл., а у Корнийца — автомат Калашникова, большое количество ювелирных изделий и 65 бриллиантов, что и дало журналистам повод прозвать эту пару «бриллиантовыми прокурорами».

Президент Украины Петр Порошенко, находясь под впечатлением от задержания этих персон, заявил, что прокурорская неприкосновенность отменена, но здесь он был неточным, поскольку прокуроров задерживали и сажали в тюрьмы и при Ющенко, и при Януковиче, и уже при новой власти. Так, в январе был задержан прокурор Обуховского района Киевской области, который в обмен на закрытие уголовного дела в отношении одного местного жителя требовал у него земельный участок площадью 1 гектар и стоимостью около 6 млн грн. В мае спецслужбы разоблачили и задержали прокурора Генического района, получившего 3 тыс. долл. взятки от адвоката одного из фигурантов уголовного производства. В июне задержали «на горячем» прокурора Лубенской межрайонной прокуратуры Полтавской области, который изъял у тамошнего предпринимателя офисную оргтехнику, чем парализовал работу его фирмы, и требовал за возврат 5 тыс. долл.

Этот перечень можно продолжить, но должности Шапакина и Корнийца были настолько высоки, что затеняли все предыдущие разоблачения их коллег. Однако через несколько дней оба были освобождены под залог в 3,2 млн грн, а дело против них было направлено в суд только через шесть месяцев, 4 января уже 2016 года. Такие вялые темпы расследования дали общественности повод беспокоиться, что расследование затягивается. Многочисленные, хотя и немногословные сообщения пресс-службы ГПУ дают определенный материал для сравнений и выводов, начинающих наводить на тревожные размышления.

Сравните сами. Прокурор Краматорска был задержан 6 апреля за систематическое получение взяток от местных предпринимателей, которые занимались как легальным, так и нелегальным бизнесом. А уже через три месяца, 15 июля, досудебное расследование было завершено. Заместителя прокурора Белой Церкви задержали в июне за получение взятки в сумме 110 тыс. грн от частного предпринимателя, которому он пообещал закрыть уголовное производство по факту повреждения объекта культурного наследия путем проведения незаконных строительных работ. Через три месяца, то есть в сентябре, это производство было передано в суд. Сотрудницу прокуратуры Суворовского района Одессы, занимавшую должность старшего прокурора, в июле задержали за получение от частного предпринимателя взятки в сумме 5 тыс. долл., которые он дал ей, чтобы она не привлекала его к уголовной ответственности. В октябре, то есть тоже через три месяца, обвинительный акт в отношении злоумышленницы был направлен в суд.

Таким образом, можно понять, что чисто с юридически-технической точки зрения досудебное расследование дела «бриллиантовых прокуроров» должно уже быть завершено. Так что разница в темпах проведения следственных действий дает основания для предположений о том, что ответ на этот вопрос лежит в плоскости политических договоренностей.

Сюрпризом года стало самоочищение СБУ

Наиболее обнадеживающим событием года стала тенденция к самоочищению в Службе безопасности Украины. Если это, конечно, не скоротечная кампания нового шефа СБУ Василия Грицака, цель которой заключается в замене кадров, доставшихся в наследство от предшественников, на новую команду, состоящую из лично преданных ему людей. Как сообщил последний в своем публичном выступлении, в 2015-м 17 сотрудников возглавляемой им службы были изобличены во взяточничестве, предательстве национальных интересов, шпионаже и других преступлениях.

Самым известным, конечно, считается случай с заместителем начальника одного из региональных управлений Главного управления военной контрразведки Департамента контрразведки СБУ. Деятельность этого подразделения охватывает территорию Западной Украины, а штаб-квартира расположена во Львове.

Этот полковник заподозрил начальника дислоцированного в Черновцах отдела в том, что тот за взятку потакает контрабанде табачных изделий, и предложил подчиненному офицеру ежемесячно платить дань в сумме 500 долл. Контролируемая передача состоялась 17 сентября в Киеве, куда злоумышленник прибыл для участия в совещании в Центральном аппарате СБУ. Получив деньги, полковник пришел в зал коллегии ведомства, где был эффектно задержан под объективами видеокамер. Эта запись потом была продемонстрирована по всем телеканалам, а Печерский суд избрал подозреваемому меру пресечения в виде содержания под стражей с возможностью освобождения под залог в сумме 2 млн грн.

Другой случай был связан со старшим оперуполномоченным отдела контрразведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности Главного управления СБУ в Киеве и Киевской области, которому 11 ноября Днепровский районный суд столицы по делу о взяточничестве вынес обвинительный приговор и назначил наказание в виде штрафа в сумме 25,5 тыс. грн, а также лишение права в течение трех лет занимать должности в органах государственной власти.

Преступник систематически вымогал от предпринимателей, работавших в сфере предоставления информационных услуг, деньги и дорогостоящую компьютерную технику, предпочитая известные мировые бренды, а в случае несогласия угрожал созданием препятствий в ведении бизнеса и изъятием дорогостоящей техники. Во время обыска по месту жительства взяточника было изъято незаконно полученное компьютерное оборудование, планшеты и ноутбуки. Интересно, что этот человек незадолго до разоблачения успешно прошел два этапа отбора, то есть тестирование и собеседование, на должность следователя-детектива Национального антикоррупционного бюро Украины.

Среди других осужденных этой категории следует назвать замначальника Управления контрразведки Главного управления СБУ в Киеве и Киевской области, который имел звание полковника. По заказу российских бизнесменов преступник организовал незаконное прослушивание телефонных разговоров генерального директора «Азовмаша» Игоря Карапейчика. За что, согласно приговору Печерского районного суда Киева от 12 октября 2015 года, получил пять лет условного лишения свободы и 3400 грн штрафа.

Откровенно говоря, строгость приговоров, вынесенных офицерам спецслужбы, не слишком впечатляет, но стоит учесть, что это только начало и уже большой прогресс по сравнению с прошлыми годами, имевшими нулевые показатели. Таким образом, есть основания надеяться, что именно Служба безопасности Украины, которая сейчас идет в авангарде процесса самоочищения, сможет пристыдить скептиков, утверждающих, что в настоящее время наиболее прибыльным бизнесом в нашей стране является борьба с коррупцией.

Читайте также: Судей и прокуроров казнить нельзя помиловать


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Прогноз погоды в Украине

Погода в Украине





    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ