• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Главные украинские тренды борьбы с коррупцией

19.10.2015 11:31 Комментарии

Коррупцию общество считает одной из главных проблем наряду с военной агрессией. Вопрос борьбы с коррупцией проходит красной нитью во всех международных обязательствах Украины: будь то получение кредитов МВФ или либерализация визового режима

Год назад состоялся старт антикоррупционной кампании в Украине. Какие шаги сделала наша страна в нелегкой борьбе с внутренним врагом, и можно ли говорить о каких-то успехах? О неудачах и победах антикоррупционной кампании, а также где в Украине скрывается самая большая коррупция, рассказывает Игорь Попов, заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции.

— Борьбу с коррупцией характеризуют три главных маяка. Первый — расследования, наказания и посадки. За прошлый год из резонансных посадок можно назвать только дело Игоря Мосийчука, который находится в изоляторе по несколько сомнительным обвинениям. Остальные обвиняемые в коррупции, прежде всего высокопоставленные чиновники, сбежали или откупились.

Второй показатель борьбы с коррупцией: превентивные меры — нормативная база и деятельность органов власти, которые не позволяют осуществляться коррупции. Сейчас эти функции возложены на Министерство юстиции. Однако все ждут создания Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции. Видимо, именно поэтому на сайте Минюста, в отличие от предыдущих лет, до сих пор нет отчета за 2014 год о состоянии антикоррупционной работы.

Третий показатель — как общество реагирует на коррупцию. До настоящего времени наше общество снисходительно относится к коррупционерам. Многие из украинцев, критикуя, вместо того, чтобы противодействовать коррупционным действиям, хотели бы занять место коррупционеров. Поэтому коррупционеры и дальше щеголяют коррупционными заработками, понимая, что решительного общественного осуждения не наблюдается.

Что было сделано за год

Год назад приняли пакет антикоррупционных законов, которые нельзя считать стопроцентно совершенными. Основной упор делается на создание новых органов, ведь действующие не занимаются реальной борьбой с коррупцией. В Генеральной прокуратуре все дела просто тонут.

29 апреля 2015 года была принята Государственная программа по реализации основ государственной антикоррупционной политики в Украине (Антикоррупционной стратегии). Это рамочный документ, на который должны опираться другие законы.

Национальное антикоррупционное бюро после некоторой пробуксовки все-таки запускается. Это правоохранительный орган, клиенты которого — высшие должностные лица и политики. Назначен руководитель и его заместитель, объявлены конкурсы на ключевые должности. До сих пор не назначен специальный антикоррупционный прокурор. Для его избрания создана отдельная конкурсная комиссия, по составу которой есть нарекания. Сначала долго торговались в вопросе квот парламента и прокуратуры, в конце концов установили квоты, которые якобы всех устроили. Однако генпрокурор назначил туда лиц, которые не воспринимаются обществом, которые завалили проведение тестов в самой прокуратуре, а также имеющих отношение к крышеванию так называемого дела бриллиантовых прокуроров. Если эти люди будут выбирать антикоррупционного прокурора, то есть большой шанс, что они выберут человека, который станет тормозом работы Антикоррупционного бюро. Детективы могут фиксировать преступления чиновников, передавать прокурору, а дальше эти дела будут точно так же пылиться, как сейчас в ГПУ.

Ситуация зашла в тупик. Бюро не работает, комиссия тоже. Никто не хочет делать шаг назад. Члены комиссии сегодня судятся между собой. Если ГПУ отзовет своих членов комиссии и назовет других представителей, работа органа будет разблокирована и будет назначен новый антикоррупционный прокурор. Если им станет человек, заточенный на реальную борьбу с коррупцией, борьба начнется. Это будет огромная работа, противодействие системе. Ведь возможен подкуп подчиненных, коррупционеров будут защищать лучшие адвокаты, будут пытаться влиять на тех, кто собирает доказательства, могут запугивать свидетелей. Что бы Антикоррупционная прокуратура или Антикоррупционное бюро ни делали, дело идет в суд. Поэтому суды нужно полностью чистить.

Следующий орган, который будет создаваться — Государственное бюро расследований, которое должно заниматься следствием в отношении лиц, не подпадающих под юрисдикцию Национального антикоррупционного бюро. Недавно проект закона был передан на повторное второе чтение.

Хочу еще упомянуть о Национальном агентстве по вопросам предотвращения коррупции — превентивном органе, который должен координировать работу отделов по вопросам предотвращения коррупции во всех органах власти и разрабатывать такую нормативную базу, чтобы коррупция стала заметной и заниматься ею было невыгодно. Именно эта структура будет держателем всех деклараций государственных служащих и должна осуществлять их анализ.

Несмотря на широкий международный опыт, у нас сегодня нет экспертного ответа на вопрос о контроле расходов и образа жизни. Декларируется, что созданное Нацагентство по предупреждению коррупции этим займется, однако как оно сделает этот контроль реальным — никто пока не знает. Сегодня на завершающем этапе отбор руководителя этого агентства, девять кандидатов отправлены на спецпроверку. Скорее всего, в течение месяца выберут одного кандидата, который начнет формировать агентство, и декларации 2015 года будет анализировать уже новый орган.

Последняя структура, которую начали создавать на прошлой неделе, это Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений. Создавая этот орган, ссылались на международный опыт. Считаю, что можно было создать просто отдел в Минюсте или Национальном антикоррупционном бюро, который прекрасно с этим справился бы. Это же агентство создается под конкретных лиц. Более того, в первом варианте законопроекта закладывалась комиссия в 25% для тех, кто возвращает эти активы!

Из законов, принятых за текущий год, можно отметить закон об открытости использования публичных средств, который позволяет лучше мониторить государственные тендеры.

Закон о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно предотвращения и противодействия политической коррупции не однозначен. Согласно этому документу, госбюджет Украины будет еще четыре года финансировать Коммунистическую партию, партию «Сильная Украина». То есть партии, которые набрали год назад на выборах 3%, но которые сейчас фактически не существуют. То же самое можно сказать о партии «Народный фронт», которая не участвует в местных выборах, но будет получать серьезное финансирование из государственного бюджета как победитель прошлых выборов в парламент.

Принят закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно определения конечных выгодополучателей юридических лиц и публичных деятелей», которым вводится обязанность юридических лиц сообщать о своих конечных бенефециарных собственниках и открытие Государственного реестра прав на недвижимое имущество.

Наш комитет рассматривает законопроекты, которые касаются предотвращения и противодействия коррупции. Мы даем им оценку относительно того, содержат ли они коррупционные механизмы. Депутаты работают активно, но законопроекты нельзя назвать качественными. Сегодня назрела реформа внутренних процедур парламента. Один из вопросов — слишком большое количество законопроектов. Мы в них тонем, поэтому нужно определить какие-то фильтры.

Часто вносятся проекты законов, проваленные в прошлых созывах, просто для того, чтобы создать себе статистику. Надо оценивать депутата не по количеству внесенных законопроектов, а по количеству документов, которые были рассмотрены и реально стали законами.

Одной из причин некачественных законопроектов является качество депутатского корпуса. Пришло много людей, которые не только не писали законов, они их даже не читали. Им приносят на подпись глупости, они это вносят, а потом все смеются. Например, законопроект о легализации проституции вызвал бурную дискуссию в обществе. Пожалуй, депутат, который его вносил, хотел показать себя, ведь его мало кто знает.

Большой вопрос, кто физически пишет законы. На сегодня Институт законодательства ВР надо реформировать, ведь он стал научным учреждением, которое просто помогает получать ученые звания. Депутат не имеет официального бюджета на написание законопроектов, так как на всех помощников ему выделяют 12 тыс. грн (без уплаты налогов). Фактически законопроекты у нас пишут или правительство со всеми ограничениями (как экономическими, так и политическими), или лоббисты — качество этих законопроектов может быть хорошим, но направленность не всегда прогосударственная; или международные организации, к которым также есть вопросы, ведь у них существуют свои оговорки и приоритеты.

Коррупция начинает угрожать жизни и безопасности граждан

Главный тренд — это борьба старого и нового. Скажем, на примере формирования Национального антикоррупционного бюро мы видим, что есть огромное желание старой прокурорской мафии в нынешней власти сохранить статус-кво: когда существует ручное управление уголовными делами, прежде всего, против чиновников и крупного бизнеса. Есть новый подход — попытка построить систему сдерживания, которая будет бороться автоматически и не зависеть от политических и ручных воздействий. Эта борьба проявляется на каждом этапе.

Одно из проявлений борьбы старого с новым — отставка генерального прокурора. Сегодняшняя работа Генпрокуратуры выдает абсурдные результаты. Показательно дело бриллиантовых прокуроров. Если прокуроры попались на бриллиантах, нужно давать делу ход, а не превращать бриллианты в стеклянные камешки, а белый порошок из сейфа называть стиральным.

Для приговоров, которых так ждет общество, не хватает политической воли. У нас достаточно институтов, есть законодательная база, не хватает только нажатия на красную кнопку. Более того, сегодня в ВР формируется большинство, которое готово участвовать в коррупции и ее покрывать. Собрано лишь 130 подписей народных депутатов за отставку генпрокурора, чего недостаточно для рассмотрения вопроса в зале. Видимо, большая часть депутатов участвует в коррупционных схемах, ведь они не готовы менять генпрокурора.

Следующая тенденция, которую нужно понимать украинскому обществу: нельзя слишком полагаться на новые органы. Даже после назначения антикоррупционного прокурора на следующий день посадки не начнутся. Эти органы не решат за нас все проблемы. Так же на следующий день после создания Национального агентства по вопросам предотвращения и противодействия коррупции в Украине не прекратится коррупция.

К сожалению, если говорить о коррупции во времена Януковича, то все соучастники откупились. Перспектив по этим делам нет. За полтора года следствия уже уничтожены все доказательства. Я слабо верю, что какая-либо новая власть или новые органы смогут дорасследовать эти дела и вытянуть деньги.

Еще одна важная тенденция. Международное сообщество очень обеспокоено состоянием борьбы с коррупцией в нашей стране, о чем всячески подчеркивают как на закрытых, так и на открытых встречах с украинскими властями. Мне кажется, что скоро после глубокого беспокойства они перейдут к международным ордерам, тогда можно ожидать, что кто-то из нынешней власти может быть арестован в аэропортах Великобритании или Швейцарии. Это, конечно, будет пощечиной, но они уже устали делать «последнее китайское предупреждение». У международного сообщества есть полная информация. На средства, которые выводятся на Запад, распространяется международная юрисдикция, и они могут быть арестованы. Но вот возвращены не в Украину, а в бюджеты тех стран, где они отмываются.

Опасная тенденция — коррупция начинает угрожать жизни и безопасности граждан. Пока перераспределялись доходы от, скажем, газовых схем, это не было настолько угрожающим, хотя отражалось на тарифах. Происходящее в Министерстве здравоохранения привело к угрозе жизни и даже гибели людей. Виноваты руководители Минздрава, которые завалили тендеры на закупку лекарств, от которых зависит жизнь людей. Правительственная комиссия, проводившая служебное расследование в Минздраве, дала рекомендации об увольнениях виновных, но все эти люди до сих пор находятся на своих местах.

Хочу отметить, что наибольшая коррупция не в ВР, а на госпредприятиях, которые осваивают государственные средства. Ни одно уголовное дело не было доведено до конца. Было проведено расследование на государственных предприятиях, выявлены многочисленные факты коррупции, есть фамилии народных депутатов, которые это крышуют, но ГПУ не дает этим делам ходу.

Коррупция на таможне продолжается. Масштабнейшая коррупция при возврате налога на добавленную стоимость — эти потоки идут напрямую в определенные партийные кассы.

О коррупции в судах рассказывать не надо. Открытые свидетельства руководителя одного из судов Антона Чернушенко, который бежал и был записан в агенты ФСБ вместо того, чтобы провести следствие. Поэтому в нашей стране судьи и прокуроры остаются крупнейшими покупателями элитной недвижимости и элитных товаров.

В рамках комитета мы будем обращаться к Всемирной организации парламентариев против коррупции (GOPAC), к коллегам в странах, где отмываются средства, чтобы они предоставили информацию. Мы можем получить, скажем, от парламента Австрии ответы по офшорам, которые отмывались через эту страну. Задокументированные факты снова попадут в ГПУ.

Во всех коррупционных расследованиях у нас не хватает героя, который сделает заявление. Мы защищаем, например, Константина Ликарчука, уволенного с должности руководителя таможни. Потому что он готов давать показания. Однако его никто не хочет спрашивать, а только облить грязью. Ко мне и моим коллегам обращаются многие бизнесмены, прокуроры, судьи, рассказывают о давлении, но на вопрос, готовы ли дать официальные показания под присягой, мы получаем отрицательный ответ. Все боятся увольнения и мести.

Подготовила Оксана ШКЛЯРСКАЯ

Читайте также: Дело Петра Мельника — приговор украинской Фемиде



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ