воскресенье, 23 апреля 2017

Racurs.ua

Ход конем прокурора Назара Холодницкого Реплика

Никто даже не строит ни малейшей иллюзии, что дело в отношении Пинчука и Коломойского хотят передать в НАБУ для результативной реализации — только для утилизации в плотных слоях атмосферы

В краткой вступительной речи Балаганов

выразил надежду, что братья найдут общий

язык и выработают, наконец, конвенцию,

необходимость которой диктует сама жизнь.

И. Ильф, Е. Петров. «Золотой теленок»

В прошлый четверг, 26 мая, должна была состоятся пресс-конференция новоназначенного генерального прокурора Юрия Луценко. Был дан анонс, приготовились журналисты. Но в последнюю минуту, по «техническим» причинам, мероприятие перенесли на 30 мая. Этот сигнал заинтересованным личностям как бы означал: торг уместен, и он все еще продолжается.

Однако к понедельнику ничего принципиально не поменялось — никто из крупных инвесторов не принял участия в акционировании ЗАО «ГПУ». Судя по программному выступлению Юрия Витальевича в холле на первом этаже «стекляшки» по улице Резницкой, «территорию» четко поделили на двух вкладчиков: мажоритарный пакет акций однозначно в руках БПП в лице самого шефа прокуратуры — главы правления ЗАО, в противовес ему назначен первым замом «народный фронтовик» Дмитрий Сторожук, который как бы возглавляет негласный наблюдательный совет ЗАО, а по совместительству будет еще и курировать надзор за проведением следствия и оперативно-розыскной деятельности силовым блоком — МВД, полицией, СБУ, ГФС, таможней.

Никакой особой интриги в этом раскладе не просматривалось.

Еще 20 мая «Украинская правда» обнародовала информацию о том, что член гаражного кооператива «Народный фронт» Дмитрий Сторожук продвигается на ключевую должность в ГПУ и что к этому приложил свою руку Игорь Коломойский. Статья на УП, как это принято в сказочной Стране лжецов из приключений Джельсомино, начиналась преамбулой: «Обнародованная в этой новости информация не соответствует действительности».

То, что «не соответствует действительности», мы так и поняли по выступлению Юрия Витальевича, который представил свою команду.

По сути, как говорят в бизнесе, главные акционеры зафиксировали свою прибыль по сделке с назначением генерального прокурора. Незначительную коррекцию претерпели лишь «акции» начальника Управления специальных расследований (УСР) Сергея Горбатюка, которые за несколько дней на прокурорском фондовом рынке совершили головокружительные взлеты и падения, пока снова не пошли в рост — из начальников УСР до начальника Департамента №2 с расширенными полномочиями.

Для верности акционерам ЗАО «ГПУ» следовало бы заключить еще и Сухаревскую конвенцию детей лейтенанта Шмидта…

В этой конкурентной внутривидовой борьбе обитателей террариума на Резницкой как-то неуверенно почувствовал себя заместитель генерального прокурора — начальник Специальной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий. Еще совсем недавно это молодое и подающее надежды дарование было всеобщим любимцем журналистов. Но теперь к нему стали терять интерес по причине отсутствия каких-либо видимых результатов работы его ведомства.

Более того, Специальная антикоррупционная прокуратура, создаваемая как явный противовес мастодонту Шокину, теперь утратила всякую актуальность после назначения «народного прокурора», который не нуждается в системе сдержек и противовесов внутри ГПУ, а скорее наоборот — вернул себе диктаторские кадровые полномочия дореформенной поры.

К тому же американцы открыто лоббируют создание Генеральной инспекции прокуратуры по образцу Генеральной инспекции Департамента юстиции США, куда вполне могут перенести всю тяжесть антикоррупционных полномочий.

Как не заерзать в такой волнительной ситуации?

И тогда Назар Холодницкий решился на ход конем. Он сделал публичное заявление стоимостью не меньше пяти миллиардов «бакинских»: «Уже два дела я потребовал, жду пока их нам направят. Это дела, которые касаются двух олигархов — Пинчука и Коломойского. Я подписал запрос, сейчас жду решения генерального прокурора, чтобы дать нам возможность ознакомиться с этим делом и решить вопрос о необходимости его передачи в НАБУ», — заявил Холодницкий.

«Он (Луценко) сказал сразу с порога: я вам отдам любое дело, которое вы потребуете, при одном условии — если вы его уже забираете себе, то назад чтоб не возвращали. Это абсолютно справедливо и честно, я считаю. В меня это вселило оптимизм», — добавил Холодницкий.

Этот клинический диалог требует некоторого юридического пояснения.

Во-первых, никаких дел в отношении уважаемых прихожан центральной днепропетровской синагоги — граждан Пинчука и Коломойского — нет и быть не может в природе.

Поясню. Создатели нового Уголовного процессуального кодекса отлично отдавали себе отчет в том, что либеральная норма ст. 214 УПК, когда по первому заявлению должно открываться уголовное производство, захлестнет девятым макулатурным валом все следственные органы. Нет ни организационной, ни физической возможности качественно расследовать по 300 и более уголовных дел на одного следователя. И тогда «юные портновцы», которые писали новый УПК, заложили весьма лукавую норму ст. 219, где все сроки ведения следствия обусловлены вынесением подозрения (по-старому — предъявления обвинения) фигурантам дела. Но если нет подозреваемых — нет и сроков! Дело может лежать и прирастать пылью хоть миллион лет, и никакого процессуального нарушения в том не будет! Более того, следователя нельзя даже уличить в бездействии: нет сроков — нет ответственности. Можно лишь взывать к его совести и гуманизму. Даже суд по жалобе потерпевшего лишь разведет руками: что мы можем сделать? Следователь работает, совершает те следственные действия, которые считает целесообразными. Но при наличии всей доказательной базы, зная личность предполагаемого преступника, имея все улики и показания очевидцев, — ничего не может с собой поделать, ибо никак у него не возникнет внутреннее убеждение в необходимости наконец-то привлечь кого-то в качестве обвиняемого. И не мудрено, ибо с этого момента начнет бешено вращаться процессуальный временной счетчик. А дел и без того по горло. Опять же, действуя небескорыстно, можно, ко взаимному согласию, оттягивать встречу с подозреваемым хоть год — законом не запрещено…

Поэтому 99% всех уголовных производств вообще не имеют никаких подозреваемых — одни свидетели и/или потерпевшие.

Вопрос: какие дела «в отношении» Коломойского и Пинчука имел в виду Холодницкий? Дела, где эти два господина выступают потерпевшими или свидетелями?

Вопрос номер два: какое, извините, процессуальное дело Холодницкого до этих уголовных производств? По закону «О прокуратуре» (ч. 5 ст. 8) на Специальную антикоррупционную прокуратуру возлагается всего три функции: 1) надзор за следствием в НАБУ; 2) поддерживает гособвинение в суде по этим делам; 3) представляет интересы гражданина или государства в суде в случаях, предусмотренных законом, которые имеют какую-либо связь с коррупционными правонарушениями. Что из вышеперечисленного относится к данной ситуации?

Вопрос номер три: знает ли прокурор Холодницкий предмет подследственности НАБУ согласно ч. 5 ст. 216 УПК и какое отношение могут иметь к этим преступлениям абсолютно частные лица Пинчук и Коломойский, даже учитывая недолгое пребывание владельца группы «Приват» во власти? Как можно отдать в НАБУ дела, которые никаким образом ему не подследственны?

В принципе, заявление Назара Холодницкого не имеет никакого процессуального значения, ибо речь идет о двух вещах: во-первых, мощный пиар-ход и заявка на участие в антикоррупционных игрищах высшей политической лиги; во-вторых, обозначить возможным покупателям возможную схему развала дел, где действительно могут быть компрометирующие документы в отношении двух вышеназванных олигархов. Никто даже не строит ни малейшей иллюзии, что дело в НАБУ хотят передать для результативной реализации. Только для утилизации в плотных слоях атмосферы.

Поэтому-то Луценко именно так и отреагировал: берете товар — забирайте! Не задерживайте очередь! И никакому возврату и обмену в течение 14 дней не подлежит, здесь вам не защита прав потребителей.

Понять Юрия Витальевича тоже можно: почему он должен быть крайним в ситуации, которая ему совсем не улыбается? Он, конечно, раздал много авансов за свое назначение, но отвечать совсем не хочет, ибо он уже человек, ученый жизнью

В этой мизансцене осталось узнать мнение господина Сытника — заведующего читальным залом НАБУ. Но пока он занят — сидит читает «черную бухгалтерию» Партии регионов. Так что и здесь, как ни печально для Назара Холодницкого, ему придется записываться в очередь…

Читайте также: Антикоррупционный суд — еще один тупик судебной реформы

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ