воскресенье, 22 января 2017


Racurs.ua

Декларация Ы и другие приключения украинских чиновников Реплика

Есть такая профессия: Родину продавать. Это о декларантах. Все, чем умеют заниматься ясновельможные паны, — это «решать вопросы»

Вот почему мы можем сказать — вот зловонная куча человеческих отбросов, не останавливающихся ни перед чем, не брезгавших ничем, готовых на все...
 
Андрей Вышинский, из обвинительной речи, 1938 год
 

Долго думал, какими же словами подвести итог электронного декларирования имущественного состояния лиц, уполномоченных на выполнение функции государства или местного самоуправления, но не смог подобрать приличных слов.

Начавшись в ноль часов ноль минут 1 сентября 2016 года после череды скандалов и обвинений в профанации, эта кампания закончилось через 60 дней в полночь 30 октября точно так же — под аккомпанемент обвинений в недостоверности поданных деклараций.

Послушал, что говорят люди, — кругом сплошная непечатная продукция. Зарубежные партнеры в шоке, переводчики утратили дар речи. Западные газеты полны гневных статей: британская Guardian вышла 31 октября с разоблачительной статьей под заголовком «Украина ошеломлена тем, как огромные денежные резервы политической элиты становятся достоянием общественности». Статья была проиллюстрирована самодовольной физиономией нашего главы правительства с комментарием: это — украинский премьер-министр Владимир Гройсман, который задекларировал 1,2 млн долл. и 460 тыс. евро — наличными, а также коллекцию роскошных часов.

Информационное агентство Reuters поместило материал под красноречивым заголовком «Украинцы в шоке от задекларированных богатств чиновников». В статье особо подчеркивается, что декларирование миллионов долларов наличными, бриллиантов, роскошных автомобилей и швейцарских часов в стране, где средняя зарплата едва достигает 200 долл., не может не подорвать доверие к власти.

Даже не представляю, как нынешнее правительство собирается дальше вести диалог с МВФ и другими кредиторами о продолжении заимствований, если родная элита не желает скинуться на спасение собственной страны. Почему заокеанского дядю Сэма это должно волновать больше, чем наших собственных министров и депутатов?

А что же наши? А наши — лыбятся… Многие декларанты полагают, что они участвуют в КВН, и поэтому пытаются шутить. Например, депутат Сергей Мельничук задекларировал 1 трлн грн наличными! Олег Ляшко посчитал остроумным задекларировать не только всю свою колоссальную для рядового гражданина недвижимость, а также 740 тыс. долл., 90 тыс. евро, 890 тыс. грн наличными, но и «вилы крестьянские». Видимо, они у него тоже из золота, отделаны драгоценными камнями. Елены Сотник полагает, что стандартный депутатский набор квартиры-машины-земля-валюта будет смотреться лучше, если интерьер украсить картиной художника Ивана Семесюка под емким названием «Пашол нах*й, имперский имбецил!». Все это самым ярким образом характеризует наших декларантов.

Их выдает неуемное позерство и желание не отстать от коллег по части коллекционирования барахла и денег, дабы не прослыть в их среде лохами, чего они боятся больше, нежели гнева собственного народа. Они давно оторвались от земли и не отдают себе отчета в том, как это выглядит со стороны. Поэтому попробуем немного раскрыть им глаза.

Наш неповторимый худрук ГПУ Юрий Луценко не перестает радовать ораторским искусством. На брифинге 1 ноября, посвященном итогам декларирования, он поделился с журналистами следующими откровениями: «Я очень боюсь, чтобы эту декларацию наши постоянные критиканы доморощенные и московские пропагандисты не использовали для перехода от системы прозрачности и подотчетности к «шариковщине», когда каждый богатый человек становится врагом. Это недопустимо, если мы хотим жить в отличном от ССР обществе. С другой стороны, недопустимо, чтобы люди богатели не за счет своего умственного или физического труда». Генпрокурор также призвал граждан гордиться этим и относиться с уважением к людям, которые заработали свои деньги честно и уплатили с них налоги.

«Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог» — писал Александр Пушкин.

Позвольте спросить, к какой категории умственного или физического труда следует отнести декларантов? Например, самого Юрия Витальевича, у которого, судя по декларации, жена «в тумбочке» хранит 280 тыс. долл., 50 тыс. евро, несколько миллионов гривен на банковских счетах. Может быть, вы варите сталь, катаете трубы, добываете уголь, газ, нефть, растите хлеб? Или по вашему сценарию в Голливуде снят кинофильм, побивший все кассовые рекорды? Как называется тот товар, который ваша семья продает за деньги?

Хочу проиллюстрировать эти суммы простым примером. До войны хороший работяга в среднем по стране получал 500 долл. в месяц на руки. Сейчас это очень даже неплохие деньги, и многие живут на куда более скромное жалование. В год — это 6 тыс. долл. Если не пить, не есть, не тратить на транспорт и коммунальные услуги, то нужно вкалывать без выходных и отпусков свыше 70 лет, чтобы приблизиться к достатку уважаемого Юрия Витальевича и его деятельной супруги.

Но не только в генпрокуроре дело. Возьмем, к примеру, нашего секретаря СНБО господина Турчинова. Он является владельцем не только барских хором, коллекции старинных книг и живописи, авторских прав на собственные сочинения, но и неплохой коллекции денежных знаков: 735 тыс. долл., 55 тыс. евро, 250 тыс. грн, все — налом. Сколько я помню нашего секретаря СНБО, он всю жизнь был на общественной работе: вначале — на партийно-комсомольской, потом на депутатской, немного побыл временным президентом и спикером парламента. Когда же вы, неутомимый наш Александр Валентинович, успеваете коллекционировать бумагу с водяными знаками? Быть может, вам в этом помогают ваши монографии «Теневая экономика: закономерности, механизм функционирования, методы оценки» и «Теневая экономика в СССР и в Украине», написанные, надо полагать, со знанием дела…

Поскольку декларанты вряд ли поделятся секретами своего чудесного обогащения, то я дам за них ответ. У Эльдара Рязанова была стихотворная строчка, ставшая заглавием песни: «Мы не пашем, не сеем, не строим. Мы гордимся общественным строем». Со времени выхода почти 30 лет назад на экраны кинокомедии «Забытая мелодия для флейты» ничто не утратило актуальности.

Есть такая профессия: Родину продавать. Это о декларантах. Все, чем умеют заниматься ясновельможные паны, — это «решать вопросы». Вначале создавать их для всех оптом, потом решать для каждого по отдельности, но в розницу. Все, что они могут нам предложить в ответ на вопрос об источниках этих сказочных сокровищ, — «гордиться общественным строем».

Наш генпрокурор напрасно вспомнил про шариковых, ибо там, где государством руководят швондеры, никак нельзя без шариковых. Швондер и Шариков — это две стороны одной медали. Они неразлучны, как Маркс и Энгельс…

Декларанты питают совершенно напрасные иллюзии, будто общество ждет от них доказательств законности приобретения имущества. Об этом пишут все, чья душа никак не может вырваться за периметр здания со стеклянным куполом по улице Грушевского, 5, — начиная от знаковых фигур вроде Мустафы Найема, Виктора Чумака и Дмитрия Добродомова и заканчивая совсем уж малоизвестными носителями золотого значка с цветами нашего флага на лацкане пиджака. Господа, как же вы заблуждаетесь! Ваши пояснения обществу больше не нужны!

Когда доблестная прокуратура проводит телевизионное шоу с обыском очередной жертвы борьбы с коррупцией, то единственным доказательством вины подозреваемого обычно является опись денег, драгоценностей, другого ценного имущества, которое следователям удалось взять в правомерно обворованной квартире. Не добытые улики или свидетельские показания демонстрируют публике. Взятая добыча «на хате» — вот главный критерий доказанности вины для телезрителей.

Возьмем к примеру бедного судью Николая Чауса, которого вначале вынудили посадить Геннадия Корбана, а потом банально слили, и вот теперь он сам в розыске. Его вина была доказана телезрителям тем фактом, что он якобы хранил 150 тыс. долл. в стеклянной банке. Если сравнить эту сумму с данными вышеприведенных деклараций, то это просто смешные деньги!

Что эти крохи в сравнении с великолепной коллекцией денежных знаков семьи Арсена Авакова: 435 тыс. долл., 148 тыс. евро, 2100 фунтов стерлингов, 1,5 млн грн — и все налом! В чем же тогда вина судьи Чауса? В том, что он предпочел стеклотару другим банкам как более надежную? Быть может, его вина не в том, что он хранил деньги, а в том, что делал это небрежно, в грязной трехлитровой банке, закопанной в огороде?

То, что совершили декларанты, — это сеанс саморазоблачения. Неслучайно, что декларирование завершилось веселым праздником Хэллоуин, когда вся нечисть традиционно вылезает наружу. Дорогие наши толстосумы совершили самообыск и самовыемку без всякого предписания суда и санкции прокурора. По законам телевизионного жанра их вина очевидна и не требует никаких дополнительных доказательств.

Если честно, то самая первая мысль, которая посетила по итогам данной кампании, — да ведь это же готовые расстрельные списки! Тут и думать не надо: когда на смену этому преступному режиму придет следующий, то следователям даже ничего не надо будет выдумывать — хватай любого, у кого заначка превышает 100 тыс. долл…

Теперь у проправительственной коалиции есть железный аргумент против досрочных выборов: вы посмотрите, кто наши оппоненты! Да они же с нами одним миром мазаны, так зачем же проводить выборы и менять шило на мыло? При всем цинизме данного тезиса нельзя не отметить: смысла менять действительно никакого. Единственное, что тут не учтено, — это гипотетическая возможность прихода к власти радикальных непарламентских сил радикальными непарламентскими методами. Поскольку режим сам себя не хочет защищать, уронил власть ниже плинтуса, на грязную мостовую, то желающие подобрать ее всегда найдутся… Вы, милые коллекционеры денежных знаков, видимо полагаете, что народ прольет за вашу душу хоть слезинку?

Когда-то давно, еще в советские времена, меня занимал вопрос: как же рядовые советские граждане воспринимали судебные процессы 30-х годов, когда судили видных революционеров, героев гражданской войны, членов партии, попирая при этом все мыслимые нормы законности? И только по прошествии десятилетий я нашел ответ — воспринимали с нескрываемым злорадством!

Просто поменяйте маршалов на олигархов, героев той революции на эту, членов той партии на членов именных блоков — и все станет ясно. Безо всякой пропаганды, без принуждения, а многие бы сами с удовольствием привели приговор в исполнение.

Поэтому когда возникает дискуссия относительно правовых последствий данного декларирования, о необходимости поиска источников столь сказочных доходов, хочется все разом оборвать и напомнить один диалог из кинокомедии «Кавказская пленница», который знаком почти на память каждому советскому человеку:

— Это самосуд! Я требую, чтобы меня судили по нашим советским законам.

— А покупал ты ее по советским законам? Или по советским законам ты ее воровал? Прекратим эту бесполезную дискуссию. Сестра, включи телевизор погромче...

Читайте также: Карикатуры и пародии законодательной работы



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









НОВИНИ ПАРТНЕРІВ