вторник, 21 февраля 2017


Racurs.ua

Условия отбора в высший суд везде значительно более жесткие — профессор права

Любая система работает там, где она создана, а все искусственно перенесенное в другие условия, без адаптации к конкретным реалиям не срабатывает

О зарубежном опыте формирования высших судов, особенностях кадрового подбора и требованиях к кандидатам рассказал «Ракурсу» профессор  Михаил Буроменский

— Прежде чем начать работу над формированием ключевых подходов к принципам и критериям отбора судей, мы проанализировали соответствующее законодательство более 40 стран, то есть мы не изобретали велосипед.

Потребность в реформировании судебной власти в последнее время ощутили не только в Украине. Более того, можно говорить о соответствующих движениях даже в странах устойчивой демократии. Правда, обычно речь не идет о коренных изменениях. Но и ситуация в тех странах мало напоминает украинскую. Например, в Великобритании, несколько лет назад состоялась судебная реформа. Это обусловило серьезные изменения в законодательстве, которое, в принципе, у них очень стабильно. Такие изменения были связаны с определенным усовершенствованием видения того, каким должен быть высший судебный орган и кто может стать судьей. 

Михаил БуроменскийТакже на протяжении последних лет очень серьезные реформы судебной системы осуществляли при помощи европейских стран государства африканского континента. И я бы отнесся к этому опыту с надлежащим вниманием. Прежде всего, в части предупреждения конфликта интересов, особенно что касается борьбы с непотизмом и пантуфляжем  (практикой перехода высокопоставленных госчиновников к частно-предпринимательской деятельности в качестве руководителей фирм, банкиров, юридических советников, что ведет к сращиванию аппарата госуправления, в частности, с монополистическими группами  —Ред.). 

Весь этот опыт законодательных изменений отображен в нашем отчете и он также может нам пригодиться.

Таким образом, был проанализирован широкий мировой опыт реформ этой отрасли, различные подходы, существующие модели и то, насколько действенными они могут быть в наших условиях.

Преимущественно этот опыт реформирования, его направления являются подобными и направлены на укрепление независимости и профессионализма судей, в том числе судей высшего судебного звена. Существует очень немного стран, которые сохраняют неизменной собственную модель формирования высших судов. Например, весьма специфической в ​​этом смысле является судебная система США. Впрочем, там она эффективна. Вообще любая система работает там, где она создана, а все искусственно перенесенное в другие условия, без адаптации к конкретным реалиям не срабатывает. Так, например, в свое время не оправдали себя попытки в некоторых южноафриканских странах позаимствовать текст Конституция США для построения нового общества. 

— Требования к кандидатам на должность судьи высшего суда тоже более-менее подобны?

— Да, во всех странах системы формирования высших судов включают в себя ряд определенных критериев: профессионализм, требования к образованию, к владению языком, обязательно — добропорядочности.

— Насколько распространен подход, согласно которому в высшие суды могут попасть не только судьи, но и другие представители юридических профессий?

— Да почти везде. В некоторых странах научный работник проходит конкурс на общих основаниях, иногда должно пройти отдельное тестирование. Общая идея заключается в том, что высшая судебная инстанция имеет несколько более широкие функции по сравнению с другими судебными звеньями и осуществление таких функций должно иметь надлежащее кадровое обеспечение.

Поэтому совсем неслучайно в подавляющем большинстве стран условия отбора в высший суд существенно отличаются от условий отбора в остальные суды. Везде понимают, что у высшего суда есть еще важные дополнительные функции. Поэтому условия отбора в высший суд везде значительно жестче и, в отличие от низших судов, обычно предусматривают возможность участия в конкурсе адвокатов, ученых, других юристов.

Наиболее показательными здесь являются США, где для претендента на должность судьи Верховного суда нет даже формального требования иметь опыт профессиональной деятельности в области права. Нет и четкого требования обязательности судебного опыта претендента. Популярно утверждение одного из экспертов еще 50-х годов прошлого века: «Холмс и Кардозо были яркими судьями не потому, что имели судейский опыт, а потому, что были Холмсом и Кардозо, правовыми философами». Недавнее, в 2010 году назначение судьей ВС руководительницы Гарвардской школы права Е. Каган, которая не имела судейского опыта, является подтверждением того, что отбор в значительной степени базируется на качественных критериях квалификации и мировоззренческих ориентаций кандидата. Но я бы не гиперболизировал такую практику и вовсе не хочу создавать мифы. В своей основе состав Верховного суда США формируется из судей, однако не только из судей и не только из карьерных судей.

Опыт других государств свидетельствует о том, что состав высших судов формируют преимущественно из карьерных судей, но обычно предусматривается возможность подбора кандидатов из числа адвокатов и профессоров права. Поэтому восприятие Украиной такого опыта в формировании Верховного суда выглядит вполне понятным. 

В Германии на должности судей федерального ВС выдвигаются кандидаты из числа наиболее квалифицированных судей. Учитывается профессиональный опыт и достижения кандидата, преимущество может быть отдано ​​кандидату с более серьезным послужным списком.

Согласно Конституции Сингапура, судьей ВС может стать лицо, которое в течение не менее 10 лет является «квалифицированным специалистом» или членом Сингапурской юридической службы. Зарубежные адвокаты могут получить право на практику по праву Сингапура, что также делает их допустимыми кандидатами на должность судьи.

В Японии существуют квоты на должности судей для бывших судей, прокуроров, адвокатов, чиновников и ученых-юристов. По состоянию на 2011 год из 15 судей ВС шестеро имеют карьеру судьи, четверо — бывшие адвокаты, двое прокуроров, двое государственных служащих (из Министерства иностранных дел и Министерства социальной защиты населения и труда), а также один профессор права. Существование квоты можно объяснить жесткими требованиями в части обоснованности решений, для обеспечения которой необходим комплексный подход с учетом дисциплинарного и доктринального разнообразия. Например, судьи из числа бывших адвокатов чаще всего составляют особое мнение.

Законодательство Венгрии не содержит специфических критериев для судей ВС, то есть применяется единый подход к назначению всех категорий судей. Помимо общих квалификационных требований, необходим опыт профессиональной деятельности не менее одного года на должностях судьи, прокурора, нотариуса, работника аппарата суда, на должностях в центральных органах исполнительной власти, судебных и других органах ЕС. Дополнительным условием является прохождение теста на профессиональную пригодность. Но такой подход не создает чрезмерной популярности должности судьи ВС, поскольку «открытость» общих требований компенсируется наличием жестких требований к квалификации и проведением отбора преимущественно в рамках закрытой процедуры рассмотрения кандидатур самим ВС.

Законодательство о судоустройстве Италии в контексте процедуры отбора судей базируется на конституционном положении о том, что «судьи отличаются лишь своими функциями». Отбор судей в высший суд проходит по унифицированной процедуре и предусматривает назначение как достижение высшего уровня судейской карьеры. Для ВС существенно увеличивается стаж профессионального опыта — до 16 лет. В то же время Конституция предусматривает единственное исключение: возможность назначения судьями ВС «за особые заслуги» профессоров права университетов и адвокатов (включенных в специальный реестр, что позволяет им вести дела в кассационном суде, стаж профессиональной деятельности которых составляет более 15 лет). Эти положения были реализованы в 1998 году и предусматривают квоту для этой категории — 10% от общей численности судей.

— Существуют ли какие-то квоты, направленные на то, чтобы обеспечить определенное представительство в верховных судах не только разных профессий, но и слоев населения, то есть отобразить общественное разнообразие?

— Такие квоты есть. В одних случаях они могут быть связаны со стремлением достижения гендерного равенства, при этом я не хотел бы входить в дискуссию о целесообразности гендерного квотирования, а просто констатирую определенный факт.

Гендерные и антидискриминационные аспекты в Нидерландах рассматриваются на уровне «фактической политики отбора судей в целом», а не как элемент нормативной процедуры. Признается существование проблемы «феминизации судейского корпуса», что отражает в целом феминизацию юридической профессии (70% студентов юридических факультетов — женщины). Однако для ВС эта проблема не имеет той остроты, которая обсуждается в целом для судейского корпуса. Зато в отношении верховного суда внимание уделяется обеспечению представительства этнических и конфессиональных сообществ. Позиция отборочного комитета ВС публикуется в публичных дискуссиях, где подчеркивается необходимость обеспечивать «многообразие состава суда», где должны быть представлены не только представители основных групп нидерландского общества, но и различные категории юристов, способных делать обобщения; специалистов в узкопрофильных сферах; представителей различных юрисдикций и т. п.

В Испании, в отличие от многих европейских стран, принцип «разнообразия» (позитивные меры для женщин, меньшинств и т. п.) при формировании ВС применяется ограниченно. Это вообще характерно для судебной системы, где в процедурах отбора обычных судей единственным инструментом обеспечения разнообразия является квота 5% для лиц с инвалидностью при условии ее совместимости с судебной деятельностью и успешного прохождения квалификационного оценивания.

А вот в Австрии при равной квалификации кандидатов на должность судьи верховного суда кандидату женского пола отдается предпочтение, однако только при условии наличия гендерного неравенства в ВС.

В иных случаях квотирование в составе верховного суда может быть связано с существованием в государстве религиозной правовой системы. Законодательство Израиля не содержит обязательных норм в части представительства, однако существуют неписаные правила, которыми руководствуется комиссия по отбору судей. В отношении судей ВС обращается внимание на необходимость обеспечения в составе суда «разнообразия» израильского общества. На практике это дает возможность присутствия в составе коллегий ВС женщин-судей, судей-арабов, религиозных судей.

(Продолжение следует)

Читайте также: Член Общественного совета добропорядочности: Самой сложной задачей для нас будет минимизировать реальные политические влияния на процесс отбора судей

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










НОВИНИ ПАРТНЕРІВ