• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Кто защитит украинского потребителя

Сегодня обманутые потребители остаются один на один со своими проблемами. Ведь с одной стороны действует мораторий на проверки, с другой — доказать правду в суде практически невозможно

В японских ресторанах подают такое экзотическое блюдо, как рыба фугу. Повара годами учатся его готовить, а стоит оно очень дорого. Экзотичность этого яства состоит в том, что человек не знает, останется ли жив, попробовав его.

Украинским потребителям не нужно ходить в дорогие рестораны, чтобы заказать это экзотическое блюдо, ведь почти любой продукт, купленный в супермаркете, может оказаться той самой «рыбой фугу». А все потому, что качество продуктов, которые продаются в отечественных сетях, по сути, никем не контролируется.

Почти любой продукт, купленный в украинском супермаркете, может оказаться той самой «рыбой фугу»

Выгодные штрафы

Если еще несколько лет назад украинцы могли утверждать, что продукты питания отечественного производства немного не дотягивают до европейского уровня, но точно качественнее российских, то сегодня ситуация изменилась в худшую сторону. По мнению экспертов, сейчас Украина в вопросе качества продуктов питания скатилась до уровня Российской Федерации. Там контроля особо никогда и не было: ни государству, ни предприятиям это не интересно.

Зато в Европе очень жесткая система защиты прав потребителей как на общественном, так и на государственном уровне. Поэтому в случае отравления потребитель может подать иск в суд и возместить не только потраченные на продукт средства, но и компенсацию за моральный ущерб. Также человек может обратиться в контролирующие органы, которые в свою очередь проверят производителя и, если жалоба подтвердится, наложат крупный штраф. По словам отечественных экспертов, в Европе штрафы за изготовление опасной продукции такие, что после их выплаты большинство предприятий просто не может возобновить работу.

«Если в Европе человек купил некачественный товар и обратился в суд, то есть почти 100-процентная гарантия, что он этот спор выиграет, — рассказывает директор Ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко. — Там считают так: если потребитель потратил время на судебные разбирательства, то у него были на это основания. Просто так человек не будет судиться».

В Украине же штрафы несущественные, поэтому предприятиям выгодно производить некачественную продукцию.

«Европейское законодательство с нашим вроде как гармонизируется, однако ответственность совершенно другая. Если обнаружат нарушения, если человек погибнет в заведении общественного питания, или в молочной продукции найдут незаявленные там жиры немолочного происхождения, или в детском питании — антибиотик, то это предприятие будет закрыто, — объясняет председатель правления Всеукраинской ассоциации по вопросам защиты прав потребителей Максим Гончар. — У нас приходит технолог к директору предприятия и говорит: если мы добавляем вот это — зарабатываем, к примеру, 50 млн грн; если нет — вообще ничего не зарабатываем. На вопрос директора, какой будет штраф, в ответ он слышит: примерно 1000 или 5000 грн. Вот так и получается — у нас фактически нет санкций за нарушение норм. Еще один интересный момент — жиры немолочного происхождения. Речь идет не только о пальмовом и кокосовом масле. Есть еще технические жиры. Из надежных источников к нам поступила информация, которую мы передаем в СБУ, что некоторые производители для изготовления продуктов питания используют технические жиры. Поставляют их голландские и офшорные компании. Косвенно это подтверждает тот факт, что в Украину заходят технические жиры в таких объемах, что ими можно смазывать все и вся на протяжении нескольких лет. Хотим, чтобы контролирующие органы выяснили, что и как».

Интересно, что в неофициальных беседах представители контролирующих органов рассказывают, что если они, мол, начнут серьезно контролировать производителя и выставлять большие штрафы за изготовление фальсификата или нарушение норм, то 80% или даже 90% украинских предприятий будут вынуждены закрыться. Ведь чтобы производить качественную продукцию, нужно иметь качественное сырье, которое просто не может быть дешевым. Поскольку украинские потребители за последние годы обеднели, то купить дорогой, а, соответственно, более качественный продукт не могут. В то же время не способствует изготовлению качественной продукции и ситуация с защитой прав потребителей. Фактически сегодня заботятся о производителе, а не о потребителе.

Извините — мораторий

В Украине до 2014 года работала служба защиты прав потребителей. Если человек покупал некачественный продукт или товар, он обращался в эту службу. Для этого достаточно было написать заявление, приложить к нему фискальный чек — и специалисты выходили на проверку. Однако они не только проверяли компанию, но и отбирали образцы для проверки, и если лабораторные исследования доказывали, что товар некачественный, компании выписывался штраф. Правда, это были смехотворны суммы. Но радости от таких визитов контролеров у руководства компаний-нарушителей тоже не было. Также потребитель мог самостоятельно обратиться в суд для защиты своих прав.

Но с 2014 года несколько государственных служб были ликвидированы, а на их базе создана Государственная служба Украины по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей (Госпродпотребслужба). Одна из функций этой службы — защита прав потребителей. В то же время были приняты законодательные изменения, которые запретили проверки представителей малого и среднего бизнеса.

«Сейчас государство не может проводить проверки из-за действия моратория на проверки малого и среднего бизнеса. На самом деле это хорошо. Правда, есть несколько «но». Сегодня в законодательстве предусмотрена возможность проверок только в случае смерти человека, — говорит Алексей Дорошенко. — Если никто не умер, но многие отравились, к примеру, человек 30–50, это еще не является основанием, чтобы Госпродпотребслужба провела проверки. И даже если человек умер, скажем, от ботулизма, то не стоит ждать, что кого-то накажут. К сожалению, я с этим сталкивался. Госорганы шлют банальные отписки, а расследований случаев смерти просто нет. Вот так и получается, что сегодня потребитель фактически не защищен».

Конечно, исключение — это резонансные случаи: когда все СМИ о них рассказывают, тогда и государственные органы вынуждены как-то реагировать.

 Резонансный случай произошел в начале июля в Киеве. В одной из сетей ресторанов японской кухни отравились суши более 30 человек

Кроме того, сейчас у Госпродпотребслужбы нет ни полномочий, ни денег для масштабных исследований: в бюджет банально не закладываются деньги на их проведение. По информации Алексея Дорошенко, в прошлом году Госпродпотребслужба г. Киева получила на это лишь 30 тыс. грн. И этой суммы хватит всего на 15–20 простых исследований, которые на самом деле нужно проводить ежедневно.

«В рамках действующего законодательства для того, чтобы мы как компетентный орган могли выйти на проверку, потребитель должен сделать несколько важных шагов, — разъясняет председатель Государственной службы Украины по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей Владимир Лапа. — Прежде всего нужно купить пищевой продукт и, учитывая собственные рассуждения, убедиться, что он не соответствует требованиям законодательства. Затем написать жалобу в наш территориальный орган, который ее передаст центральному аппарату, то есть нам, а мы передадим органу формирования политики — в данном случае тому, который отвечает за безопасность пищевой продукции, то есть Министерству аграрной политики и продовольствия. В среднем время между поступлением жалобы и фактическим выходом на проверку — не менее месяца-полутора. Конечно, за это время ассортимент на полках магазина может измениться. Понятно, что сейчас обеспечить действенный контроль чрезвычайно сложно, а зачастую и невозможно».

Поэтому возникает вопрос: а есть ли действенный механизм защиты своих прав? Конечно, человек может за свой счет провести исследование или обратиться в общественную организацию. Но здесь есть один важный нюанс — потребитель не имеет права проверять какую-либо продукцию без согласия производителя. То есть покупатель должен получить согласие производителя на проверку продукта. Конечно, уже купленного образца это не касается, ведь на его проверку производитель не давал разрешения. Таким образом, человек должен письменно обратиться к производителю, который либо откажет, либо скажет, где и когда можно отобрать образец для исследования.

«Следует помнить, что покупать этот образец потребитель должен в присутствии представителя производителя. Должен сказать, что за последние годы не знаю ни единого случая, чтобы производитель разрешил отбирать образец на проверку, — добавляет Алексей Дорошенко. — Если вы без согласия производителя отбираете для проверки продукцию, тестируете ее в государственной лаборатории и результат показывает, что вы правы (в продукте есть несоответствие по показателям качества или безопасности), тогда обращаетесь в суд или заявляете об этом публично — и получаете судебный иск от производителя. В нем вас обвиняют в нарушении закона. Ведь вы не имели права отбирать образцы для проверки. Практически в 100% случаев суд встанет на сторону производителя».

Кроме того, обращаясь в суд, вряд ли обычный потребитель наймет дорогого адвоката — зато у большинства предприятий очень сильные юристы. Учитывая законодательные коллизии и наличие хорошего адвоката, вероятность того, что потребитель выиграет суд, фактически сводится к нулю. Единственный вариант — обратиться в Антимонопольный комитет с заявлением о нарушении производителем монопольного законодательства. Хотя самому потребителю будет сложно правильно составить такое заявление.

С надеждой на новый закон

Однако недавно парламентом был принят, а президентом подписан Закон Украины «О государственном контроле над соблюдением законодательства о пищевых продуктах, кормах, побочных продуктах животного происхождения, здоровье и благополучии животных». Идея закона заключается в том, что все наши системы, связанные с проверкой качества пищевых продуктов, приравниваются к европейским нормативам. Авторы документа утверждают, что благодаря ему должна улучшиться ситуация на рынке пищевых продуктов, а производители смогут выйти на европейские рынки. Но возникает вопрос: а будут ли одинаково защищены украинский и европейский потребитель? Ведь наше законодательство, как уверяют чиновники, будет зеркальным европейскому.

«Европейцы защищены, мы — нет. Да, теоретически, законодательство одинаково, — отмечает Алексей Дорошенко. — Но есть такой нюанс, как законодательное поле и практическое применение. Мы понимаем, что потенциально мы защищены, еще и богаты, но по факту — бедные и голодные. Одно и то же законодательство, применяемое в Германии или Польше, будет действовать совершенно по-разному. Ведь с 2014 года у нас действует законодательство, которое должно приблизить нас к европейским стандартам качества продуктов питания, но в реальности мы откатились назад».

Государство должно устанавливать требования и контролировать их выполнение — это очевидные вещи. Если посмотреть на европейское законодательство, регулирующее пищевую отрасль, то это около 120 основных документов. Когда мы говорим, что пытаемся гармонизировать наше законодательство с европейским, то надо четко представлять объем законодательных работ, который нужно выполнить. Вышеуказанный законопроект предусматривает принятие примерно 35–40 подзаконных актов. Это нужно сделать в течение девяти месяцев.

Однако, по мнению председателя правления Лиги производителей пищевых продуктов Геннадия Кузнецова, девять месяцев — очень малый срок для такого объема работы.

Вот так и получается, что сегодня потребителя можно приравнять к утопленнику, защита которого — в его же собственных руках.

Читайте также: Будьте внимательны: колбаса может быть изготовлена из свиной шкуры



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Новости Украины


Новости Украины





    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ