• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Медреформа: под новогоднюю елку украинцам могут положить грузинские грабли

Протест работников здравоохранения в Киеве. Фото: РИА Новости / Стрингер

Из Сакартвело в Украину на последипломное обучение приезжают две или три сотни врачей ежегодно. Пока мы не наступили на грузинские грабли

Пока что президент так и не подписал главный медицинский законопроект №6327, пылящийся у него на столе более месяца. Напомним, что 19 октября стал знаменательным днем: депутаты проголосовали за ключевой проект закона о медреформе. У этого документа непростая судьба. В первом чтении после долгих споров и трех подходов к голосованию он был натужно принят еще в июне. Тогда эксперты в унисон указывали на множество белых пятен в документе. За почти четыре месяца «пластические хирурги» изменили «кота в мешке» до неузнаваемости, внесли большое количество поправок, и ко второму чтению в Верховную Раду он пришел с обновленным названием «О государственных финансовых гарантиях медицинского обслуживания населения».

В ЕС довольно оптимистически оценивают прогресс Украины в реформировании медицинской отрасли. Наверное, издалека все происходящее в нашей стране кажется противостоянием тьмы коррупции, «совка» и света от нынешней команды Минздрава. Но здесь, изнутри, мы лишь слышим грохот, осязаем дым, но не видим паровоза реформы.

В стране, где главные ее фигуранты — медики — в своем большинстве не понимают и очень многие не поддерживают то, что назвали реформой, любые изменения изначально обречены на провал. Как можно успешно воплотить в жизнь реформу в стране, где, как и прогнозировал замминистра здравоохранения Павел Ковтонюк, некоторые врачи действительно забыли слово «зарплата»? И не потому, что они начали оперировать, согласно обещаниям чиновника, словом «доход» — они попросту месяцами не получают кровно заработанные.

Например, сотрудникам специализированной медико-санитарной части №14 в Смеле Черкасской области 11 месяцев не выплачивали заработанные деньги. И только после того, как Ирина Сысоенко, заместитель главы Комитета ВР по вопросам здравоохранения, видимо, исчерпав все другие методы, заночевала в здании под куполом, средства были изысканы и эту брешь заткнули. Неделю назад заявили о забастовке врачи Коломыи, последний раз видевшие свои зарплаты еще летом. Пару дней назад доведенные до отчаяния медики центральной районной больницы г. Самбор (Львовская область) собрались в центре города и перекрыли дорогу. По их словам, они получали зарплату в сентябре.

Чтобы рассчитаться с людьми в белых халатах до Нового года, Минздрав обещал выделить 300 млн грн. Уточнив, что это последние средства. Наверное, все деньги из казны ушли на повышение зарплат депутатам. Да еще и задним числом. С 1 октября 2017 года базовая зарплата депутата составила 17,6 тыс. грн, кроме того, будут выплачиваться еще и министерские надбавки.

А вот у медиков в 2018 году ситуация вряд ли улучшится. «Медицинская реформа проголосована, но финансово не обеспечена, — говорит Ирина Сысоенко. — 4 млрд грн выделено на строительство амбулаторий, закупку оборудования. В результате они будут стоять пустыми. В них некому будет работать! Основным финансированием медицинской реформы должно быть повышение зарплат медикам. С увеличением минимальной зарплаты в 2018 году до 3723 грн медицинские тарифные разряды снова не повышают, снова будет «уравниловка», когда и врач, и уборщица, и сторож будут получать минимальную зарплату. Правительство пренебрегает теми, от кого физически зависит жизнь украинцев».

Митинг медиков в Киеве 19 сентября 2017 года

В 2017 году украинские медики начали массово покидать страну. Уезжают целыми отделениями. Если в 2006-м в Украине насчитывалось 200 тыс. врачей, то сегодня цифра снизилась до 160 тыс. Если десять лет назад в медицинской отрасли в целом было занято 1 млн 270 тыс. человек (это не только врачи, но и средний медицинский персонал, санитарно-эпидемиологическая служба и т. п.), то в наши дни это количество сократилось до 800 тыс.

Профессия врача трудная, характерна высоким выгоранием, напряженная эмоционально. Неудивительно, что во всем мире существует высокая потребность в медицинском персонале. Богатые страны перетягивают кадры на себя. Оголяется рынок труда в сфере здравоохранения в Польше, Словакии, Словении, Чехии... Откуда они берут кадры? Правильно, у нас.

Украина, наверное, единственная страна в мире, считающая, что у нее медработников много и потерять часть из них не так страшно. Если сопоставить обещания правительства повысить зарплаты медикам в несколько раз и сегодняшнее финансирование здравоохранения, то вывод напрашивается сам собой: чтобы повысить зарплату одному, нужно сократить троих.

Как правило, работать за пределами родины решаются лучшие специалисты. «Очень много врачей уезжают за рубеж. Даже из очень успешной клиники — Института сердца — за прошлый год уехало семь человек (ведущих специалистов). В Америку, Португалию, Германию, Польшу... Я не смог их ничем удержать. Государство о них не заботится, да еще и объявляет коррупционерами», — говорит Борис Тодуров, директор Института сердца.

Сегодняшняя ситуация — проблема не только медиков. Когда Украина лишается высококвалифицированных медицинских работников — это уже становится проблемой каждого из нас.

Многие эксперты утверждают, что мы идем по грузинскому пути. По словам Тодурова, в результате того, что в Грузии практически все медучреждения стали частными, разрушилась базовая система подготовки кадров. Поэтому из Сакартвело в Украину на последипломное обучение приезжают две или три сотни врачей в год. Пока мы не наступили на те же грабли.

С директором Института сердца согласен Константин Надутый, член правления Всеукраинского врачебного общества:

«Схожая ситуация сегодня в Грузии. Там в свое время была проведена реформа подобного формата. На сегодняшний день не более 40% населения имеют доступ к вторичной помощи — стационару. Грузия сейчас начала решать эту ситуацию и возвращается к государственному регулированию, ведь рынок не только не спас медицинскую отрасль, наоборот, породил массу проблем.

Медицина не рынок по двум причинам. Во-первых, пациент не понимает, что покупает. Когда человек переступает порог больницы, он становится некомпетентным потребителем. Врач всегда знает больше и может, к сожалению, обмануть (если руководствуется только экономическими соображениями). Поэтому государство должно вмешиваться в этот процесс. Во-вторых, медицина — это вынужденное потребление. Мы все имеем потребность в медицине, но не у всех сегодня есть деньги, чтобы купить эту услугу на рынке.

Все государства работают над тем, чтобы увеличить доступ населения к необходимым медицинским услугам. То, что предлагает наше правительство, — это переход на рыночную регуляцию. В первом варианте законопроекта №6327 была честная формулировка: гарантируем лишь первичную медицинскую помощь, экстренную и паллиативную помощь. Под давлением популистов эту норму убрали, прописали, что гарантируем абсолютно все, но список гарантированных государством бесплатных услуг напишем и объявим аж в 2020 году. Недавно Супрун проговорилась, что гарантировано будет только то, что непосредственно угрожает жизни человека. Но разве такую реформу хотели украинцы?».

Впереди праздники. В Новый год особенно хочется чуда. Безусловно, медицинская отрасль требует изменений, реформа очень нужна. И она может быть успешной, если политические элиты, наконец, поймут, что погода бывает нелетной, а иногда можно не успеть долететь до клиник Швейцарии, Израиля или Германии. И осознают, что медицина — это социальная сфера, а не рынок продаж медицинских услуг.

Читайте также: Индекс здоровья украинцев: тем ли путем пошла медреформа

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...