• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Трагедия в Княжичах: новые результаты альтернативного расследования Расследование

Фото: Константин Гришин / Вести

Отец одного из убитых: собранная мной информация свидетельствует о том, что банду организовал полицейский Б. и подключил своих друзей. Крышевали их руководители полиции высокого ранга

Почти год назад, 4 декабря 2016 года, в селе Княжичи Броварского района Киевской области трагически погибли пятеро сотрудников полиции, которые при очень подозрительных обстоятельствах были застрелены своими же коллегами. Начиная с августа этого года по подозрению в совершении должностных преступлений, связанных с теми трагическими событиями, к уголовной ответственности пытаются привлечь ряд должностных лиц из числа сотрудников правоохранительных органов, и это обстоятельство несколько прояснило картину происшедшего. В частности, рассыпается как карточный домик официальная версия о якобы специальной полицейской операции по задержанию бандитов. Зато приобретает реальные очертания другой сценарий, согласно которому отдельные высокопоставленные чины столичного Главного и Шевченковского районного управлений Национальной полиции планировали совершить кражу крупной суммы денег из дома по улице Шептицкого, 22 в Княжичах. По этому поводу мы пообщались с отцом одного из погибших полицейских Александром Орловым, который параллельно с официальным проводит и собственное расследование обстоятельств гибели сына.

— Что удалось выяснить в течение прошедшего года, в ходе следствия, проведенного силами Генеральной прокуратуры Украины, которая сразу же открыла уголовное производство по факту умышленного убийства по ст. 115 Уголовного кодекса Украины?

— По состоянию на середину декабря о подозрении сообщено пяти сотрудникам полиции: тогдашнему начальнику Управления уголовного розыска ГУНП в Киеве Леониду Куряте, заместителю начальника отдела криминальной полиции Шевченковского УП Роману Мариновскому, старшему инспектору КОРД Андрею Курту, начальнику Управления оперативной службы ГУНП в Киеве Игорю Иващенко и начальнику одного из отделов этого управления Александру Мелихову. Сегодня им всем избрана мера пресечения в виде домашнего ареста с обязательным ношением электронного браслета. Но как по мне, то в этом перечне не хватает начальника ГУНП в Киеве Андрея Крищенко, его первого заместителя по оперативной работе Виталия Стрижака и начальника Шевченковского управления полиции Германа Приступы.

Попробуем проанализировать хотя бы такой факт. Как известно, стрельбе в Княжичах предшествовало разбойное нападение на двух валютчиков, совершенное в Киеве на проспекте Победы 20 сентября 2016 года, когда у пострадавших было похищено около 3 млн грн. В совершении этого преступления подозреваются трое сотрудников полка полиции специального назначения «Киев», входящего в структуру ГУНП в Киеве, а именно Юрий Бурляй, Алексей Токарев и Николай Клочков. По потерянному чеку супермаркета сотрудники уголовного розыска вычислили сначала владельца кредитной карты — Клочкова, а затем и всех его сообщников. Согласно данным оперативной информации, они собирались обокрасть как раз тот самый дом в Княжичах, но потом якобы передумали. В этой ситуации самое интересное вот что: находясь в оперативной разработке, то есть фактически под негласным надзором, эти люди вечером 3 декабря 2016 года получили боевое оружие и автомобиль якобы для того, чтобы на следующий день отправиться в Краматорск, в зону АТО. И это нам с адвокатом подтвердили документально в Нацполиции Киева по результатам инициированного нами служебного расследования. Представьте себе: после установления личностей разбойников их не задерживают, не обезвреживают, а к тому же вооружают, понимая, что те могут этим оружием натворить бог знает что.

С точки зрения здравого смысла такое просто не укладывается в голове. Зато все это легко объяснить, если предположить другое: Бурляй, Токарев и Клочков, будучи разоблаченными в совершении разбойного нападения, пошли на сделку с оперативниками и предложили им вернуть похищенные деньги за счет тех денег, которые вместе с ними будут украдены в Княжичах. И у меня есть данные, что они 4 декабря 2016 года находились в Княжичах. При таких обстоятельствах Крищенко как начальник ГУНП в Киеве сознательно позволил дать этим людям оружие, а потому его следует считать организатором кражи из дома по улице Шептицкого, 22. Также у меня есть данные, что Бурляй контактировал с Крищенко, в связи с чем я, находясь в статусе потерпевшего, подал следователю ГПУ ходатайство о проверке наличия факта телефонных переговоров между ними накануне и во время событий в Княжичах.

Александр Орлов с сыном Сергеем. Фото: fakty.ua

— В чем заключаются методы вашего личного расследования трагедии?

— Находить информацию мне помогают мои знакомые — бывшие и действующие работники правоохранительных органов, назвать имена которых я не могу. Но кроме того, для установления истины мы с друзьями даже проводим своеобразные следственные эксперименты. Так, анализируя причины, почему бойцы КОРД открыли огонь по автомобилю, в котором находились двое сотрудников полиции охраны и двое разведчиков управления оперативной службы, мы выдвинули три версии. Первая заключалась в том, что разведчики знали о преступном характере операции, поэтому их хотели устранить как нежелательных свидетелей. Вторая — надо было обеспечить выход из дома по улице Шептицкого, 22 одного из воров, который не успел покинуть его после того, как к нему подъехала машина полиции охраны, прибывшей на срабатывание сигнализации. Для этого КОРДовцам нужно было перебить всех — и сотрудников полиции охраны, и задержанных последними разведчиков. Ну и, наконец, третья версия — произошел непредвиденный эксцесс исполнителя со стороны покойного бойца КОРД Виталия Валецкого, который не собирался никого убивать, а хотел лишь освободить заложников. Но в силу того, что сотрудники полиции охраны первыми открыли по нему огонь, он уже, мол, отстреливаясь, убил всех четверых.

Для проверки последней версии мы имитировали операцию по освобождению заложников. Взяли на свалке списанный легковой автомобиль, в который сели наши знакомые, игравшие роль полицейских охраны. А другие наши знакомые в ситуации, максимально приближенной к реальной, играли роль спецназовцев, которые должны были освобождать задержанных ими разведчиков с битьем окон, открыванием дверей, вытягиванием пассажиров из салона. Вывод по результатам этого эксперимента был однозначен: работники полиции охраны за тот короткий промежуток времени, пока продолжалась имитированная операция, не успели бы даже понять, что произошло, не говоря уже о том, чтобы сориентироваться в ситуации и первыми открыть огонь.

Таким образом, третья из названных нами версий отпала. А вообще, исходя из анализа имеющейся сейчас информации, наиболее вероятна та из них, в соответствии с которой организаторы операции не собирались никого оставлять в живых. Подтверждением тому является одна из фраз в перехваченных разговорах Леонида Куряты: «Если КОРД не успеет задержать бандитов, нас четверо, и у каждого оружие, расстреляем, а потом будем разбираться». Под словами «нас четверо» он имел в виду себя, Мариновского, Мелихова и Михаила Радченко — сотрудника Шевченковского управления полиции, который в ту ночь вместе с ними находился в Княжичах. Об этом факте я, кстати, сообщил председателю Комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Верховной Рады Украины Андрею Кожемякину.

— В этой ситуации не могу не поинтересоваться таким фактом. Ваши интересы представляет адвокат Мария Островская, которая одновременно защищает Игоря Касяна — обвиняемого в организации разбойного нападения на проспекте Победы и в Княжичах. Причем со стороны Леонида Куряты вроде бы звучат разговоры, что госпожа Островская — грамотный манипулятор, которая цинично использует вас в интересах защиты своего клиента Касяна.

— Леонид Курята цинично дал указание на убийство моего сына, а его защита манипулирует содержанием разговоров, записанных СБУ и обнародованных журналистами. Им осталось только поговорить о моем адвокате. Мария Островская — пока единственный правозащитник, которому я доверяю. Узнал о ней еще до знакомства, когда проводил собственное расследование. Сторонняя информация подтверждала, что Островская — грамотный, порядочный и бесстрашный адвокат. Я сам вышел на нее, и благодаря ее вмешательству мне наконец предоставили в ГПУ доступ к документам о гибели сына и материалам экспертизы. Да, она защищает Игоря Касяна. Однако собранная мной информация свидетельствует о том, что банду организовал полицейский Б. и подключил своих друзей. Крышевали их руководители полиции высокого ранга, фамилии которых я уже называл. В причастности Касяна к этой банде я не верю, и главное — не он стрелял в моего сына и не давал команду на убийство.

Читайте также: Княжичи: зачем разведчиков послали в чужой дом?

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...