• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Верховенство права в Украине: быть или не быть. Часть 2 Точка зрения

Фото: AJEL / pixabay.com

Острый общественный кризис, в т. ч. верховенства права, который возник в 2013 году и привел к Революции достоинства, также был следствием непрофессионализма судей, определявших по странному стечению обстоятельств содержание судебной реформы 2016-го

Первую часть статьи читайте по ссылке.

В законе «О Высшем антикоррупционном суде» отдельно предусмотрено требование о принятии еще одного закона — о создании этого суда, иначе процедура его формирования и будущая деятельность сразу будут противоречить ст. 125 Конституции Украины. Процедура соблюдения верховенства права предусмотрена в ст. 125 раздела VIII «Правосудие» Основного Закона, а именно: суд создается, реорганизуется и ликвидируется законом, проект которого вносит в Верховную Раду президент Украины после консультаций с Высшим советом правосудия.

До 31 декабря 2017 года пп. 6 п. 16-1 раздела XV «Переходные положения» Конституции предоставлял право создавать, реорганизовывать и ликвидировать суды президенту Украины, который, реализуя конституционные полномочия, своим указом от 29 сентября 2017 года №299/2017 создал Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности.

 

Спросите, почему нет указа президента о создании Верховного суда на основании закона №1402-VIII «О судоустройстве и статусе судей»? Ответ на удивление прост: президент не мог действовать вопреки закону №1401-VIII «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)», поскольку он инициировал только смену названия действующего суда — с «Верховный суд Украины» на «Верховный суд». А потому другого Верховного суда он не создавал.

Оставляя место для реализации Конституционным судом Украины своих полномочий в части конституционного контроля за соответствием Конституции требований закона №1402-VIII относительно созданного Верховного суда, не могу не отметить, что 10 апреля 2018 года КСУ открыл производство по конституционному представлению 54 народных депутатов Украины о конституционности п. 4 параграфа 2 Заключительных положений раздела IV закона «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» №2147-VIII, то есть и в отношении тех процессуальных изменений, которыми были, по моему убеждению, неконституционным способом прекращены полномочия Верховного суда Украины (или установленного изменениями в Конституцию — Верховного суда) и начата деятельность нового Верховного суда, созданного не изменениями в Конституцию, а законом №1402-VIII.

Основанием для проверки этого закона №2147-VIII на конституционность является несоответствие его ст. 21, 24, 58, 63, 84 Конституции Украины, поскольку рассмотрение проекта и принятие его Верховной Радой состоялось с нарушением установленной Основным Законом процедуры. Не ставлю целью дать исчерпывающий анализ обоснованности этого представления, но не видеть его достаточности для установления нарушений указанных статей Конституции невозможно.

В частности, как можно сделать вывод о конституционности ч. 3 ст. 320 Хозяйственного процессуального кодекса Украины в редакции закона №2147-VIII относительно оснований пересмотра судебных решений в связи с исключительными обстоятельствами и восстановить нарушенное, возьмем для примера, право собственности в случае установления КСУ неконституционности закона, другого правового акта или их отдельного положения, примененного (не примененного) судом при решении дела, если решение суда не выполнено? Следовательно, решение КСУ о неконституционности закона в случае исполнения решения суда не защищает конституционное право собственности. Так о каких гарантиях соблюдения принципа верховенства права идет речь в таких процессуальных нормах?

Возьмем, например, процедуру пересмотра дела по исключительным обстоятельствам во всех юрисдикциях на основании установления международным судебным учреждением, юрисдикция которого признана Украиной, нарушения международных обязательств при решении дела судом, введенную законом №2147-VIII. Законодатель в ч. 3 ст. 459 УПК, ч. 3 ст. 320 ХПК, ч. 3 ст. 423 ГПК, ч. 5 ст. 361 КАС предусматривает основание пересмотра судебных решений — установление нарушений международных обязательств государства в этом деле. То есть хочешь пересмотреть незаконное судебное решение — обращайся со своим делом в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Установление нарушений норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года в подобных правоотношениях до 2 июня 2016 года, то есть до внесения изменений в ст. 129 Конституции Украины, когда суд подчинялся закону, отдельные судьи отказывали заявителю в доступе к правосудию, несмотря на то, что нарушения, например, ст. 6 Конвенции (право на справедливый суд) при аналогичных обстоятельствах и предмете разбирательства было установлено ЕСПЧ по другому делу. Возникает вопрос: Конвенцию, которая является международным договором Украины, ратифицировали отдельно каждое лицо или государство, что процессуальный закон №2147-VIII требует решения ЕСПЧ по каждому делу? Отсюда и ответ на вопрос, почему возникают очереди в ЕСПЧ в Страсбурге и о каких сомнениях насчет неконституционности закона №2147-VIII может идти речь.

Закон №2147-VIII не только сломал действие принципа верховенства права на высшем государственном уровне. Изменения, вступившие в силу с 15 марта этого года, вызвали беспорядок в судах первой инстанции и возмущение украинцев, которые никогда дел с судом не имели.

Фактически конституционное представление по закону №2147-VIII дополняет представление Верховного суда Украины как о конституционности структуры нового Верховного суда, созданного законом №1402-VIII, так и о процедуре его деятельности, которые тоже Основному Закону не соответствуют. Определяющим для такого вывода является положение ст. 84 Конституции Украины и решение КСУ по делам от 10 июня 2010 года №16-рп/2010, согласно которым решения Верховной Рады принимаются исключительно на ее пленарных заседаниях путем голосования. Аналогичным образом акты принимает Кабинет министров Украины.

Пользуясь этим принципом по аналогии с деятельностью конституционных органов государства, можем сделать вывод, что принятие решений Верховным судом как конституционным органом должно происходить только в режиме пленарных заседаний, а не его структурным подразделением вроде «палаты», «объединенной палаты» или «Большой палаты».

Единственный вопрос, который остается не только для Верховного суда Украины, но и для всего общества, международных партнеров, — когда Конституционный суд возобновит действие верховенства права в украинском судопроизводстве, чтобы потомки автора первой Конституции в Европе Филиппа Орлика накануне Дня Конституции Украины не стесняясь посмотрели в его бронзовые глаза?

Памятник Филиппу Орлику в Киеве. Фото: Wadco2 / wikipedia.org

Ошибки требуют немедленного исправления, независимо от того, где их допускают. Воображаемый коллапс судопроизводства не может быть причиной задержки с вынесением решения КСУ по этим представлениям. Изменения в организации судоустройства и процессуальных процедурах, аналогичные действующим в США, Великобритании, готовы в кратчайшие сроки помочь выработать судьи Верховного суда Украины. Хотя для исправления судебных ошибок в делах, где был нарушен принцип верховенства права, отсутствие процессуальных изменений не является препятствием для обращения в Верховный суд, в том числе в отношении лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы.

Как я уже отмечал, закон №1402-VIII ограничивает не только народ как единственный источник власти в государстве в организации ее деятельности в соответствии с требованиями ст. 3 Конституции Украины, но и одновременно работающих судей, которые принесли присягу украинскому народу утверждать и обеспечивать права и свободы человека путем отправления правосудия.

Законом №1401-VIII внесены изменения в Конституцию Украины (раздел VIII «Правосудие») в части процедур отбора судей, их профессиональной подготовки, оценивания, рассмотрения дел об их дисциплинарной ответственности, финансового и организационного обеспечения судов. Этими же нормами Конституции Украины определены институты, к компетенции которых отнесены соблюдения конституционных гарантий судей, находящихся на должностях, — это президент Украины и Высший совет правосудия.

Ст. 126 Основного Закона предусмотрено, что независимость и неприкосновенность судей гарантируются Конституцией и законами Украины, а п. 16-1 раздела XV «Переходные положения» Конституции дополнительно предусмотрено, что «судьи, избранные судьями бессрочно, продолжают осуществлять свои полномочия до увольнения или до прекращения их полномочий на основаниях, определенных Конституцией Украины». Основания для увольнения судьи или прекращения его полномочий, согласно ч. 6, 7 ст. 126 Конституции, определены в указанных в этой норме случаях, однако ими не предусмотрены основания для увольнения или прекращения полномочий судьи по результатам их оценивания, как об этом говорится в законе №1402-VIII.

В соответствии со стандартами независимого судопроизводства европейских стран, квалификационное оценивание по своему содержанию должно соответствовать заключениям Консультативного совета европейских судей (КРЕС). Согласно заключению КРЕС №17(2014) о деятельности судей, качестве правосудия и уважении к независимости судебной власти, которое учитывает рекомендации европейских судей, индивидуальное оценивание не должно влиять на определение зарплат и пенсий судей, поскольку такой процесс может повлиять на поведение судей и поставить под угрозу независимость судебной системы и интересы сторон.

Аналогичная правовая позиция КСУ, что гарантии независимости судей как необходимое условие отправления правосудия беспристрастным, объективным и справедливым судом должны быть реально обеспечены, содержится в решении КСУ от 1 декабря 2004 года №19-рп/2004 (дело о независимости судей как составляющей их статуса).

В отличие от «беспрецедентной» процедуры оценивания судей в Украине, все демократические страны мира строят работу институтов (которые выполняют подобные функции, что и Высшая квалификационная комиссия судей Украины) по принципу, существовавшему в нашей стране до 2010 года. Эта особенность заключается в том, что в оценивании судей от судейского корпуса участвуют судьи верховных или кассационных судов на общественных началах, поскольку они нарабатывают кассационную практику и поэтому лучше могут оценить квалификационный уровень любого судьи. Для судей различных инстанций устанавливается различная периодичность оценивания во времени, как это было предусмотрено законом от 7 февраля 2002 года №3018-III «О судоустройстве», который действовал до 7 июля 2010 года.

Главным фокусом оценивания работающего судьи являются его решения (а не вопросы, как для кандидатов в судьи, часто противоречащие Конституции Украины), которые одновременно демонстрируют как теоретический уровень знаний, так и практику рассмотрения дел. Однако ни в одной стране работающие судьи не сдают психологические тесты, то есть судей не подвергают различным экспериментам, поскольку там, как и в Украине, их поведение оценивается по Кодексу судейской этики.

Участие работающих судей Верховного суда Украины в оценивании судей апелляционных судов (поскольку судьи местных судов оценивались судьями территориальных квалифкомиссий апелляционных судов) позволяло оперативно исправлять ошибки, а в отдельных случаях ставить вопрос об увольнении судьи, когда его деятельность подрывала авторитет правосудия в государстве.

Не отрицаю отдельных ошибок в процедуре квалификационного оценивания до 2010 года, но такое катастрофическое состояние, чтобы в судах было более 3000 вакансий судей и отдельно 1000 судей-«пятилеток», 12 судей Верховного суда Украины, больше года не отправляющих правосудие, более 10 судов, где нет судей или остался один судья вместо четырех или пяти, было немыслимо.

Кроме того, решение Верховного суда Украины — суда кассационной инстанции — окончательно решало спор о наличии или отсутствии нарушений в решении судей низших инстанций. Таким образом, почти весь судейский корпус находился в постоянном состоянии совершенствования и очищения.

Закон от 7 июля 2010 года №2453-VI «О судоустройстве и статусе судей» вопреки ст. 129 Конституции ликвидировал не только кассационные полномочия Верховного суда Украины, но и систему квалификационного оценивания, которую он обеспечивал. Таким неконституционным способом с 2010 года и до 2 июня 2016 года действовали высшие специализированные суды и Верховный суд Украины.

Острый общественный кризис, в том числе верховенства права, который возник в Украине в 2013 году и привел к Революции достоинства, также был следствием непрофессионализма тех же судей, которые по странному стечению обстоятельств определяли содержание судебной реформы 2016 года.

Только непрофессионализмом этих судей можно объяснить издание президентом Украины указов от 29 декабря 2017 года №449/2017 «О ликвидации и создании местных общих судов» и №452/2017 «О ликвидации апелляционных судов и создании апелляционных судов в апелляционных округах», которые противоречат ч. 1 ст. 125 Конституции, поскольку судоустройство в Украине строится по принципам территориальности, а потому без изменения (исключения) этого конституционного положения о системе административно-территориального устройства раздела IX «Территориальное устройство Украины» системы административно-территориального устройства изменить суды по-другому невозможно.

Реформа органов прокуратуры и Национальной полиции не может быть примером для изменения построения организации судов, поскольку это возможно только после внесения изменений в Конституцию.

Так называемая оптимизация судов ничего общего с судебной реформой не имеет, а является просто очередным сломом верховенства права, которого почему-то не понимают судьи Верховного суда, созданного законом №1402-VIII, и выбранный съездом судей Совет судей Украины, которые уже предложили главе государства неконституционные шаги. Ведь в нашей недалекой истории государства указ президента Украины от 13 октября 2008 года №922/2008 «Вопросы сети и количественного состава судей административных судов Украины», которым ликвидировался Окружной административный суд города Киева и создавались Центральный окружной административный суд города Киева и Левобережный окружной административный суд города Киева, утратил силу на основании указа президента от 16 октября 2008 года №940/2008.

Еще до 100 дней работы созданного законом №1402-VIII Верховного суда юридическое сообщество так и не поняло процедуру конкурса, во время которого продемонстрированные высокие знания большинства кандидатов в ВС не подтверждаются отправлением правосудия вчерашними кандидатами. Поражает возмущение не только адвокатов и граждан прежде всего решениями Большой палаты ВС, но и отдельных действительно профессиональных судей кассационных судов ВС, которые не могут смириться с решениями своих новых коллег. Слова о том, что за 100 дней судьей не станешь, приобрели пророческое содержание.

Читайте также: Судебная власть в Украине: консерваторы против приспособленцев

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...