суббота, 28 мая 2016

Racurs.ua

Готовы ли украинцы к европейским ценностям, или Стремление в Европу — как тост «за все хорошее»

Любопытно все-таки, как представляют себе пресловутые европейские ценности 77% наших сограждан, никогда не покидавших пределов Родины?

Как утверждают, почти половина населения Украины стремится в Европу. Другая «почти половина» видит себя в Таможенном союзе. В зависимости от того, куда стремится конкретный спикер, окучивающий модную тему, солидарная с ним часть народа превращается в «большую половину». Нонсенс с точки зрения арифметики, но допустимый термин для отечественного трибуна.
 
Куда стремится почти «половина страны», избравшая, судя по соцопросам и заявлениям политиков, «европейские ценности»? Как представляют себе пресловутые европейские ценности 77% наших сограждан, никогда не покидавших пределов Родины? А если еще от оставшихся 23% отнять количество тех, кто пусть и не единожды пересекал государственный кордон, но созерцал исключительно пляжи Хургады, остается совсем уж малость. Так вот определенная часть из этого остатка более-менее, хотя тоже довольно приблизительно, осознает, чего хочет, когда декларирует свое стремление в Европу… Осознанный выбор, ничего не скажешь.
 
Конечно, имеют представление хоть о каких-то «европейских ценностях» наши соотечественники, компактно и негусто проживающие вдоль западных границ: там уже второй десяток лет по полсела в Европе на заработках. А для восточных в большинстве своем все это сказки. Притом эмоционально окрашенные и с неизменным концом: в гробу мы это видали. Потому, что Россия — это понятно и привычно: и работа на нее крепко завязана, и язык один, и братья мы, воевали вместе, и половина родственников там, и религия одна, как принято вспоминать по большим церковным праздникам…
 
Сегодня в нашем обществе существует глубокий мировоззренческий раскол. И в отличие от искусственного водораздела — языкового, но раздуваемого с той же целью, ради собственного корыстного интереса, — он осязаем и может оказаться роковым. Однако даже те, кто не питает иллюзий относительно «русского мира» и места, отведенного нам в нем, имеют слишком иллюзорное представление о вожделенном «конечном пункте» — Европе.
 
Что для наших сограждан эти европейские ценности, если говорить не о курсе евро и о замаячившей где-то вдалеке перспективе отмены виз? Да и что даст эта свобода передвижения тем 77% граждан, которые двадцать лет были «невыездными» вовсе не из-за необходимости получать визу? Пресловутый уровень жизни? Как в Испании или в Германии? Или в Греции? Несомненно, большинство сограждан, кто бы что ни представлял себе в качестве бонусов от приближения к Европе, будут обмануты в своих ожиданиях. Потому что для подавляющего большинства стремление в Европу — как тост «за все хорошее». И звучит отлично, и во всякой ситуации уместен, и каждый произвольно вкладывает в него свой смысл.
 
Ни государству, декларирующему свое непоколебимое евроустремление, ни отдельным политикам и общественным деятелям годами недосуг было заниматься кропотливой, ежедневной просветительской работой. Рассказать, как изменится жизнь каждого из нас и страны в целом, когда мы уверенно станем на этот путь. Рассказать честно, и про плюсы, и про минусы. Колоссальную просветительскую работу надо было проводить и всем «демократичним  інституціям», профессионально, годами паразитирующим на своих евроустремлениях, сделавшим евроинтеграцию собственной профессией и плохо справившимся с работой. Выступления наших записных евроинтеграторов грешат тем же, чем и блоги «украинского выбора» Путина Виктора Медведчука, — полуправдой. То есть — ложью, потому что складывая эти «два раза по полправды», реальную картину получить нельзя.
 
Так у кого тут еще, кроме записных наших экспертов, есть хоть какое-то представление о хваленых европейских ценностях? Хотя нет, все-таки одну ценность нам, вечно, но безуспешно стремящимся к лучшему, явили. Обрушилась она на всех нас — великая, судя по ажиотажу, видимо, главная — права ЛГБД (для непосвященных: лесбиянки, геи и т. д.). Но оказалось, что мы к ней совершенно не готовы в своем большинстве. В своем подавляющем, как испокон веков у нас заведено, большинстве. Потому, несмотря на массированную поддержку извне, символический, долгожданный парад, о котором так долго говорили «меньшевики», прошел почти подпольно. А странное соотношение его участников порождало закономерный вопрос: что делает группка геев на масштабном милицейском учении?
 
Ну, да не о геях сегодня речь. И даже не о толерантности. А о пропаганде, без которой не бывает государства. Просто не с этого надо было начинать тем, кто изнутри и снаружи пытается интегрировать нас в Европу. Рассказывать активно и повсеместно надо было не о том, как будут жить у нас счастливые геи — равные среди равных, с веселыми карнавалами, усыновившие/удочерившие всех брошенных детей. А о том, как изменится жизнь учителя и студента (без оглядки на сексуальную ориентацию); насколько больше будет шансов появиться на свет здоровым и выжить у новорожденного; как тюрьма станет, наконец, местом искупления для виновных, а не истребления всех подряд; как и благодаря чему мы, даст Бог, сумеем построить страну, из которой дети будут разлетаться на учебу по всему свету. И будут возвращаться, потому что им, по-настоящему познавшим мир и его многоликие ценности, захочется жить, работать и растить собственных детей здесь, в Украине, на Родине…
 
Вполне возможно, что европейский путь — не идеальный, только лучшего у нас нет: вследствие более 20 лет внутренних распрей и дерибана не могло появиться на свет сильное и самостоятельное государство, нуждающееся лишь в партнерах, но не в поводырях. На этом направлении не все для нас будет безоблачно и неизменно возникнут проблемы, которые сегодня могут прогнозировать лишь немногие посвященные. Для Украины европейский вектор — не панацея, а только шанс на другое будущее. А вот в «отходе на север» таких шансов для нашей страны нет.
 
Дочь друзей, всего год отучившись за границей, вернулась другой. Привезла с собой, кроме прочего, совершенно неприменимую в наших условиях привычку: почтение к правилам, Бог весть как моментально укоренившееся в человеке, взращенном в наших реалиях. Варианты традиционного здесь пути решения проблем, моментально подсказываемые гибким умом, отметаются ею без обсуждения: «Мама, ты не понимаешь: если нельзя, это значит нельзя, и никто так не делает»…
 
Ну как осознать это нашему человеку? Как принять? Без оглядки на других, не оправдывая чужим беспределом собственный. Возьму на себя смелость утверждать: именно это — одна из главных европейских ценностей. Остальное — во многом производное от нее. Готовы ли мы, начав с себя, попытаться жить так же?
  


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ











НОВИНИ ПАРТНЕРІВ