среда, 22 февраля 2017


Racurs.ua

Госзембанк планирует превращать землю в деньги

Статистика невозвратов в разных банках свидетельствует, что в агросфере — самые добросовестные заемщики, невозвратов минимальное количество.

«Земля должна работать в интересах общества»

В нашей стране уже, пожалуй, никто не сомневается, что аграрный сектор и переработка продукции сельского хозяйства — это наша сильная сторона, это то, в чем мы вполне конкурентоспособны на мировом рынке. Именно аграрное производство, по утверждению многих экспертов, способно дать толчок развитию нашей экономики. При этом не следует забывать и о том, что развитие сельского хозяйства повлечет за собой развитие сельских территорий, пришедших в упадок после развала Советского Союза и распаевания колхозных земель. К сожалению, частная собственность на землю, на которую так уповали, не принесла ожидаемых результатов. Колхозы исчезли, а вместе с ними и рабочие места, детские садики, клубы и больницы.

А полноправным хозяином своей земли крестьянин так и не стал. Из семи миллионов мелких землевладельцев обрабатывают свой личный пай единицы. Ведь эти малочисленные гектары, которые вполне можно использовать для собственных нужд, не годятся для товарного производства. Аграрии-практики утверждают, что невозможно рентабельно работать на двух-пяти гектарах. Даже на 20-ти невозможно. А на продажу земель сельхозназначения действует мораторий. Вот и используют крестьяне свои земельные паи единственно возможным способом — сдают их в аренду агрофирмам и фермерам. Цена аренды собственникам-крестьянам кажется смехотворной, но для арендаторов это огромные деньги, особенно если арендатор — мелкая агрофирма с рентабельностью 10%.

Однако кроме мелких землевладельцев есть еще один собственник земли — государство, которому принадлежит 49% земель Украины, в том числе и земель сельхозназначения. Точную цифру ценных гектаров пока не знает никто, сейчас в каждом регионе силами областных землеустроителей проводится инвентаризация. Государственное агентство земельных ресурсов Украины на своем сайте постоянно сообщает о ходе этой инвентаризации, которая пока полностью завершена только в Одесской и Кировоградской областях. На территории 26 районов Одесской области проинвентаризировали 22,55 тыс. га государственной земли сельскохозяйственного назначения, на Кировоградщине — 63 тыс. га. На территории 18 районов Донецкой области, где инвентаризация идет с 2011 года, в госсобственности находятся 2 млн 41,5 тыс. га земель сельхозназначения, из них свыше 630 тыс. га — земли запаса и резервного фонда. На Ровенщине, где пока провели инвентаризацию 72% госземель, в наличии 69,9 тыс. га угодий. До конца года планируется закончить инвентаризацию 102,33 тыс. га государственных угодий в Запорожской области.

Для чего же государство «обходит владенья свои»? Дело в том, что государственные мужи наконец-то осознали, что земля сельхозназначения — огромный капитал, который до сих пор почему-то был недооценен. Государственные земли сельхозназначения, в том числе земли госзапаса и госрезерва, до недавнего времени находились в распоряжении местных властей.

«Раньше эти земли были личной вотчиной каждого главы района, — рассказывает Александр Куприянов, генеральный директор агрокомпании «Барвинок» из Харьковской области. — Именно он определял, кому и почем сдавать их в аренду. Куму за 1,5% от оценочной стоимости, брату кума за 2%, а врагу кума за 5%. Таким образом и регулировались земельные отношения в районе. В результате, в нашем районе из 70 тыс. га земли 35 тыс. находятся в пользовании двух крупнейших американских компаний».

По словам А. Куприянова, у этих иностранных агрохолдингов принцип пользования землей очень простой: они получают разрешение на изготовление технической документации, заказывают ее и больше никуда не торопятся. После этого, по согласованию с главой района, в хозяйство регулярно приезжает комиссия, которая составляет акт о недополученных государством доходах. В результате агрохолдинги платят мизерные 1,5% от оценочной стоимости земли, на чем вопрос и закрывается. И хотя с нынешнего года земельными вопросами занимаются областные агентства по земельным ресурсам, ситуация не поменялась.

Ученый-мелиоратор Ольга Жовтоног, доктор с/х наук, считает, что земля должна работать в интересах общества. И общество должно знать, что происходит с этой землей. А государство, имеющее в своей собственности землю, должно о ней заботиться.

Безусловно, заботиться о земле нужно не так, как это происходит сейчас. Распорядителей земли не должно быть много, этим должна заниматься единая структура. Земля должна быть консолидирована, а вопросы землепользования должны быть упорядочены. По мнению О. Жовтоног, консолидация земель просто необходима для оптимизации условий землепользования, для более прибыльного сельскохозяйственного производства. Она позволит эффективнее проводить природоохранные мероприятия и развивать рекреации. «Село может выживать не только за счет сельского хозяйства, но и за счет богатейших природных условий, которые у нас есть», говоритдоктор с/х наук.

Поэтому государство и решило консолидировать свои земли и передать их управление Публичному акционерному обществу «Государственный земельный банк» (или просто Госзембанк). Эта государственная структура призвана не только управлять государственными землями, передавая их в аренду агрохозяйствам, но и оказывать поддержку малому и среднему агробизнесу, кредитуя их по доступной цене.

Председатель правления Госзембанка Светлана Скосырская считает, что именно объединение функций управления землей и кредитования малого и среднего бизнеса предоставит структуре возможность реально влиять на ситуацию в сельском хозяйстве.

«Мы внутри банка можем четко разделить эти функции и эти финансовые потоки. Этого достаточно. говорит С. Скосырская. Я точно знаю: если управление землей и кредитование разделить и разбросать по разным структурам, аграрии никогда не дождутся кредитов. Представьте, что банк имеет в своем распоряжении только выделенные бюджетные средства. Я уже не говорю о том, что с госбюджетом у нас проблема. Но кто может гарантировать, что завтра не будет инфляции и эти деньги не превратятся в ничто? А так в нашем распоряжении огромный капитал земля. Мы собираем деньги с арендаторов земли и пускаем их в развитие тех же регионов, мы создаем новые виды производства, новые рабочие места, даем возможность сельским территориям развиваться. Именно эта модель наиболее приемлема сейчас, она просто необходима для того, чтобы аграрии получили доступ к дешевому кредитованию».

Почему именно банк?

Почему именно земельный банк, а не, к примеру, фонд? Рабочая группа изучила различные организационные модели и пришла к выводу, что наиболее приемлемая модель — это банк, структура более прозрачная и понятная, чем какая-либо другая. Банк должен ежедневно отчитываться о своих финансовых операциях, в то время как фонд, например, отчитывается раз в квартал.

Получая деньги от аренды земли, банк может сразу же, минуя казначейство и прочие государственные структуры, пускать их на кредитование. Причем сумма, собранная от аренды земли в конкретном регионе, пойдет на кредитование аграриев этого же региона.

Разрабатывая концепцию Госзембанка, рабочая группа изучила разные модели подобных учреждений — от отечественного Крестьянского поземельного банка, довольно успешно функционировавшего с 1883 по 1917 годы, до Земельного банка ЮАР, отметившего в нынешнем году 110-летие. И, как утверждает председатель правления Госзембанка госпожа Скосырская, взяли на вооружение лучшее из наработанного в этой сфере.

В основе всех земельных банков лежит управление земельными ресурсами прежде всего для развития сельских территорий. Банк становится посредником, помогающим сделать государственное управление земельными ресурсами цивилизованным и прозрачным для общества.

Хочешь мира — готовься к войне

Почему вдруг возникла необходимость в создании подобной структуры? Светлана Владимировна говорит: «Если мы хотим открыть свои границы и свои рынки, нам необходимо подготовиться. Мы должны избежать ошибок, допущенных другими странами в тот момент, когда они открывали свои рынки».

Когда в Аргентине открыли рынок земли, туда ринулись крупные трансконтинентальные корпорации, которые на этих землях стали выращивать технические культуры. При этом люди, ранее занятые в сельском хозяйстве, мигрировали в города в поисках работы. В стране появилось огромное количество безработных. Малый и средний аграрный бизнес в стране приказал долго жить.

Еще один показательный пример, на этот раз европейский. Когда Румыния вошла в ЕС и открыла рынок земли, туда приехали итальянцы и скупили огромные участки. Но не для того, чтобы их обрабатывать, а как раз наоборот: чтобы сельское хозяйство в Румынии не развивалось, чтобы на корню уничтожить потенциальных конкурентов. Сейчас эти земли сельскохозяйственного назначения простаивают, зарастают.

«Нужно сделать все возможное, чтобы к тому времени, как мы откроем рынок земли, наши малые и средние агрофирмы были достаточно сильными. Хорошо, что у нас есть огромные агрохолдинги. Но нужно удержать и средний бизнес в селе. Нужно дать ему возможность прокредитоваться на нормальных условиях, чтобы этот бизнес развивался. Мы хотим поддержать нашего сельхозпроизводителя», — говорит С. Скосырская.

К тому же, с помощью Госзембанка государство собирается решать вопросы продовольственной безопасности страны.

Кредитование: сегодня под 12%, потом, может, и под 2%

В ближайшее время банк будет давать аграриям кредиты под 12% годовых. «Потом, может, и под 2%», — пообещала С. Скосырская.

На селе хозяйствам деньги нужны, как правило, дважды в год — на подготовку посевной и на уборку урожая. Виталий Литвиненко, директор компании «Агропродукт», объясняет: «У сельскохозяйственного производства есть свои особенности. Любой бизнес можно «растянуть», подождать. А у нас все очень четко. Сеем и убираем урожай в конкретные короткие сроки. Если нам нужны деньги, то именно сегодня. Завтра — уже поздно. Можно сказать: «Спасибо, до свидания» и начать сушить весла».

Любая операция, осуществляемая на земле, требует большой временной точности и больших денежных вложений. Сегодня в коммерческих банках процедура получения кредита довольно длительная.

«Даже если у вас есть хорошее залоговое имущество, хорошая кредитная история и ресурсы, 3–4 недели уйдет на принятие решения по кредитованию. На вас смотрят с разных сторон, с разных проекций и в разрезе. Конечно, хотелось бы уменьшить эти сроки. Месяц — это очень-очень долго», – утверждает В. Литвиненко.

В коммерческих банках кредитные ставки для сельхозпроизводителя колеблются от 18 до 24% в гривне. Такие кредиты берут, как правило, на покупку горюче-смазочных материалов, семян, гербицидов. При покупке техники существуют различные лизинговые программы, которые предоставляют дилеры производителей. Они более краткосрочные, но и более дешевые. Ведь зарубежные производители с/х техники в своих банках кредитуются под совершенно другие проценты. Но агрофирма в таком случае берет на себя все валютные риски. Если случится очередной дефолт, ей не позавидуешь. Те, кто набрал таких кредитов под видом лизинговых программ до 2008 года, очень пострадали во время кризиса. Им эти дешевые программы обошлись гораздо дороже, чем дорогие банковские кредиты в гривне.

«Если у тебя есть правильный залог — имущественные комплексы, нормальная техника и ты готов идти на нормальные коэффициенты покрытия, то кредитоваться сможешь под 18%. Если у тебя хозяйство «не очень», то и риск больший, а значит прокредитоваться ты сможешь в лучшем случае под 24%. Получается парадокс: вместо того, чтобы своим кредитом поддержать хилое хозяйство, банк усугубит его и без того бедственное положение. Как говорил Марк Твен: «Банкир — это человек, который одолжит вам зонтик в солнечную погоду, чтобы забрать его, как только начнется дождь». Поэтому мы и не пробуем развиваться», — говорит А. Куприянов.

По его словам, сегодня рентабельность сельского хозяйства значительно упала из-за отмены возмещения НДС экспортерам и повышения оценочной стоимости земли в 1,7 раза. Последнее привело к увеличению арендных платежей. Сейчас арендатор платит от 460 до 620 грн за га. Поэтому рентабельность агропроизводства низкая — от 10 до 20%. Сегодня развитие на банковских кредитах, как это было в 2006–2007 годах, невозможно. Это очень рискованно.

«Если Госзембанк будет давать более дешевые кредиты, хотя бы под обещанные 12%, то малые и средние производители смогут развиваться. Что касается крупных, то они достаточно хорошо финансируются своими зарубежными хозяевами», — подчеркивает А. Куприянов.

Госзембанк не планирует развивать свою сеть, а будет работать через другие банки, используя их филиалы, оборудование и трудовые ресурсы. К тому же планируется активное привлечение денежных средств коммерческих банков.

Анна Сидорова, руководитель банковского направления Госзембанка, говорит: «Мы разрабатываем совместные программы кредитования с другими банками. Естественно, мы заинтересованы в удешевлении кредитов. Мы видим два источника средств: выпуск облигаций, финансируемых Нацбанком, и поиск выходов на международные финансовые институты».

Прочие приятные новости для аграриев

Безусловно, деньги будут давать не просто так, а под залог. Но в качестве залога может быть принята аграрная расписка на будущий урожай. Благо, в нынешнем году вступил в силу Закон Украины «Об аграрных расписках», позволяющий использовать будущий урожай в качестве залога при кредитовании.

«Как правило, в хороших хозяйствах будущий урожай становится урожаем, а тот, в свою очередь, — деньгами, — говорит С. Скосырская. — Мы проанализировали статистику невозвратов в разных банках. И поняли, что в агросфере — самые добросовестные заемщики, невозвратов минимальное количество. Как правило, сельское хозяйство выкарабкивается из самых сложных ситуаций. Долги реструктуризируют, но все равно отдают».

Обычно коммерческие банки при кредитовании агрокомпаний требуют, чтобы субъект хозяйствования имел хотя бы 3–4 года успешного опыта. Госзембанк, по словам А. Сидоровой, будет кредитовать даже новичков на стартапе. Обязательные условия — наличие хорошего бизнес-плана, профессиональный менеджмент и поручительство компании, имеющей положительный опыт в данной сфере и хорошую финансовую историю.

Андрей Кошиль, президент Земельного союза Украины, считает, что Госзембанк должен подходить к кредитованию очень избирательно, а не кредитовать всех и вся, «размазывая деньги тонким слоем по всей земле».

Он советует: «Думаю, в первую очередь кредитоваться должны хозяйства, занятые в наиболее перспективных отраслях, таких, например, как животноводство, переработка сельхозпродукции. При этом нужно считаться с тем, насколько развитие данного хозяйства влечет за собой развитие самой сельской местности, территориальной общины. Как показывает опыт, растениеводство слабо влияет на сельскую общину. Животноводство же и высокий цикл переработки сельхозпродукции требует создания рабочих мест, способствует привлечению местных жителей к работе в хозяйстве. Безусловно, Госзембанк должен сосредоточиться и на хозяйствах с экспортным потенциалом. Думаю, что общее направление будет именно таким».

 На  деньгах, выданных в конце нынешнего года, будут отрабатываться схемы сотрудничества Госзембанка с коммерческими банками и различные кредитные программы. Для минимизации рисков все программы будут стандартизированы. А до конца года на полную силу заработает сайт Госзембанка. «Желающие смогут найти на сайте подходящую для них программу кредитования, а реализовать ее смогут через любой ближайший к ним банк», — пояснила С. Скосырская.

В следующем году банк планирует вложить в сельское хозяйство порядка 15 млрд грн. Разумеется, если начнутся обещанные бюджетные вливания в банк (120 млн грн из госбюджета) и не будет заминки с передачей госземель на баланс банка.

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










НОВИНИ ПАРТНЕРІВ