• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Зачем Порошенко нужен Саакашвили

14.07.2015 15:34 Комментарии

Грузинская газета Kviris palitra опубликовала сокращенный вариант интервью с украинским журналистом Владимиром Бойко, на протяжении многих лет освещающим работу правоохранительной системы. Предлагаем читателям расширенную версию материала

— В Грузии внимательно следили за акциями протеста в Киеве, которые украинцы впоследствии назвали Революцией достоинства. С того времени прошло полтора года. Что изменилось в Украине после падения власти Януковича и какова сегодня политическая и социальная ситуация в Украине?

— Падение режима Януковича привело к изменению формы государственного правления в Украине: на смену автократии пришло правление олигархов — местных баронов, которые сконцентрировали в своих руках финансовые ресурсы и властные полномочия на подконтрольных территориях. Несмотря на российскую агрессию, они заняты междоусобными распрями, что, конечно же, не делает Украину богаче и сильнее.

При этом суть общественно-политического строя не изменилась. Украина — это типичное феодально-сословное государство, раздираемое острейшими противоречиями. Собственно, эти противоречия и привели к народному бунту, свергнувшему Януковича. Главные особенности украинской государственности — это сословное неравенство граждан и государственная власть, которая не разделена на независимые ветви.

Обычные граждане не имеют доступа к правосудию по причине его отсутствия и даже не могут зарегистрировать в прокуратуре заявление о преступлении. В то же время «аристократы» (высшие чиновники, депутаты и т.д.) пользуется государственным бюджетом, как собственным кошельком, на них не распространяются законы, а споры между собой они разрешают в кабинете монарха, который носит титул президента.

— Вы говорите, что в Украине нет правосудия. Но ведь есть суды, есть назначаемые парламентом судьи. Возможно, украинское правосудие не совершенно, не полностью соответствует европейским стандартам, однако сложно согласится с тем, что его нет вообще.

— В Украине нет правосудия в современном понимании этого слова, поскольку обязательным условием для этого является наличие независимых ветвей власти. А в Украине власть не разделена: нет независимых судов, нет парламента, нет ответственного перед народом правительства. Фактически все важные решения принимает президент, который назначает судей и генерального прокурора, начинает уголовное преследование неугодных, руководит эрзац-парламентом, дает указания правительству, непосредственно вмешивается в деятельность вертикали исполнительной власти. А если Верховная Рада случайно и принимает неугодный президенту закон, он его просто не подписывает и не публикует без каких-либо пояснений.

В то же время в стране с 2005 года власть достаточно либерально относится к правам и основоположным свободам человека, давно прекратились преследования журналистов, а нынешний президент Порошенко реально озабочен поддержанием своего имиджа европейски ориентированного политика.

Конечно, после бегства Януковича многое изменилось: война на Востоке страны, беженцы, оккупация Крыма, обесценивание национальной валюты. В целом народ стал жить хуже, а государство существует исключительно благодаря внешним заимствованиям. В то же время украинцы переживают патриотический подъем, идут процессы национальной самоидентификации, зарождается национальная буржуазия и институты гражданского общества.

— Смогли ли грузинские реформаторы изменить в Украине ситуацию к лучшему? Доверяют ли им украинцы?

— Действительно, президент Порошенко пригласил работать в страну бывшего президента Грузии и его команду, которая приступила к работе в государственных органах в феврале этого года. Сам Саакашвили возглавил Одесскую областную государственную администрацию в конце мая.

Надо сказать, что в Украине традиционно очень тепло относятся к грузинам, это отношение, естественно, распространяется и на экс-президента Грузии, который является полноправным украинцем, поскольку отказался от грузинского гражданства и принял наше. Подавляющее большинство украинцев с воодушевлением восприняли приход на высокие государственные должности выходцев из Грузии, поскольку их публичная риторика строится на резком неприятии коррупции — главной проблемы Украины.

В то же время есть немало людей, которые со скепсисом относятся к деятельности Саакашвили, и я в их числе. Дело в том, что коррупция в Украине порождена самим феодальным строем, и искоренить ее простыми управленческими решениями невозможно. Настоящие реформы могли бы произойти только в том случае, если бы украинская аристократия добровольно отказалась от своих сословных привилегий и согласилась на внесение в Конституцию изменений, которые предусматривали бы разделение государственной власти на независимые ветви, независимость парламента, судов и прокуратуры от президентского вмешательства, механизм импичмента президента и отзыва депутатов, а также механизм государственного надзора за соблюдением и правильным применением законов органами публичного права.

Вместо этого Порошенко настоял на принятии реакционного закона «О прокуратуре», который был разработан в администрации Януковича и внесен в Верховную Раду бывшим президентом незадолго до своего бегства. Начался передел собственности — Порошенко, будучи крупнейшим олигархом, не только расширяет собственный бизнес, но и отбирает то, что традиционно принадлежало его коллегам по цеху.

Естественно, что Саакашвили и близко не подпустят к реальным рычагам управления государством, его Порошенко выписал из-за рубежа исключительно с целью использования в бизнес-войнах и для отвлечения внимания народа, разочарованного результатами его правления.

Саакашвили и его команда — очень удобные для Порошенко инструменты укрепления личной власти. С одной стороны, Саакашвили является прекрасным оратором, тонко чувствует настроения толпы, разрабатывает грамотные пиар-акции и массовые мероприятия. Он харизматичен, при необходимости груб, не стесняется в методах. С другой стороны — он абсолютно зависим от Порошенко, и если нынешний президент Украины утратит власть, Саакашвили и его команда моментально покинут нашу страну.

— Но каковы причины, заставляющие бывших граждан Грузии не только принимать украинское гражданство, но и обслуживать определенные олигархические группировки?

— Хочу обратить внимание на международно-правовой аспект пребывания Саакашвили в Украине. Как известно, он был объявлен властями Грузии в розыск, а между Украиной и Республикой Грузия с 5 ноября 1996 года действует Договор о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам. До тех пор, пока Саакашвили оставался гражданином Грузии, его родина требовала от Украины выдачи своего экс-президента на основании статьи 48 этого Договора. Однако Генеральная прокуратура Украины демонстративно нарушала это соглашение, отказывая в удовлетворении запроса на экстрадицию.

После того, как Саакашвили получил украинское гражданство, он уже не может быть выдан другому государству. Но в таком случае вступает в силу статья 46 Договора, в соответствии с которой Украина обязана на основании материалов грузинской стороны возбудить в отношении Саакашвили уголовное преследование по обвинению в преступлениях, совершенных на территории Грузии. Но Украина продолжает все так же демонстративно игнорировать свои международно-правовые обязательства, несмотря на то, что Грузия является ее стратегическим партнером, который оказывает нашей стране максимальную поддержку в связи с российской агрессией.

Однако достаточно Порошенко, что называется, щелкнуть пальцами или же утратить влияние на украинскую прокуратуру, как Саакашвили немедленно окажется за решеткой. Поэтому обслуживание интересов Порошенко является для Саакашвили вопросом обеспечения личной безопасности.

— Как вы оцениваете действия Саакашвили и его команды?

— Я очень высоко оцениваю личностные качества Саакашвили, его целеустремленность, открытость для общения, прекрасную образованность. Он — единственный из грузинской команды, кто владеет украинским языком и знаком с нашей культурой, поскольку в свое время учился в Киевском университете и проходил срочную военную службу на территории Украины.

В то же время у Саакашвили, как и других членов его команды, за исключением, пожалуй, Джабы Эбаноидзе, нет ни опыта, ни знаний, ни способностей к системной работе в таких масштабах. В одном только Киеве проживает людей больше, нежели во всей Грузии, а потому управленческий опыт этих «новых украинцев» малоприменим в наших условиях. В Грузии еще можно было руководить «в ручном режиме», в Украине это невозможно в принципе.

Простой вопрос — почему экс-президенту Грузии был предложен пост именно председателя Одесской областной государственной администрации? Неужели не нашлось должностей, более приличествующих статусу бывшего главы государства? Ответ очевиден. По договоренности между олигархами, в течение последнего года Одесская область входила в зону влияния Игоря Коломойского и председателем Одесской облгосадминистрации был его ставленник. Порошенко побоялся просто так сместить человека Коломойского с этой должности, поскольку это означало бы пересмотр соглашений и объявление открытой войны. Вот и был придуман благопристойный повод: якобы Одесским губернатором пожелал быть харизматичный грузин.

Дальше — больше. К сфере влияния все того же олигарха Коломойского относится Государственная авиационная служба, подчиненная Кабинету министров. В то же время Порошенко хотел бы, чтобы этот орган возглавил его человек. Формально говоря, согласно Конституции президент не имеет никакого отношения к деятельности центральных органов исполнительной власти и потому если открыто попытается поставить во главе Госавиаслужбы своего протеже, это будет воспринято как объявление войны за передел собственности. Янукович бы так и поступил, но Порошенко намного хитрее, и в Госавиаслужбу приезжает глава Одесской облгосадминистрации Саакашвили. Приезжает не просто так, а с требованием отдать «вкусные» международные направления никому не известной авиакомпании, которая вообще не имеет опыта пассажирских перевозок и никуда не летает. Но которая имеет одно огромное преимущество — она очень любит украинского президента. И не без взаимности.

Не добившись желаемого, Саакашвили устраивает истерику перед телекамерами, публично оскорбляет председателя Госавиаслужбы, требует его отставки. В прессе начинается пиар-кампания в поддержку Саакашвили. Через два дня глава Одесской облгосадминистрации опять в центре внимания — он возмущается тем, что Комитет Верховной Рады без его разрешения пригласил председателя Госавиаслужбы на свое заседание. В итоге, чтобы хоть как-то успокоить горячего грузинского парня, Кабинет министров назначил проверку Госавиаслужбы, временно отстранив от должности ее председателя. Вот для этого Порошенко и нужен был Саакашвили — не самому же позориться.

— Но разве лоббирование интересов частной авиакомпании не является примером коррупции?

— Еще и каким! Если бы Генеральная прокуратура Украины сама не была насквозь коррумпированной, то в отношении Саакашвили был бы немедленно составлен протокол о совершении коррупционного правонарушения.

Но дело даже не в этом, а в том, что хотя украинское законодательство выполняет исключительно декоративно-обрядовую роль, а в реальности общественные отношения регулирует феодальный правовой обычай, в Украине традиционно сложилось уважительное отношение к законам. Для украинского общества немыслимо, чтобы чиновник или прокурор стали публично призывать к нарушению законов на том основании, что «законы плохие» или же «мешают работать».

Приехав скандалить в Госавиаслужбу, государственный служащий Саакашвили нарушил часть 2 статьи 19 Конституции Украины, которая обязывает всех представителей власти действовать исключительно в пределах полномочий и в соответствии с процедурой, установленной законами. А ни один закон не позволяет главе областной государственной администрации вмешиваться в деятельность центральных органов исполнительной власти, комментировать заседания парламентских комитетов, оскорблять и унижать коллег по государственной службе.

И это не единичный случай. Например, на совещании у Порошенко Саакашвили сцепился с председателем Днепропетровской областной государственной администрации, заявив, что не собирается соблюдать украинские законы. Закономерный вопрос: а зачем он тогда менял гражданство с грузинского на украинское?

Саакашвили и его соратники — это носители совершенно пещерной феодально-клановой идеологии, при этом особенностью «грузинской команды» является полное отсутствие зачатков правосознания, демонстративное нарушение Конституции Украины, самодурство, исповедование принципа «цель оправдывает средства».

Те методы, которые пытается внедрить у нас Саакашвили, возможно, были успешными в Грузии после падения режима Шеварнадзе, доведшего страну до нищенского состояния. Но Украина уже пережила эти методы во времена правления президента Кучмы, она их отвергла, и возврат к ним невозможен.

Именно беззаконие чиновников породило акции протеста в 2004 и 2013 годах, а украинцы требуют от государственных служащих как раз соблюдения законности. Потому я думаю, что если Саакашвили и его приближенные, прежде всего Сакварелидзе, не прекратят публично заявлять о своем несогласии с законами Украины, их пребывание на высоких должностях будет недолгим.

— У вас есть информация, почему ушел в отставку сначала Эбаноидзе, а потом и Квиташвили?

— Джаба Эбаноидзе — пожалуй, единственный человек из команды Саакашвили, чьи знания и опыт могли быть полезны Украине. Он должен был внедрять новые алгоритмы регистрации имущественных прав. Это одно из наиболее коррумпированных направлений в Министерстве юстиции Украины, и деятельность Эбаноидзе могла бы дать прекрасные результаты. Поэтому как только в Минюсте поняли, насколько Эбаноидзе опасен для существующего режима, у него моментально отобрали полномочия и, по сути, заставили уйти с должности. 

Что касается Квиташвили, то само его назначение на должность министра здравоохранения вызвало изумление по причине отсутствия у него профильного образования. Квиташвили так и не понял, куда он попал, несколько месяцев просидел в кабинете министра, ни на что не влияя (реально руководили заместители, которые обслуживали коррупционные потоки), и в конце концов тихо ушел с должности. Да и как Квиташвили мог руководить министерством, если он не в состоянии прочесть те бумаги, которые подписывал, — ведь в Украине делопроизводство ведется исключительно на украинском языке?

Кстати сказать, аналогичным образом можно охарактеризовать и первого заместителя министра внутренних дел Екатерину Згуладзе. Бывший журналист-международник, она не имеет даже отдаленного представления о том, что собой представляет украинская милиция — а это, между прочим, почти 400 тысяч вооруженных людей, включая собственную армию. Наверняка Згуладзе даже не в курсе того, что ее министерство представляет собой организованную преступную группировку, которая занимается грабежами, истязаниям людей, рейдерством, поджогом нефтебаз, незаконной добычей янтаря, что уже привело к экологическому бедствию в трех областях Украины.

На самом деле многоопытные украинские чиновники используют приезжих грузин «втемную». Поэтому та же Згуладзе занимается тем, что разрабатывает новую форму одежды для будущей патрульной полиции и тому подобными очень интересными, но абсолютно несущественными делами. Во всяком случае, патрульная полиция — это точно не то, что нужно было реформировать в первую очередь.

— Вы регулярно публично критикуете Давида Сакварелидзе, который занимает должность заместителя генерального прокурора Украины. К вашей критике прислушивается руководство Генпрокуратуры?

— Генеральная прокуратура Украины — это не тот орган, который будет прислушиваться к экспертам, правозащитникам или журналистам. Там учитывают только мнение президента и его прислуги.

Первое же публичное выступление Сакварелидзе многих повергло в шок. Он полагает, что законы — это ни к чему не обязывающая формальность, а на вопросы журналистов, почему он сам нарушает законы и Конституцию Украины, Сакварелидзе неизменно отвечает, что это не самая большая проблема в стране.

Другой пример: журналисты спрашивают у Сакварелидзе, каковы результаты расследования фактов, которые публично огласил один высокопоставленный судья, заявив, что ему регулярно звонил заместитель главы Администрации президента и диктовал, какие решения по каким делам нужно вынести. Вот ответ заместителя генерального прокурора Сакварелидзе: «Я не верю в то, о чем он сказал, поэтому Генеральная прокуратура не будет вносить это заявление в реестр уголовных производств». Закон прямо запрещает не регистрировать подобные заявления. Сакварелидзе обязан внести его в реестр уголовных производств, назначить проверку и по ее результатам принять решение. Естественно, это решение будет в пользу заместителя главы Администрации президента, но нужно соблюсти политес, выдержать формальность — таковы условности нашего общества, декларирующего, что оно стремится в Европу. 

Более того, Сакварелидзе публично дает оценку не только законам, но и судебным решениям, которые выносятся по делам с участием Генеральной прокуратуры. Например, рассмотрев представление Генпрокуратуры об избрании меры пресечения, суд в полном соответствии с законом вынес решение — назначить арест с возможностью для подозреваемого выйти на свободу после внесения залога. Сакварелидзе, который обязан следить за тем, чтобы решения судов в стране неукоснительно соблюдались, вышел к журналистам и заявил следующее: «Суд принял абсолютно необоснованное и лишенное всякой логики решение… К сожалению, часть судейского корпуса продолжает упорно и нагло игнорировать волю народа». После чего Сакварелидзе стал угрожать судье, который вынес это, подчеркиваю, абсолютно законное решение.

Подобные вещи могут заявлять журналисты, общественные деятели, депутаты парламента, в конце концов. Но такое заявление в устах прокурора — это чудовищное преступление против правосудия.

— Вы недавно на своей странице в Facebook весьма критично охарактеризовали операцию по задержанию сотрудников прокуратуры, проведенную под руководством Сакварелидзе. В чем, собственно, суть претензий?

— Сакварелидзе «втемную» использовали высокопоставленные коррупционеры, пользуясь его правовым невежеством. Было так. Среди депутатов украинского парламента есть одна колоритная личность — член русской мафиозной группировки, ранее проживавший в США. В Украине он занимается, в частности, хищнической добычей песка в пойме Днепра под Киевом — естественно, без лицензии.

Когда Сакварелидзе уже работал в Генеральной прокуратуре, некоторые ее руководители, в соответствии с украинскими традициями, стали шантажировать этого депутата, вымогая деньги. Для того, чтобы депутат побыстрее расстался с наличностью, было возбуждено уголовное дело по факту незаконной добычи песка. 

Тогда депутат заплатил. Но не прокурорам, а сотрудникам Службы безопасности Украины, которые задокументировали шантаж и передачу взятки. Заместитель прокурора Киевской области — близкий соратник генерального прокурора и его первого заместителя — был задержан, дома у него во время обыска нашли и деньги, и бриллианты. Однако главная цель — материалы уголовного дела в отношении депутата — находилась в Генеральной прокуратуре.

И вот для того, чтобы добиться прекращения уголовного преследования депутата-мафиози, бойцы спецназа Службы безопасности Украины вместе с Сакварелидзе взломали двери в Главном следственном управлении Генпрокуратуры, избили охрану, открыли кабинет следователя, где хранилось уголовное дело (сам следователь был в отпуске), а также провели обыск в кабинете заместителя начальника Главного следственного управления.

Как уверяет Сакварелидзе, в кабинете начальника была якобы выявлена большая сумма денег. Деньги в присутствии Сакварелидзе его подчиненные аккуратно разложили, сфотографировали, а фотографии передали депутату для размещения на своей странице в Facebook — чтобы прокуроры и судьи понимали, что будет с теми, кто посмеет мешать криминальному «бизнесу» по незаконной добыче песка.

В итоге: депутат себя прекрасно чувствует и продолжает добычу песка, но только платит не в Генпрокуратуру, а в Службу безопасности Украины. А Сакварелидзе уверяет журналистов, что благодаря тому, что он провел обыск без предусмотренной законом санкции суда, ему удалось победить коррупцию.

— И как долго это, по-вашему, будет продолжаться?

— Думаю, что не очень. Хотя я не сомневаюсь, что Порошенко в ближайшие несколько месяцев приложит все усилия для того, чтобы назначить Саакашвили премьер-министром Украины, а Сакварелидзе — генеральным прокурором. Это единственный возможный путь для установления в Украине автократического режима с целью консервации нынешних феодально-сословных отношений.

Сейчас это сделать тем проще, что назначение Саакашвили и членов его команды на высокие государственные должности было воспринято большинством украинцев с воодушевлением и надеждой. Простые украинцы мечтают о чуде — чтобы вместо них государство реформировали приезжие гастролеры. Потому уровень доверия в обществе к Саакашвили очень высок. Результат же деятельности Саакашвили, я думаю, будет такой, как и в Грузии — уголовное преследование и бегство за рубеж.

Читайте также: Новая полиция — заложница политического пиара власти

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...