• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Трудности переходного периода: Высший совет юстиции мучительно превращается в Высший совет правосудия

ВСЮ не сподобился принять решение ни по снискавшей печальную известность судье Алле Прыгуновой, ни по судьям ЛНР-ДНР

Полноценное функционирование Высшего совета юстиции — вопрос, который трудно переоценить в контексте нынешней судебной реформы. Однако сегодня ВСЮ, который должен был начать плавно преобразовываться в Высший совет правосудия, беспомощно барахтается в пучине новых, прогнозируемо обрушившихся на него процедур и важнейших полномочий, осуществление которых нереально ввиду отсутствия закона.

Деятельность Высшего совета юстиции, нынче застывшего в болезненной трансформации в Высший совет правосудия, уже не первый месяц вызывает вопросы. Но как всякий институт, решительно обновленный по воле Майдана, он автоматически получил лояльное, терпеливо-сентиментальное отношение общественности. Поэтому без надлежащих оргвыводов прошла бурная, но не слишком результативная деятельность Временной специальной комиссии по проверке судей общей юрисдикции, напоследок боровшейся лишь за свои интересы, откровенно забыв о приличиях. Из неоднозначных результатов ее деятельности не извлекли уроков, не задали никаких вопросов, зато карьеры некоторых членов комиссии стремительно взмыли ввысь.

Не все решения самого Высшего совета юстиции выглядели убедительными, точно так же, как далеко не все упреки в его адрес имели под собой основания. Однако последние новости из ВСЮ выглядят плачевно: он не смог принять решение ни по снискавшей печальную известность «свидетелю-подсудимой» судье Алле Прыгуновой, ни даже по судьям ЛНР-ДНР.

Если не попытаться честно разобраться в причинах невеселого положения дел в Высшем совете юстиции, то это гарантирует грустные перспективы из-за тяжких неизлеченных «наследственных болезней» нарождающегося из него Высшего совета правосудия. А уж его патология однозначно загубит судебную систему, которая и так сегодня ни жива ни мертва, но на стартовой позиции реформы все же подает некоторые надежды. Существует целый комплекс этих причин, и в рамках одной статьи их можно обозначить лишь штрихами.

Прежде всего, это отсутствие закона «О высшем совете правосудия» (лишь на днях принятого в первом чтении), который, если браться за дело с умом, подкрепленным сумасшедшим напором, с которым проталкивались в парламенте новшества судебной системы, должен был быть принят в кратчайшие сроки после вступления в действие конституционных изменений в сфере правосудия. То есть попасть в парламент ему следовало еще в первых числах октября. Переходный период даже в таком случае был бы нелегким, но в создавшейся ситуации он вообще смахивает на дружный выход в открытый космос без кислородного баллона. Пока что небыстрое прохождение в парламенте проекта закона выглядит в том числе и как результат конфликта между кем-то из руководства ВСЮ и председателем профильного комитета Русланом Князевичем.

Из-за отсутствия соответствующего закона сегодня Высший совет юстиции вынужденно действует на основании Переходных положений. Их предписание простое и незамысловатое лишь на первый взгляд: до вступления в действие закона «О Высшем совете правосудия» его полномочия осуществляет Высший совет юстиции. Мало того, что административная процедура в одних вопросах может быть осуществлена, в других нет, еще и добавилось огромное количество новых процедур. В частности, касающихся дисциплинарных дел, перешедших Высшему совету юстиции от Высшей квалификационной комиссии судей, бюджетных вопросов судебной системы и т. д.

ВСЮ также получил дела об отстранении судей от должности. Кроме того, Верховная Рада возвращает Высшему совету юстиции дела тех более чем 800 судей, которые на долгое время, около трех лет (!), «зависли» в неопределенном положении в парламенте. В настоящий момент среди числящихся там судей есть даже умершие. А десятки судов по всей стране или совсем остались без служителей Фемиды, или же там работает, например, один судья.

Пока что ВСЮ, объективно находящийся в столь сложной ситуации, в новом формате освоил лишь одну процедуру. Это — отстранение судьи от осуществления правосудия по мотивированному ходатайству генерального прокурора. Правильнее будет сказать — пытается освоить, потому что за последнее время (после 30 сентября) Высший совет юстиции дважды выходил в пленарное заседание, чтобы принять решение по новым процедурам, но безрезультатно — вследствие вышеперечисленных причин. Иные процедурные решения не осуществляются, потому что для этого необходим новый закон или перестройка персонала и членов ВСЮ.

В такой ситуации Высший совет юстиции не может не сталкиваться и с проблемами менеджмента. К 800 делам, поступившим из парламента (а это, по некоторым данным, более 20 тыс. страниц), следует добавить уже, видимо, начавшие поступать из Высшей квалифкомиссии более 10 тыс. дисциплинарных дел. А ведь это, скорее всего, в несколько раз большие объемы. Можно с высокой долей вероятности предположить, что очень скоро по несколько суток доведется разыскивать уже не только отдельные документы и сами дела, как случалось до сих пор, но и сотрудников, погребенных под этим валом работы. Критической проблемой стало и отсутствие возможности создать дисциплинарные палаты, которые могли бы преодолеть бумажный вал. Но и это невозможно без нового закона. А если еще добавить проблемы с помещением под эти новые подразделения...

Вдобавок к прочим, более очевидным проблемам, ВСЮ не остался в стороне от своеобразного «партийного строительства». Наблюдатели утверждают, что внутри Высшего совета юстиции сформировались противоборствующие таборы, что любопытно: их якобы возглавляют товарищи, избранные в ВСЮ по квоте президента, — просто какое-то торжество демократии. Хотя, пожалуй, и вредно это для совместной работы на результат. Соответственно, часть членов ВСЮ в принятии решений вроде бы доверяет точке зрения Игоря Бенедисюка, другая — часто прислушивается к Алексею Маловацкому. Возможно, по причине этих внутренних течений, а вовсе не из-за жестокого кадрового голода, заместителя у председателя ВСЮ нет, что также не содействует оптимальной организации работы и, разумеется, положительно не сказывается на деятельности коллегиального органа.

Картину дополняют еще несколько любопытных моментов: нашумевшие события, связанные с членом ВСЮ Гречковским, которые неизвестно чем закончатся, достойная анекдота ситуация с заполнением декларации иным членом ВСЮ, да и ряд скандальных обстоятельств, касающихся других их коллег, того и гляди поставят под сомнение количество действующих членов, а значит, и легитимность всего органа.

В общем, дожить бы ВСЮ до тех пор, когда съезд судей пополнит состав шестью новыми членами, а тогда уже будем наблюдать, что сумеет привнести в этот хаос «свежая кровь». А пока не лишним было бы всем причастным к делегированию членов в важнейший конституционный орган закатать рукава и помочь всем, кто там работает, наладить выполнение новых функций в крайне непростых условиях существования.

Читайте также: Судебная реформа: низкий старт



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Новости Украины


Новости Украины





    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ