• Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Должностные преступления: похороненные дела

В лице НАБУ мы получили еще одну коммерческую структуру по сбору дани со взяточников и казнокрадов. Но в отличие от других она укомплектована очень малограмотным личным составом

Прокуратуру нынче не ругает разве что ленивый, потому что даже из сообщений официальной хроники складывается впечатление, что это ведомство кишит не только взяточниками и казнокрадами, но и мародерами, пьяницами и наркоманами. А статистика ее работы просто убийственная. Так, в опубликованном 12 января на сайте ГПУ отчете сказано, что в течение 2016 года следователями Главного следственного управления и региональных прокуратур завершено досудебное расследование по более чем 11,5 тыс. уголовных процессов, из которых лишь 1100 направлено в суд с обвинительными актами. Возникает законный вопрос: куда же делись остальные 10 тыс.? А потом сам собой напрашивается логичный ответ: их же закрыли за отсутствием состава преступления или по другим реабилитирующим или нереабилитирующим обстоятельствам. А если без дипломатических условностей, то они были похоронены за взятки, поскольку, собственно, ради получения взяток и открывались эти уголовные производства.

Но Юрию Луценко — несмотря на то, что он «свежий» человек в системе, — все божья роса. Не только потому, что, не имея юридического образования, глава ведомства не способен вникнуть во все таинства его работы, а прежде всего потому, что он удобно приспособился к коррупционным схемам Генеральной прокуратуры, так же, как и в прошлом десятилетии удобно приспособился к коррупционным схемам МВД.

Однако объективности ради следует признать, что преследование должностных преступлений в прокурорской среде набирает обороты с каждым годом. Так, в 2014 году в суды были направлены уголовные производства с обвинительными актами в отношении двух работников органов прокуратуры, в 2015 году — уже 15, а в 2016-м — 21 уголовное производство в отношении 28 прокуроров, совершивших должностные преступления. Характерно, что по двум последним цифрам достояние НАБУ и САП составляет шесть уголовных производств с девятью подозреваемыми прокурорами. А вот с приговорами негусто. Если верить сообщениям сайтов ГПУ и НАБУ, то их в прошлом году было всего два, но если привлечь базу данных Единого государственного реестра судебных решений, то выйдет семь.

Начнем с активов НАБУ, директор которого Артем Сытник в своих многочисленных интервью очень огорчается, когда ему задают вопрос об обвинительных приговорах, старательно избегая называть конкретные факты и цифры. А раз он такой застенчивый, сделаем это за него.

«Судебная практика 2016 г. Должностные преступления, первый эшелон» — проект Юрия Котнюка

Юрий Котнюк, 1971 года рождения.

В 1993 году окончил Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко.

С 1993 года по ноябрь 2004 года работал в органах внутренних дел.

С тех пор и поныне — в юридической журналистике.

Национальному антикоррупционному бюро и Специализированной антикоррупционной прокуратуре есть чем похвастаться

20 мая 2016 года сайт НАБУ сообщил, что его детективы разоблачили прокурора Херсонской местной прокуратуры, получившего неправомерную выгоду в сумме 30 тыс. долл. за влияние на решение вопроса о закрытии двух уголовных производств. Из других источников можно узнать, что каша заварилась из-за двух азербайджанцев, пойманных полицией за мошенничество и наркотики, которым за это светило продолжительное заключение. Злоумышленник формально не имел никакого отношения к процессуальному руководству этим уголовным производством, но зато имел дружеские отношения с первым заместителем прокурора Херсонской области Сергеем Цыганком, которые решил использовать как козырь в тайных переговорах с представителями местной азербайджанской общины.

Во время встречи с одним из них он сообщил, что за 30 тыс. долл. может повлиять на руководство таким образом, что дела против его земляков будут закрыты. Собеседник сторговался до 25 тыс. долл. и договорился о способе передачи денег, а сам обратился с заявлением в НАБУ. 13 июня 2016 года прокурор в качестве доказательства своей влиятельности предъявил азербайджанцу копии постановлений о закрытии двух уголовных производств, а 18 июня, через третьи руки своего знакомого, получил свои 25 тыс. Когда на следующий день детективы НАБУ пришли задерживать взяточника в помещение Херсонской местной прокуратуры, у него из этих денег осталось только 21,1 тыс. долл.: остальное он успел растратить на возврат долгов и обмен долларов на гривны.

Обо всех этих деталях сайт НАБУ, конечно же, не сообщал, но рассказал, что прокурору было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 369² Уголовного кодекса Украины (злоупотребление влиянием), а Соломенский райсуд Киева избрал ему меру пресечения в виде двухмесячного содержания под стражей с возможностью выйти на свободу под залог в 1,5 млн грн. А еще писалось о том, что в случае признания злоумышленника виновным в совершении преступления ему грозит лишение свободы на срок от трех до восьми лет с конфискацией имущества.

Опять же, из других источников можно узнать, что в ходе досудебного расследования ч. 3 ст. 369² УК чудесным образом превратилась в ч. 2, мера пресечения была изменена на домашний арест, а 25 октября 2016 года антикоррупционный прокурор заключил с подозреваемым соглашение о признании вины, согласно которому последний соглашался на наказание в виде штрафа в сумме 25,5 тыс. грн. Голопристанский районный суд Херсонской области своим приговором от 8 ноября 2016 года это соглашение утвердил, но на сайте НАБУ об этом, конечно, ничего не сообщалось, и понятно почему. Потому что в лучшем случае у читателей это может вызвать добродушный хохот, а в худшем — логичный вопрос о том, сколько взял на лапу антикоррупционный прокурор за то, чтобы заключить такое соглашение и притащить его в суд.

Таким образом, позволим себе сделать предположение о том, что в лице НАБУ мы получили еще одну коммерческую структуру по сбору дани со взяточников и казнокрадов. Но в отличие от других она укомплектована очень малограмотным личным составом. Об этом можно судить по такой малоприметной детали: вердикт Соломенского районного суда от 20 октября 2016 года, которым одна сотрудница НАБУ была признана виновной в совершении коррупционного правонарушения, был назван не постановлением, а приговором. Если работники ведомства демонстрируют отсутствие педантичности в таких простых вещах, то можно представить, как они портачат при сборе доказательств. Поэтому не стоит удивляться, что обвинительные приговоры в инициированных ими производствах будут выноситься только в тех случаях, когда подозреваемые сами согласятся признать свою вину.

Однако все вышесказанное не означает, что от НАБУ совсем нет никакой пользы: конкурирующая с Генеральной прокуратурой структура была нужна государству как воздух. Иначе откуда налогоплательщики узнали бы, что, например, военный прокурор сил АТО Константин Кулик в период с 2011 по 2015 год, находясь на службе в органах прокуратуры, заработал на законных основаниях 1 млн 670 тыс. грн, а потратил на протяжении того же времени 3,4 млн грн. Или о том, что только в декабре 2015 года руководством ГПУ было растрачено 1,8 млн грн государственных средств путем заключения договоров на оказание услуг по обслуживанию между Генпрокуратурой и рядом фиктивных предприятий.

Прокурор хотел «отмазать» насильника

Остальные шесть приговоров были переданы в суд следователями прокуратуры. Первым в хронологическом порядке идет приговор Ровенского городского суда от 9 февраля 2016 года, которым был осужден на пять лет реального лишения свободы уже бывший прокурор Киверцовского района Волынской области Владимир Мойсеец. Он в далеком 2011 году получил 5,5 тыс. долл. от отца одного местного парня, который вместе со своим приятелем ограбил и изнасиловал 16-летнюю девушку. Но так как прокурор сел на скамью подсудимых не один, а вместе со своей сообщницей — судьей Киверцовского районного суда Светланой Полищук, то об этой истории стоит рассказать в одной из следующих наших публикаций, посвященной служителям Фемиды.

Второй приговор был вынесен 10 июня 2016 года Заводским районным судом Николаева. С этим вердиктом вышла небольшая неприятность, поскольку он не был размещен в Едином государственном реестре судебных решений. Зато это обстоятельство дало мне возможность поделиться с будущими исследователями крохами бесценного опыта.

Так вот, если вы создадите запрос о приговорах, вынесенных в течение прошлого года названным выше судом, то получите очень смешную для 130-тысячного района цифру — 15. Причина в том, что технические работники суда то ли по недосмотру, то ли умышленно поместили все остальные приговоры в рубрику «постановления», а работники центрального аппарата Государственной судебной администрации Украины, не проверив, что им прислали, выдали эту «лажу» на всеобщее обозрение. Но приговор очередному герою нашего романа — теперь уже бывшему прокурору прокуратуры Заводского района — был скрыт от общественности, наверное, совсем по другой причине, поэтому нам придется довольствоваться тем, что о нем написано в сообщении сайта ГПУ.

Если верить последнему, то злоумышленник в сентябре 2015 года получил от подозреваемого 10 тыс. грн за то, чтобы в результате «правильного» процессуального руководства взяткодателю была избрана мера пресечения, а в дальнейшем и назначено наказание, не связанные с лишением свободы. За это взяточник был осужден по ч. 3 ст. 368 УК на пять лет лишения свободы, но до вступления приговора в законную силу он будет находиться на свободе.

Третий приговор прокурору в прошлом году был вынесен 3 августа 2016 года Зеньковским районным судом Полтавской области. Там судили уже бывшего прокурора Зеньковского отдела Миргородской местной прокуратуры, который, пребывая в должности, помимо других своих служебных функций регулярно участвовал в заседаниях комиссии по урегулированию земельных отношений при Зеньковской районной государственной администрации. Весной прошлого года эта комиссия рассматривала заявление семерых местных фермеров, которые претендовали на то, чтобы им передали в аренду 60 га земли для ведения товарного сельскохозяйственного производства. Прокурор в частном разговоре без свидетелей намекнул одному из претендентов, что этот вопрос может быть решен в его пользу, поскольку он имеет влияние на председателя РГА, который принимает окончательное решение. Но за это, мол, нужно дать деньги из расчета примерно 300 долл. за гектар, в зависимости от места расположения и ценности земли. Мужчина согласился дать 195 тыс. грн за участок земли площадью 27 га, и 27 июля 2016 года в ходе операции, проведенной прокуратурой Полтавской области совместно с местным Управлением СБУ, взяточник был задержан сразу же после получения указанной суммы денег. Уже 1 августа того же года он заключил соглашение о признании вины в совершении преступления, предусмотренного уже знакомой нам ч. 2 ст. 369² УК, после чего был приговорен к штрафу в сумме 25,5 тыс. грн.

Четвертый приговор уже бывшему начальнику транспортного отдела прокуратуры Закарпатской области Олегу Поповичу вынес 22 сентября Мукачевский горрайонный суд. Подробный материал об этой довольно поучительной для будущих прокуроров истории 18 октября уже был опубликован на «Ракурсе». Однако заслуживают подробного изложения два других вердикта. Первый из них был вынесен прокурору и заместителю прокурора города Краматорска Донецкой области, и его можно назвать эталонным приговором для тех случаев, когда руководство правоохранительных органов имеет политическую волю назначить коррупционерам строгое, но справедливое наказание. А второй, вынесенный бывшему старшему прокурору Суворовского района, является, наоборот, примером ситуации, когда при отсутствии такой воли судам разрешается выносить взяточникам оправдательные приговоры.

(Продолжение следует)

Читайте также: Должностные преступления. Первый эшелон. Попрошу делать взносы: все детям


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ