• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

«Меня тут в сумасшедшие рядят…»

Фото: Juliya Sachko / facebook.com/juliya.sachko.3

Если в СССР психиатрию государство использовало для расправы с инакомыслящими, то в Украине с ее помощью конкретные негодяи решают свои конкретные житейские проблемы

Совсем недавно «Ракурс» писал об истории 33-летней Дианы Самойлик, родители которой объявили войну единственной дочери (подробнее читайте в статье «Домашний арест, похищение, психиатрический диагноз»). За пять лет молодую женщину успели подержать под домашним арестом и даже организовать ее похищение (!). Но самое главное — отец с матерью регулярно подают иски о лишении дочери дееспособности. Три подобных иска закончились ничем, но на днях Голосеевский суд столицы будет рассматривать четвертый по счету иск, поданный отцом молодой женщины.

Меня в истории Дианы Самойлик заинтересовало вот что: неужели в нашей стране до сих пор можно соорудить человеку психиатрический диагноз? Как получается, что даже после всех законодательных изменений психиатрию все равно продолжают использовать как инструмент, с помощью которого можно грубо нарушать права человека? И наконец главное: что делать тем, кто стал жертвой подобных преследований?

Итак, для начала на основании документов, предоставленных «Ракурсу» адвокатом Дианы Самойлик, восстановим хронологию «психиатрической линии» этой эпопеи. Летом 2013 года 28-летнюю девушку родители помещают под домашний арест и вызывают к ней психиатра. Тот на основании беседы с ней пишет заключение (между прочим, на бланке клиники, где этот врач не работал, — бланк ему дала мать девушки, и по этому факту возбуждено уголовное дело, которое закрыли, но потом по ходатайству адвоката открыли вновь). Начинается заключение так: «Жалобы на плохой сон, раздражительность, ощущение разбитости в ранний час. Считает себя больной на протяжении года, когда на фоне долготекущего конфликта собственных интересов (?! — Ред.) стала плохо спать, есть, стала агрессивной, раздражительной, перестала контролировать эмоции…» Ну вот, обнаружив якобы такие страшные симптомы, врач пишет: «Направлена на консультацию в УНИИССПН (Украинский научно-исследовательский институт социальной и судебной психиатрии и наркологии. — Ред.) для уточнения диагноза и решения вопроса о стационарном лечении». Через неделю этот же врач пишет второе консультативное заключение — по сути, расширенный вариант первого, в котором значатся три диагноза, каждый под знаком вопроса: «истерическое расстройство личности», «диссоциативное (конверсионное) расстройство» и «эпизодическое употребление психоактивных веществ».

 

После этого родители молодой женщины получают еще два заключения специалистов — одно в конце 2013 года, другое — в 2016-м, незадолго до подачи очередного иска о лишении ее дееспособности. Оба написаны на основании документов и свидетельств, и основным пунктом в этом списке является то, самое первое заключение. Кстати, существует еще одно, альтернативное: пытаясь доказать, грубо говоря, что она не верблюд, то есть не сумасшедшая, Диана Самойлик сама обратилась к доктору медицинских наук, профессору Сергею Морозову. На основании беседы, соматического и неврологического осмотра и психиатрического обследования тот сделал однозначный вывод: «Признаков отклонений личности, соматических и неврологических расстройств, которые негативно влияют на психическую деятельность, симптомов психических заболеваний — не выявлено».

Тем не менее, Диане Самойлик предстоит в четвертый раз доказывать в суде, что она не душевнобольная. Пока же она обратилась в Ассоциацию психиатров Украины, и это дело попало в поле зрения правозащитных организаций и СМИ.

Сама Диана Самойлик считает, что родители пытаются лишить ее дееспособности (а по сути — гражданских прав) из-за нездорового желания матери установить тотальный контроль над ее жизнью. На самом деле причины, по которым один человек хочет любой ценой сделать другого недееспособным, могут быть разными. Например, довольно давно я писала о деле, где муж вначале сфабриковал липовый диагноз своей бывшей жены, а потом с помощью знакомого судьи быстро обстряпал дело о лишении дееспособности — и все для того, чтобы отобрать у женщины их общую дочь. Но самая распространенная причина — имущественная.

Статистику такого рода ведет Гражданская комиссия по правам человека (ГКПЧ) — международная некоммерческая организация, специализирующаяся на защите прав человека в области душевного здоровья и имеющая свое представительство в Украине. Еженедельно в офис организации обращаются до ста человек с жалобами, и многие из этих жалоб, увы, имеют под собой основания.

Штаб-квартира Гражданской комиссии по правам человека (Citizens Commission on Human Rights; CCHR) в Калифорнии, США. Фото: User2004 / wikipedia.org

Вот лишь несколько самых ярких примеров, собранных за последние два года:

…Мачеха пытается лишить дееспособности и упрятать в интернат своего приемного сына. Причина — квартира, которую она в свое время получила, усыновив ребенка, и которую не желает делить с ним. Сын участвовал в ток-шоу на телевидении, рассказывая свою историю.

…Дочь с сожителем дважды отправляют мать в психиатрическую клинику для того, чтобы, оформив впоследствии опеку, получить в полную собственность квартиру. После вмешательства тележурналистов дочь отступилась и квартиру в итоге разменяли.

…Бывший муж оформил опекунство над женой, завладев не только имуществом, но и бизнесом экс-супруги. Кстати, в суде он представлялся не бывшим, а самым что ни на есть настоящим мужем. В ГКПЧ обратился отец женщины, потому что сама она была в плохом состоянии вследствие передозировки лекарствами.

…К овдовевшей женщине приехала мать якобы позаботиться о внучке, и узнав, что та отложила значительную сумму денег на девочку, под вымышленным предлогом отправила ее в психиатрическую клинику. Вернувшись, женщина обнаружила, что деньги пропали.

…Мужчина отправил сводного брата в психиатрическую клинику, вызвав бригаду под надуманным предлогом. И все потому, что позарился на квартиру и две машины. Пострадавший вышел из больницы благодаря усилиям правозащитников.

…Женщина-предприниматель подала на развод из-за измены мужа, и тот организовал ее госпитализацию (с грубыми нарушениями закона «О психиатрической помощи»), чтобы забрать все имущество и общего ребенка. Сейчас этот человек женат на внучке психиатра.

И это только верхушка айсберга. На самом деле подобных историй гораздо больше, и, увы, далеко не все они заканчиваются благополучно.

Можно ли, проанализировав все эти случаи, сконструировать схему, по которой действуют люди, использующие психиатрию для достижения своих целей?

«Есть общие закономерности, о которых стоит знать, если против вас затеяли психиатрическое преследование, — говорит президент общественной организации «Гражданская комиссия по правам человека в Украине» Анастасия Вилинская. — Вначале человека отправляют к врачам по любой причине. Среди случаев, попавших к нам, был и такой: психиатров вызвали лишь потому, что жертва «слишком громко размешивала сахар в чашке». Затем в клинике врач, с которым существует предварительный договор, накачивает жертву психотропными препаратами. После этого человека ставят на учет. Параллельно родных и знакомых оповещают, что «пациент» болен. Жертву снова отправляют в клинику, где после интенсивного «лечения», длящегося несколько месяцев, ставится вопрос о лишении дееспособности. А недееспособный человек фактически принадлежит опекуну, и его имущество тоже. Поэтому если вы попали в подобную ситуацию, немедленно свяжитесь с нами! Мы — некоммерческая организация, и у нас есть опыт разрешения подобных ситуаций».

Анастасия Вилинская пояснила, что делать, если вы, предположим, стали жертвой:

1. Не поддавайтесь на провокации, направленные на то, чтобы вызвать у вас нервный срыв.

2. Если противнику удалось вывести вас из себя и он грозится вызвать психиатрическую бригаду, немедленно звоните родным, друзьям, в правозащитные организации.

3. Если вас все-таки привезли в клинику и забрали мобильный, вы имеете право позвонить и вам обязаны предоставить телефон. В этом случае самым разумным будет вызвать полицию.

4. Предупредите врача, что кроме полицейских о вашем принудительном заключении будут знать Департамент здравоохранения, Комитет по правам человека при Верховной Раде и правозащитные организации.

5. Не подписывайте согласие на лечение! Спокойно объясняйте полицейским суть проблемы.

6. Если вас вынудили подписать согласие на лечение и суд состоялся (а на вынесение решения о принудительном лечении дается 72 часа), то, как правило, такие решения выносятся с большим количеством нарушений.

P. S. Дело Дианы Самойлик, с которого мы начали материал, уже попало в поле зрения Государственного комитета по правам человека.

P. P. S. Два года назад Конституционный суд Украины признал неконституционным закон «О психиатрической помощи» в редакции 2000 года, в частности, возможность госпитализировать недееспособного человека по одному только обращению опекуна или по решению врача. Сейчас для этого необходимо и судебное решение. В настоящий момент работа над внедрением демократических стандартов в законодательство, касающееся психиатрии, продолжается.

Читайте также: Психоневрологические интернаты — абсолютное горе и абсолютное зло

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...