• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Прожектор Лозового Точка зрения

Прокурор должен либо закрыть дело и отпустить невиновного, либо передать в суд обвинительный акт, чтобы посадить преступника. Зачем же еще, черт побери, государство содержит прокуратуру, следствие и суды?

Иногда некоторые вещи стоит совершить только для того, чтобы высветить в лучах прожекторов неприглядные стороны нашей жизни, сорвать маски лжецов, лицемеров, демагогов.

Поправка, внесенная Андреем Лозовым в УПК, невинна и не содержит ничего такого невиданного и неслыханного, чтобы на нее так бурно реагировать. Если говорить кратко, то речь идет об исправлении ошибки, изначально заложенной в новый УПК, — отсутствие всяких временных лимитов на ведение досудебного следствия по «фактовым» делам.

Они потому и «фактовые», что никто не хочет предъявлять обвинение и тем самым брать на себя ответственность. При этом личности злоумышленников чаще всего известны следствию. Просто гораздо проще брать деньги за «непривлечение» — хоть каждый месяц как абонемент, чем за привлечение к уголовной ответственности — ведь это можно сделать только раз. Вот и вся мораль.

Лозовой всего-навсего предложил вернуться к правилу УПК УССР, согласно ст. 120 которого и были введены сроки от 2 до 6 месяцев на все про все — от возбуждения дела до передачи в суд. Нормы УПК УССР действовали более 50 лет, поэтому даже смешно говорить о том, что их применение повлечет тотальную катастрофу.

На самом деле, общественное мнение единодушно: подлинная катастрофа в сфере борьбы с преступностью именно сейчас — как закономерный итог пяти лет применения портновского УПК. И наоборот: уровень правопорядка 60–80-х годов прошлого века пока для нас недостижимая цель…

То, что началось после голосования, иначе как вакханалией демагогии назвать трудно. Пожалуй, даже не важно — будут работать поправки или нет.

Народный депутат Леонид Емец уже достал из широких штанин крайне сомнительное решение комитета Верховной Рады, которым поправки выхолащиваются задним числом. Но зато мы узнали «кто есть who» — как говорил вдохновитель Прожектора Перестройки Михал Сергеич Горбачев.

Пожалуй, только заместитель генпрокурора Анжела Стрижевская не то чтобы приятно удивила, точнее будет сказать — приятно не огорчила, не примкнув к оргии телевизионных плакальщиков. Она спокойно, без эмоций, заметила, что ни о какой обратной силе данных поправок даже речи быть не может. Это во-первых, а во-вторых — это повлечет некоторые трудности в работе.

В принципе, со всем согласен. Катастрофы не будет, будут трудности, которые заключаются в том, что забарахлившимся и упаковавшимся под завязку «бабками», «тачками», «хатами» прокурорам надо будет быстрее шевелиться. Короче — работать. И это есть самая большая проблема.

Остальные комментарии представляли собой жалкое душераздирающее зрелище. Наиболее одиозный из них дал нардеп Виктор Чумак:

Специализированную антикоррупционную прокуратуру и НАБУ теперь вообще можно закрывать. Они же ни одно дело не могут раскрыть за два месяца. Им только для сбора документов как минимум год нужен. Они работают со скрытыми делами, схемами, их невозможно быстро раскрыть. К тому же законы, которые снимают ответственность в уголовном праве, имеют обратную силу. То есть этим законом были похоронены все нераскрытые и нерасследованные дела — по Майдану, по коррупции и т. д. И теперь только Порошенко решать — подписывать этот законопроект или нет.

Тогда их действительно нужно закрыть. А лучше было вообще не открывать.

О своем категорическом нежелании работать в рабочее время на рабочем месте также заявили начальник Департамента специальных расследований ГПУ Сергей Горбатюк и специальный антикоррупционный прокурор Назар Холодницкий.

Кстати, о НАБУ и Холодницком. Три недели назад были задержаны с поличным председатель Кировского районного суда Днепропетровска Геннадий Подберезный и бывшая судья этого суда Наталья Овчаренко при передаче взятки в размере 50 тыс. долл. Назару Холодницкому. Пусть мне кто-то пояснит: что здесь расследовать год? Даже шесть месяцев? Вот взяткодатели, вот деньги, вот видео момента передачи… Такое дело должно быть в суде через месяц. Но не будет — слишком сложное, надо года три-четыре плести канитель…

А сколько еще таких дел: ГПУ рапортует у себя в Facebook об очередном задержании на взятке чиновника, потом нам устраивают шоу с его посадкой в СИЗО. Потом история пропадает из ленты новостей. И лишь спустя полгода мы узнаем, что уже все на свободе, все вопросы решены, и осталось лишь спустить дело на тормозах и помножить на ноль…

Несколько слов хотелось бы сказать о комментариях народных депутатов относительно обратной силы поправок Лозового. Особо хочется остановиться на юридических фантазиях нардепа Алены Шкрум, заявившей следующее:

Этот шаг будет иметь катастрофические последствия, поскольку уменьшит сроки расследования с 2, 3, 5, 10 или даже 15 лет, в зависимости от категории дела, до 3 или 6 месяцев. <...> До принятия этих поправок у нас была возможность проводить досудебное следствие, когда речь идет об особо тяжких преступлениях, больше года. Мы понимаем, в какой ситуации сейчас находится следствие. Однако по некоторым делам, даже если бы следователи работали в какой-то европейской стране, они бы все равно не успели провести досудебное следствие в течение двух или и шести месяцев. Как юрист я убеждена, что эта правка улучшает положение и имеет обратную силу. Ведь в уголовном процессе все, что улучшает положение, имеет обратную силу. Таким образом, эти изменения сделают невозможной эффективную работу НАБУ и расследования «майдановских» дел и дел о преступлениях бывших высокопоставленных чиновников.

Вы себе представляете следствие длиной в 10 или 15 лет? Госпожа депутатша путает сроки давности привлечения к уголовной ответственности и сроки следствия. Получается, мелкую кражу надо расследовать быстро, поскольку за нее мало дают. А убийство можно расследовать хоть 15 лет… Только все забывают, что задача следствия — сделать наказание быстрым и неотвратимым. Кому нужно следствие, которое длится десятилетиями, доживут ли потерпевшие до сатисфакции?

Во-вторых, когда следователи работали в одной европейской стране — УССР, то они аж бегом раскрывали особо крупные кражи и убийства за те самые месяцы. Да, были и проколы. Но в основном тяжкие преступления раскрывались хорошо. Просто надо пересесть с мерседеса на троллейбус и увидеть жизнь с противоположной стороны...

В ст. 58 Конституции четко сказано: обратную силу имеет лишь закон, который смягчает либо отменяет ответственность лица. КСУ уточнил — только физического лица. При этом надо иметь в виду, что мера ответственности определяется материальным правом, а не процессуальным. Поэтому ни один процессуальный закон не имеет обратной силы. Это ж каким надо быть юристом, прости господи, всего этого не знать!

Но безусловный приз зрительских симпатий получает отклик нардепа Елены Сотник, сделавшей много открытий:

Все уголовные производства за взяточничество, нецелевое использование государственных средств и хищение государственных средств будут также закрыты. То же касается лиц, задержанных на получении взятки или на месте убийства, воровства — все они выйдут из СИЗО, поскольку по ним прокуроры должны или закрыть уголовные производства, или немедленно направить их на рассмотрение в суд.

Святая правда: прокурор должен либо закрыть дело и отпустить невиновного, либо передать в суд обвинительный акт, чтобы посадить преступника. Зачем же еще, черт побери, государство содержит прокуратуру, следствие и суды?

И далее мадам Сотник резюмировала:

Когда мы говорим, что любое расследование уголовного производства не может продолжаться более шести месяцев (для преступлений средней тяжести это вообще три месяца), то в реальной жизни это приведет к тому, что лица не будут признаны потерпевшими, поскольку следователи просто физически не будут успевать расследовать уголовные производства.

Кто-нибудь, объясните этому защитнику прав и свобод украинского народа, что лицо признается потерпевшим сразу после подачи заявления, на самой начальной стадии внесения информации в ЕРДР. Поэтому не успеть нельзя. Это бред, ересь несусветная…

И в конце дадим уже слово самому виновнику этой бури в стакане — нардепу Андрею Лозовому, который все пояснил от первого лица:

Я горжусь своей поправкой в Уголовный процессуальный кодекс и искренне удивляюсь отвратительной циничной лжи о «разгуле преступности», «оправдании преступников Майдана»и т. д. откровенных манипуляторов. <...> Суть поправки — разрешить обжаловать необоснованные обвинения, <...> прекратить в конце концов позорное затягивание дел в судах, в результате чего страдают прежде всего потерпевшие, а также те, кого безосновательно обвиняют в тех или иных преступлениях, а защитить свою честь и достоинство эти люди и их адвокаты не могут. <...> Обвинения относительно поправки — абсолютно никчемные и юридически безграмотные.

При этом Лозовой буквально двумя предложениями начисто разбил лукавые кивки в адрес Европы со стороны его критиков:

Есть решения ЕСПЧ по делам «Кудла против Польши», «Вемгофф против Германии», «Космат и другие против Украины», где ЕСПЧ отмечает, что эффективность расследования включает требования по оперативности и разумной скорости. Даже если существуют препятствия или трудности, которые мешают прогрессу расследования в конкретной ситуации, оперативное реагирование национальных органов власти является чрезвычайно важным для поддержания общественной веры в их преданность принципам верховенства права и их способность предотвращать проявления содействия незаконным действиям и терпимости для них (также решение по делу «Шилих против Словении»).

Эта реплика была столь емкой, что, пожалуй, к сказанному добавить нечего.

Читайте также: Промежуточные итоги реформы судебных услуг



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Новости Украины


Новости Украины





    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ