• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

«Генеральный прокурор — мой руководитель, который имеет последнее слово»

Фото: master3366.livemaster.ru

Общее состояние дел, с которым нынешняя прокуратура встречает свой профессиональный праздник, характеризуется одним емким словом — штопор

Отгремели торжества, посвященные очередному Дню работников прокуратуры, наступила рабочая неделя, и это значит, что надо вернуться к исполнению служебных обязанностей и трезво посмотреть на жизнь. А в жизни происходят такие вещи, что еще несколько лет назад их бы не по телевизору показывали, а разве что описывали в узкопрофильных изданиях, вроде «Вестника психиатрии и психофармакотерапии».

Речь не о шоу с поимкой Михаила Саакашвили на крыше дома, и не о таких же, в стиле «95 Квартала» съемках «агентов Кремля». Я о другом — о полном развале правоохранительной системы.

Третий год подряд глава государства проводит последовательную линию на ликвидацию надзора за законностью и самой законности в стране. Пятый президент Украины сделал все возможное и невозможное, чтобы принять закон «О прокуратуре» в редакции от 14 октября 2014 года, который дал старт ликвидации прокурорского надзора как формы работы данного ведомства. Президенту удалось не просто начать дезорганизацию органов прокуратуры, но и каленым железом исключить из положений закона статью о смысле прокурорской работы.

Напомню, что прежняя редакция закона содержала норму, где были записаны золотые слова, приводившие в трепет каждого, кто пережил эру ОБХСС: «Статья 4. Задачи прокурорского надзора за соблюдением законов. Деятельность органов прокуратуры направлена на всемерное утверждение верховенства закона, укрепление правопорядка...»

Теперь с этим покончено! Потому что у прокуратуры уже иные задачи:

«Статья 131–1. В Украине действует прокуратура, которая осуществляет:

1) поддержку публичного обвинения в суде;

2) организацию и процессуальное руководство досудебным расследованием, решение в соответствии с законом других вопросов в ходе уголовного производства, надзор за негласными и другими следственными и розыскными действиями органов правопорядка;

3) представительство интересов государства в суде в исключительных случаях и в порядке, определенных законом».

Будем называть вещи своими именами. Когда на протяжении четырех лет ГПУ с шумом и телекамерами кого-то ловит, рапортует, а потом тихо отпускает — это и есть «решение других вопросов» в действии.

На нынешнем празднике прокурорской жизни 1 декабря, где все мы, граждане Украины, чувствуем себя чужими, наш президент двусмысленно пошутил: «...не хотел бы, чтобы сложилось впечатление, будто задача прокуратуры — зарабатывать деньги. Прокуратура существует для того, чтобы обеспечивать закон и справедливость».

Хочу задать встречный вопрос: кто дал вам право, господин президент, требовать от прокуратуры обеспечения закона и справедливости? Вы же сами это запретили своими реформами! Общее состояние дел, с которым нынешняя прокуратура встречает свой профессиональный праздник, характеризуется одним емким словом — штопор.

Штопор — понятие многогранное. С одной стороны, это фигура воздушного пилотажа, как правило, нежелательная, при которой происходит сваливание самолета на хвост и/или крыло с дальнейшим хаотическим падением на землю, и он совершает неконтролируемое вращение по всем трем осям. С другой стороны, это столовый прибор, при помощи которого открывают винные бутылки. Ну и, в-третьих, штопором часто называют затяжное похмелье, при котором туловище совершает все те же самые виражи, что и фюзеляж самолета из пункта №1.

Шон Такер выполняет штопор на трюковом самолете Oracle перед началом 55-го Чикагского авиа- и водного шоу вблизи Гэри, Индиана, США. Фото: Jim Young / Reuters

К сожалению, главный пилот с Резницкой не просто демонстрирует тотальное отсутствие летных навыков, но, по ходу, дезориентирован в пространстве и времени. Вот недавно всех нас озадачил внезапным прозрением: агенты НАБУ — вне закона! «Это огромный букет нелегальной группировки, действующей нелегальными методами с нелегальной аппаратурой. Об этом — двух агентах — я узнал где-то две недели назад. Теперь вижу всю полноту проблемы», — заявил Луценко в эфире телеканала «1+1».

Вы же как генеральный прокурор наблюдаете за проведением негласных и других следственных и розыскных мероприятий органов правопорядка! Вы уже полтора года наблюдаете за НАБУ. У вас целый зам имеется — Назар Холодницкий. Созревающий нарцисс, который полтора года создавал на всех телеканалах имидж непримиримого борца с коррупцией, воина света без страха и упрека. Поймал даже двух малахольных судей из Днепра, которые ритуально крестили взятку прямо в его рабочем кабинете. Хотя должен был бы просто осуществлять процессуальный надзор за НАБУ.

Теперь же вдруг «выяснилось», что все НАБУ практически вне закона, нелегальная группировка. Надо полагать, что Холодницкий, как минимум, пособник? А что в таком случае делать со всеми задержанными? Отпускать? Просто завтра любой адвокат напомнит прописную истину: согласно ч. 3 ст. 62 Конституции «обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем».

Специально для малограмотных Конституционный суд давал разъяснение в своем решении №12-рп/2011 от 20 октября 2011 года, где яснее ясного сказано, что указанную статью «...следует понимать так, что обвинение в совершении преступления не может основываться на фактических данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности уполномоченным на то лицом без соблюдения конституционных положений или с нарушением порядка, установленного законом, а также полученных путем совершения целенаправленных действий по их сбору и фиксации с применением мер, предусмотренных Законом Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», лицом, не уполномоченным на осуществление такой деятельности».

Написано давно, а звучит актуально — как будто специально для НАБУ!

Но вернемся к профессиональному празднику. Пожалуй, единственным достойно отмеченным прокурором стал Анатолий Матиос, которому присвоено президентом звание генерал-полковника. Интрига тут заключается в том, что, насколько известно, Луценко представление на военного прокурора президенту не писал. Несмотря на то, что использует на многих направлениях и результаты работы, и потенциал военной прокуратуры в качестве действенной страшилки для гаранта. Но президент осуществил комбинацию, обойдя Луценко и даровав «утешительные» погоны амбициозному и труднопрогнозируемому Матиосу, не пропущенному БПП и НФ на главу Государственного бюро расследований. Кто бы как к нему ни относился, но из всех замов Матиос — самый яркий и деятельный. Если анализировать реальные, а не сомнительные юридические победы Генпрокуратуры времен Луценко, большая их часть — это работа военной прокуратуры.

«Искренняя радость» на лице Луценко во время награждения главного военного прокурора. Фото: president.gov.ua

Первый зам Дмитрий Сторожук получил к празднику звание заслуженный юрист Украины.

Понятное дело, наградили по-отечески прокурора Винницкой области — двумя генеральскими звездами государственного советника юстиции II класса.

Подтянули к званию государственного советника юстиции III класса прокуроров Донецкой, Закарпатской, Волынской, Запорожской, Ивано-Франковской, Херсонской, Киевской областей — сугубо по статусу, потому что по должности положено.

Раздали немножко орденов и медалей. Например, Орден «За заслуги III степени» дали прокурору Днепропетровской области Виктору Матвийчуку — видимо, главным образом за то, что его не видно и не слышно. Зато слышны постоянные вооруженные разборки на улицах Днепра, пока лихие днепропетровские судьи возят взятки прямо в кабинет специального антикоррупционного прокурора. При этом первый зампрокурора области Роман Сосков попался полиции в пьяном виде за рулем, а потом стыдливо отмазался — мол, это он рот полоскал. Город плакал со смеху…

Самосуд из-за судебной волокиты по уголовному делу об убийстве и взорванный зал суда в Никополе с жертвами 30 ноября, выбитыми стеклами, залитым кровью полом — за день до прокурорского праздника. Как можно давать после этого орден прокурору Днепропетровской области?!

Ничего не получили к празднику Анжела Стрижевская и Назар Холодницкий. По слухам, недавно Холодницкий заработал предынфарктное состояние на фоне войны НАБУ и ГПУ, которую наш президент ласково назвал бразильским карнавалом, вызывая красочные ассоциации.

Особо отличился замгенпрокурора Юрий Столярчук — он заработал выговор к празднику! Пожалуй, Юрий Васильевич достоин несколько большего внимания. Тем более, что он как заместитель генерального традиционно курировал Главное следственное управление ГПУ и Департамент специальных расследований Горбатюка.

Это — главная «торпеда» генерального прокурора. У кого — агент «Катерина», а у кого — Столярчук. Много лет подряд приходилось слышать немало лестных отзывов о Столярчуке: настоящий профессионал, знаток своего дела, бессребреник и даже аскет. Может быть, когда-то именно так оно и было. Но все течет, все меняется. И надо заметить, что к своему выговору под праздник он шел долго и уверенно, как идут полярные первопроходцы, несмотря ни на что, сквозь бурю и ветер. Дело, на котором он споткнулся, — банально.

Семейство Пшонок, как и все другие уважаемые семейства при прошлом, беглом президенте, решило организовать «земельную карусель» — бесплатную раздачу земельных участков кому попало в рамках норм бесплатной приватизации. Все мы помним, как это делалось в Киеве при прошлом мэре. Чем Виктор Палыч хуже? «Наколдовали» себе 1500 га, и все бы хорошо, если бы Пшонки нашли себе землю обетованную где-то в другом месте, а не в Первомайском районе Николаевской области. Потому что там народ попался «неправильный» — не хочет отдавать за просто так!

История эта довольно громкая и не раз освещалась в СМИ. Юрий Столярчук поначалу вроде как способствовал расследованию незаконной деятельности Пшонок и не видел ничего худого в том, что очевидная «земельная карусель» будет разоблачена. Но потом пришел в руководство ГПУ Юрий Луценко и, видимо, занялся перевоспитанием своего заместителя по следствию. Надо отдать Юрию Витальевичу должное: он сильно замахнулся. Не на Вильяма нашего, Шекспира, а прямиком на самого Чарльза Дарвина!

Бытует такое мнение, что эволюция Дарвина необратима. Заблуждение! Наш генеральный прокурор решил поставить лабораторный опыт, который призван доказать: эволюция может двигаться вспять!

Из всех замов для смелого научного эксперимента выбран был Столярчук. Все остальные или гуляют где-то сами по себе, или маскируются, что не отличишь от обоев на стене, или слишком хитры для того, чтобы сослужить службу научному прогрессу. Столярчук в этом плане подходил идеально. Но Юрий Васильевич даже не подозревал, какую злую шутку с ним сыграет заседание Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров, состоявшееся 22 ноября 2017 года.

Юрий Столярчук

Дело даже не в том, что он стал первой ласточкой среди высшего руководства ГПУ, на котором КДКП решила продемонстрировать свою принципиальность, объявив гражданину прокурору выговор. В конце концов, выговор выговору рознь. Когда-то молодому Валерию Чкалову крепко влетело за то, что он совершил мертвую петлю с пролетом под мостом. Это взыскание стало для него своего рода наградой за смелость.

Юрий Столярчук ничего смелого не совершил. КДКП констатировала, что он всего лишь попытался закрыть уголовное дело в отношении одной из подозреваемых по земельному делу Пшонок. Но сделал это крайне глупо и неумело. При этом ему хватило ума во время заседания КДКП все время повторять, что по всем значимым вопросам он всегда держал совет со своим шефом.

Если бы на этом месте стояла точка, то все было бы не так интересно. Но Юрий Столярчук решил блеснуть ораторским мастерством на заседании КДКП. Когда я прочитал стенограмму… Одним словом — не поверил! Не могло быть такого. Не может выпускник краснознаменного Харьковского юридического института имени Дзержинского, юрист со стажем 32 года работы в области права так выступать. Оказалось — может, что подтверждено звукозаписью. Лучше бы Столярчук промолчал. Но он решил блеснуть, и тем самым полностью развеял остатки мифа о себе. Разочарование — похлеще пения павлина.

Чтобы расположить к себе членов КДКП, Юрий Васильевич решил начать с воспоминаний: «Мне откровенно, опять же это эмоции, но обидно, когда я слышу о деформации. А в заключении уважаемого члена комиссии я увидел слова, которые откровенно... Мне 55 лет, я в 85-м году, то есть 32 года назад окончил Харьковский юридический институт, который тогда назывался Дзержинского. И с тех пор занимаюсь, к счастью, не теорией государства и права, как уважаемый член, а исключительно уголовным правом, следствием. Правильно или неправильно, возможно поэтому я, по мнению адвоката, деформирован, хотя это не соответствует действительности».

При этом он походя охарактеризовал «Выводы о наличии дисциплинарного проступка в действиях прокурора Столярчука Ю. В. от 07.11.2017 г.» как «бумажку члена комиссии Погребняка».

Позднее на заседании КДКП он назовет правовой акт главы государства «бумажкой указа»...

Далее докладчик продолжал ораторствовать в том же духе: «Следователь, я не скрываю, что здесь есть женщины, первая реакция следователя, это хронология, но это правда: «Ты — сука!», «Мошенница», как ты можешь?»

Затем он прочитал лекцию по земельному праву: «Скажите, пожалуйста, уважаемый следователь и процессуальный руководитель: какой документ дает право собственности на землю? И вы знаете, мне честно просто было стыдно. Начинают рассказывать о каких-то паях-шмаях, простите, что я так говорю. Он внимательно послушал, говорит: люди добрые, вы прежде чем писать бумажки, хотя бы посоветовались с теми, кто разбирается. Я, Тимченко, всю сознательную жизнь кроме того, что возглавляю департамент, имел дела с землями. Единственный документ — свидетельство права собственности на землю».

Не обошел стороной Юрий Васильевич и судебную реформу: «...сделать все для того, чтобы можно было открыть перед тем, как будет уничтожен в хорошем смысле Высший специализированный и начнет работу Верховный суд...»

Особо подчеркнул в своей речи полную процессуальную независимость прокурора: «...принимаю абсолютно законное, согласованное с генеральным прокурором решение о том, что на сегодня Валешинская никогда не может быть подозреваемой, и соответствующее решение должно быть вот таким и только таким».

Ну и главный аргумент его речи был неотразим: «Вам сказал генеральный прокурор — мой руководитель, который имеет последнее слово».

Полагаю, что когда Столярчук говорил о Луценко, который имеет последнее слово, тому, наверное, икалось, ведь Юрий Витальевич очень хорошо знает, что значит «последнее слово» на самом деле.

Все вышеперечисленные зарисовки с натуры — лишь бледные штрихи с той неприглядной картины, которую представляет собой нынешняя Генеральная прокуратура — нечто среднее между цирком и зоопарком. Ко всему прочему, этот сумасшедший дом находится в глубоком штопоре и бесконтрольно падает вниз… Что по этому поводу думает руководство страны? Полет идет нормально! До земли еще далеко...

Читайте также: Антропный принцип для украинского правосудия

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати






    Загрузка...