Новости
Ракурс

Священный Майдан перерождается в анклав вне закона

Именно этот эпизод, а не «убийство патриота» Сашка Билого «палачами из МВД» в полной мере характеризует нынешнее состояние милиции, безопасности граждан и состояние государства в целом.

Loading...

Пожалуй, настало время прекращать списывать на войну слишком многое, особенно учитывая, что эту войну решено было не вести. Не знаю, правильно это или нет: бремя принятия такого решения не измерить тем, кто его не нес.

Пока многочисленные, преимущественно предвыборные, штабы сочиняют эфемерные планы победы на юго-востоке, давайте посмотрим, что происходит у нас в тылу. Тем более, здесь события развиваются столь парадоксально, что непонятно, где на самом деле передовая: на фронте у нас оружие не применяют, а в тылу — совсем наоборот.

«Медовый месяц» с властью закончился, фактически не начавшись. Сегодня в эфир и на страницы изданий выливаются ушаты разоблачений и выплескивается беспрецедентное количество неконтролируемых эмоций, личных впечатлений и оценок, которые почему-то становятся новостями и тиражируются как факты, продолжая нагнетать обстановку. Но есть щекотливые вопросы, о которых все равно молчим. Наверное, боимся проиграть информационную войну, опасаемся лить воду на мельницу врага… Но СМИ еще недавно братского народа прекрасно справляются и без нас, фонтанируя вымыслами и совершенно не нуждаясь в наших тщательно скрываемых от самих себя фактах. А игнорирование или искажение фактов — это не лучшая стратегия обеспечения информационной безопасности. В значительной степени именно бездарные потуги избирательного информирования лишили доверия к «патриотически настроенным» источникам информации тех, кто впоследствии пал жертвой бесстыдной, агрессивной и массированной российской информационной атаки на юго-востоке Украины. И судя по всему, это — не последние жертвы.

Однако трудно упрекать в излишней эмоциональности коллег на фоне того, что даже генералы теряют самообладание непосредственно в прямом эфире. Генерал Скипальский, бывший замглавы СБУ, с его-то стажем, опытом специфической работы, не постеснялся заявить в контексте смерти Билого о том, что это… дело рук иностранных спецслужб. Путин и так «лишил иллюзий» всех, у кого они были в отношении братского государства, но когда истерики случаются у генералов — это уж слишком дестабилизирующий фактор. Или г-ну Скипальскому было доподлинно известно, что стрелок из «Сокола» работает, надо полагать, на русские спецслужбы? Тогда надо не народ пугать, а предпринимать действия, предусмотренные процессуальным правом.

Освещение жизни и смерти Сашка Билого — самый общеизвестный, но не самый яркий факт, подтверждающий вышесказанное. Политики стыдливо избегают обсуждать этот вопрос публично. Не думаю, что из почтения к покойному, скорее оттого, что ни хорошего, ни однозначного ответа здесь нет. А воспрявшие деятели сегодня снова в предвыборной стихии, и важно не сказать не то, ведь настроения масс вот-вот конвертируются в реальную возможность «послужить народу».

Удивительно, что и спикеры  «Правого сектора», уровень которых, без преувеличения, приятно поразил сотрудников «Ракурса», не единожды обращавшихся к ним за комментариями, не нашли нужной тональности в освещении этого вопроса. Чтобы сохранить баланс, отдав дань неординарному, мощному и, несомненно, патриотичному человеку, но не брать на себя его грехи, безапелляционно утверждая: «милиция убила патриота».

Мы уже переживали времена, когда в Киеве побратимов людей с оружием, погибших в результате неудачно закончившихся форумов, в просторечии называемых «стрелками», поминали с такой помпой, что всем, по несчастью оказавшимся в то время в поле зрения скорбящих, бывало, и под угрозой оружия приходилось вставать, отдавая дань усопшему…

«Правый сектор», трех месяцев от роду, уже дорос до партии. Мы тоже очень быстро, вместе с ним, прошли за эти три месяца путь от восхищения, признательности и солидарности (заглушая собственные сомнения относительно методов термином «крайняя необходимость») до осознания того, что к нему больше вопросов, чем у него пока что — ответов. И после всего, что сделано и свергнуто, будет очень жаль, если в итоге выяснится, что они действительно оказались «не теми» парнями.

Сашко Билый, воспоминаниями о котором полон интернет, был убит, оказав вооруженное сопротивление милиции при задержании. Дальше началась мощная кампания под девизом: патриотов убивают, врагов, сепаратистов не ловят. (Что характерно, что к СБУ в контексте сепаратистов вопросов почему-то нет). Хотя в данном случае враги, как говорится, отдельно. Потому что здесь все просто: если не было оснований для задержания — должен ответить виновный, если было превышение полномочий — тоже. Это — все. Если же правоохранительные органы не имеют права заниматься расследованиями в отношении патриотов, то для ясности надо просто принять соответствующий закон, что сегодня сделать несложно…

В то же время министр внутренних дел, учитывая специфику постреволюционного времени, давно должен был снять уже, наконец, гриф секретности с материалов, которые дают исчерпывающую характеристику покойному фигуранту, а также подробно освещают деятельность Сашка Билого, давшую основания для задержания. Министр внутренних дел не должен строчить, как заправский блогер, демонстрируя открытость вместо результата. Но должен сам отвечать за свои решения, а не сливать выполнявших его приказ подчиненных, называя проводившее операцию подразделение («Сокол»), которое теперь того и гляди «улетит» вслед за «Беркутом».

Теперь министра внутренних дел требуют убрать, одновременно ему объявлена вендетта. Убрать министра можно, тем более, если говорить о нормальных аргументах, вообще непонятно, из каких соображений именно его поставили на этот пост. Но в данном случае вовсе не в Авакове дело. Хочется посмотреть на любого другого «без погон» (поскольку тем, кто при погонах, доверия еще меньше), кто придет на главный пост в МВД и, например, сразу назовет нам имена снайперов. Любой другой придет на этот пост фактически лишь для того, чтобы убедиться уже на собственном опыте: ничего нельзя поделать вот так вдруг, за месяц, с этой системой. В частности, потому, что очень многое из того, что мы видим так, они видят иначе, совсем иначе…

Не так давно министр внутренних дел раскрыл маленькую неприятную тайну. Маленькую — это если сравнивать с реальными масштабами проблемы. Аваков честно признал в своем блоге: «02.03.2014 года в 2 часа ночи на стационарном посту ГАИ N502 по Броварскому проспекту города Киева были расстреляны 3 сотрудника полка ДПС ГАИ...Это было бессмысленно жестоко… По состоянию на 21.03.2014 года задержан и арестован один из непосредственных исполнителей 22-х летний житель Сумской области, и сегодня задержан организатор убийства 25-ий житель города Киева, являющийся лидером неформального движения «Белый Молот».

* *

Убийцы скрывались на Майдане, прятались — называя себя патриотами. Нет, они не патриоты, нет — не майдановцы. Они — убийцы, и сострадания у меня к ним меньше, чем к обычным преступникам. Они предали нас всех, всех — кто был на Майдане со светлой душой...».

В деле о расстреле сотрудников ГАИ фигурируют совсем молодые люди. Старший был задержан только тогда, когда покинул территорию Майдана, хотя его место нахождения ни для кого не было тайной. Младший тоже находился на Майдане длительное время. Об этом знали все, кому следовало, но задержать его смогли лишь тогда, когда он покинул свое прибежище.

В машине была обнаружена карточка, указывающая на принадлежность к «Правому сектору». В таких карточках нет имен, только номера. Сначала была обнародована информация о том, что эту карточку нашли. Бывает. Потом возникла версия о том, что подкинули русские. Могли, конечно, с них станется. В результате признали, наконец, что никто ничего не подбрасывал и не находил, «корочка» в чужие руки не попадала. Но главный вопрос все-таки в другом: где «найдены» и для чего были приготовлены находившиеся в машине боеприпасы, тушенка и армейские медпрепараты? Серая Daewoo с безбашенными пассажирами направлялась из Киева, на восток, а вовсе не на Майдан… Эта серая Daewoo приобретена недавно и записана на киевлянина. Есть основания предполагать, что подробности знает, как это ни парадоксально, учитывая состояние этой службы… глава СБУ Валентин Наливайченко. Это грустная история, в которой утешает только одно: Наливайченко относится к числу тех представителей СБУ, которые не работают на Россию. Во всяком случае, в бывшую его каденцию в СБУ на торжественной церемонии дипломы выпускникам академии внешней разведки вручал посол США. Так что будет, видимо, в украинской спецслужбе теперь баланс… интересов двух сверхдержав. Тех, что авторитетно гарантировали в свое время целостность Украины.

Не в том ли отчасти причина немилости к Авакову, что подчиненные копнули куда-то «не туда», как это, бывало, случалось между МВД и СБУ (особенно если руководство этих структур имело разные политические симпатии и привязки, впрочем, как и ныне) в те времена, когда они занимались еще чем-то, кроме заработков и обслуживания бизнеса вышестоящих? Понятно, что все это будет покрыто пресловутой тайной следствия. И все же нет ответа на вопрос, каким был мотив этого безумного расстрела сотрудников ГАИ. Никакой, даже революционной необходимости в этом не было. Так что же, кроме «внезапно возникших неприязненных отношений»? Может, просто ненависть к милиции вообще, возможно, острая неприязнь именно к сотрудникам ГАИ. Предполагать можно все что угодно. Но господа из нашего нового официального силового блока прекрасно осведомлены и об ином. Среди части тех, чей патриотизм  пока что не вызывает никаких сомнений у министра внутренних дел, высший пилотаж, подтверждающий собственную крутизну — это убить милиционера и завладеть его оружием. Как влиять на такие тенденции среди несомненных патриотов, если, конечно, власть не считает, что это «пройдет само» или при получении удостоверения бойца Нацгвардии…

Отдельного повествования заслуживают события, происходившие в Голосеевском районе столицы. Там практически по каждому уголовному эпизоду — официальная ложь. Но нет уверенности, что милиции сегодня позволено говорить правду, даже если бы она вдруг захотела. Один пример. В Киеве задержали… опергруппу, у которой были соблюдены все необходимые процессуальные формальности для проведения контрольной закупки наркотиков, в том числе была санкция суда. Но именно милиционеров обвинили в том, что они торгуют наркотиками. Потому что иначе обвиняемым по делу с полной доказательной базой фигурировал бы «патриот». Вернее, патриот, потому что «невиновен».

Да, власть, которой месяц от роду, не может отвечать за всех, кого «призвала революция». Но власть не имеет права подавать им четкие сигналы, позволяющие сделать вывод, что все сойдет с рук. Каждая официальная ложь — это именно такой сигнал.

Случившееся на Крещатике позавчера — далеко не первый эпизод. Но о вооруженных конфликтах, происходящих на Майдане, становится известно, главным образом, лишь потому, что понадобилась медпомощь вне его пределов. О том, как много оружия хранится там, известно давно. А недавно эта информация получила очередное кровавое подтверждение. В связи с задержанием вооруженной группы в Днепровском районе, за день до того убившей человека. Они дали показания, что оружие взяли на Майдане, в КГГА.

На Майдане, который для миллионов соотечественников стал священным местом, теперь образовался анклав вне закона. Пройдите по Майдану сегодня, посмотрите на вооруженных 17-летних детей, вы увидите, сколь радикально изменилось его население за последнее время. Им нужно помочь вернуться с войны.

Ни перевороты, ни революции не делаются в белых перчатках. Но пользующийся непоколебимым авторитетом на Майдане Андрей Парубий должен осознавать, что если было время раздавать оружие, то теперь время — собирать его или хотя бы регистрировать. Именно его могли бы послушать соратники. Только не нужно рассказывать о войне: «фронт» далеко, и не там, а именно здесь разгуливает огромное количество людей с незарегистрированным оружием, для применения которого вообще нет никаких сдерживающих факторов. И до сих пор периодически находят трупы с огнестрельными ранениями.

Нашу жизнь пора поворачивать в законное русло, и этого не сделать при помощи лжи и замалчивания фактов. Власть обязана отозвать с войны тех, кто считает, что завоевал свое право устанавливать собственные законы прямо на улице. Но если она будет вынуждена скрывать от нас все, опасаясь гипертрофированной реакции, то снова отпускать будут «патриотов»-наркоторговцев. Этого ли мы хотели? Ведь не у всех есть возможность, как у владельцев особняков в Конча-Заспе, пригласить к себе в качестве охранников людей в форме и с «революционными удостоверениями», так часто теперь означающими индульгенцию.

Готовы ли мы воспринимать правду без истерик? А еще — попытаться представить, что бы ты сам сумел сделать за месяц на одном из этих высоких постов, а не на словах дома перед телевизором?

Возвращать жизнь в законное русло желательно законными методами. Но иногда расхожее выражение «ломать — не строить» приобретает обратный смысл. В нашем случае сложнее ломать: «разбирать баррикады» при помощи действующего Уголовного процессуального кодекса будет весьма затруднительно. Милицейские профи из бывших, о которых вспомнили годы спустя и призвали в строй, взялись сегодня за головы, прочитав новый УПК. Вдруг оказалось: для того, чтобы «зарабатывать», этот кодекс годится вполне, а для того, чтобы пресекать и расследовать преступления — как-то не очень. Значит, надо срочно, но продуманно и профессионально менять то, что мешает упорядочивать жизнь.

Что делать с милицией? По моим наблюдениям, после эффектных хождений отрядов и жестких увольнений, где мастер-класс продемонстрировала «Свобода», количество уверенных в том, что надо разогнать всех милиционеров, сильно поуменьшилось. Теперь популярная тема — об очищении рядов.

Многим казалось, что милицию можно чуть ли не заменить нашими хлопцами. На деле оказалось не так-то просто. В частности, потому что хлопцы не очень-то и хотят становиться в строй, наотрез отказываясь отдавать честь «ментам». Их в общем-то устраивает нынешнее положение и они не спешат становиться «милицией», предпочитая оставаться «вооруженным народом». Такой вот терминологический парадокс… Новобранцы сейчас проходят «техосмотр», вот только их почему-то не показывают психологам. Наверное, ждут, пока пройдет военный синдром. Это тоже понятно, но в данном контексте сильно настораживают их новые полномочия: вплоть до личного осмотра, осмотра транспорта любого из граждан и т. д. Но это — тема отдельного разговора.

Миллионы скандировали «Слава Украине!» и отвечали: «Героям слава!». Другая речевка, в которой отзыв: «Смерть ворогам!», многих вдохновляла меньше, но все равно была в духе времени. Но вот наступил момент, когда материализовавшийся словно из слоганов враг нагло, беззаконно отхватил часть нашей территории, но это не привело к многократно обещанному ему боевой речевкой летальному исходу… Кажется, это несколько отрезвило многих и мы не увидели самого жесткого варианта постреволюционной действительности, который был нам уготован всем ходом развития событий.

Однако если уже сегодня, пока еще не поздно, не предпринять реальных мер, не выработать четкой политики относительно того, как быть теперь с героями революции, ее боевыми единицами и значительным количеством примкнувших к ним без особых на то оснований, это закончится катастрофой. Ведь мы помним, кто находит для себя последнее прибежище в патриотизме. Немного было периодов в истории нашей страны, когда смысл этого высказывания проступал бы столь рельефно. А ведь право на фразу «Не за это боролись…» имеют не только люди в камуфляже.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter