Новости
Ракурс

Первый в Украине приговор за гомофобию: большой пшик

В украинском суде впервые прозвучал обвинительный приговор, вынесенный за гомофобию! Причем случилось это не в столице и не в каком-нибудь космополитическом портовом городе, а в консервативном Львове.

Новость разошлась по СМИ: кого-то порадовало, а кого-то, наоборот, огорчило наступление «гейропы» на исконную, так сказать, мораль. Но мы люди дотошные, нам подавай не два абзаца из ленты новостей, а сам приговор. Его через несколько дней выложили в Едином реестре судебных решений. И что же? На самом деле львовского гопника осудили не за гомофобию, да и нет (пока нет?) такой статьи в Уголовном кодексе. И потерпевшие молодые люди, по их словам, самых что ни на есть традиционных половых предпочтений. Ну да, в тексте приговора есть сакраментальное словосочетание «гомосексуальная ориентация», а в целом все, как в анекдоте: «И не в лотерею, а в преферанс, и не тысячу, а трешку, и не выиграл, а проиграл».

Тем не менее это хороший повод поговорить о законодательной базе, которая должна защищать украинцев от дискриминации, в том числе и по половым, и гендерным признакам.

"Гоп-стоп, мы подошли из-за угла"

Подробности ночного нападения в судебном документе описаны скупо. Однако пять месяцев назад, когда приключилась эта история, СМИ, особенно местные, рассказывали о ней довольно детально. Коротко: львовский музыкант и киевский писатель, приехавший в город, потому что в Львове ставили пьесу по его книге, гуляя по ночному городу, решили остановиться и почитать стихи друг другу. Очень уж июльская ночь была хороша. Представьте: двое красивых молодых людей утонченно-богемного вида летней ночью на площади старинного города читают стихи друг другу. Ну как такое вынести местной гопоте? Вот и налетели на них четверо, обозвали нехорошо, брызнули в глаза из баллончика, побили, отобрали деньги и телефон.

Инцидент наделал шуму, ночных грабителей задержали весьма быстро, и 15 ноября один из них получил реальный срок. Но, внимание! Во-первых, по части 4 статьи 296 Уголовного кодекса Украины, то есть за хулиганство. Во-вторых, парень он еще тот: несмотря на молодость, был уже судим, и на момент ограбления на нем висел условный срок за грабеж. Будучи человеком опытным, гоп-стопник на суде во всем сознался, искренне раскаялся и попросил строго его не наказывать. В итоге его приговорили к 3 годам 10 месяцам за хулиганство и добавили еще остаток прошлого условного срока. Всего вышло 4 года и месяц. Впрочем, он еще может подать апелляцию, а затем, как знать, и кассационную жалобу.

А теперь о том, чего в приговоре не было. Вскоре после нападения дело возбудили по статье 161 УК Украины «Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам». Тем временем музыкант и писатель заявили, что будут требовать переквалификации дела по другой статье. Писатель комментировал это следующим образом: «Мы не принадлежим к ЛГБТ-сообществу, но тут вопрос: если кто-то молодой и пещерный в правовом государстве может как-то не так воспринять белый цвет волос и словосочетание «коханий друже», то понятно, что правового государства в Украине нет».

Между тем в статье 161 нет ни слова о сексуальной ориентации, если, конечно, не понимать под ней словосочетание «за іншими ознаками».

Самое время теперь обратиться к законодательной базе.

Расширить список признаков дискриминации

В парламенте с мая лежит законопроект №5488 «О внесении изменений в Кодекс Украины об административных правонарушениях и Уголовный кодекс Украины относительно борьбы с проявлениями дискриминации». Он внесен в повестку дня, но подвижек пока нет. Между тем главная идея законопроекта — расширить и дополнить список проявлений дискриминации, подкорректировав Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс, а также Закон Украины «Об основах предотвращения и противодействии дискриминации в Украине».

В большинстве уголовных статей, в которых речь идет о дискриминации, говорится о «расовой, национальной и религиозной» дискриминации.

Если мы говорим о львовском деле, то нам интересна статья 161 УК Украины, та самая, которая так смутила двух жертв нападения в Львове. Настолько смутила, что они даже потребовали переквалификации действий нападающих. Собственно, саму статью в проекте закона №5488 предлагается назвать «Разжигание вражды и ненависти на почве нетерпимости», а вот что касается определения «нетерпимости», то тут стоит заглянуть в Закон 2013 года «Об основах предотвращения и противодействия дискриминации в Украине». Сейчас в нем сказано, что дискриминация — это ущемление прав по признаку «расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, возраста, инвалидности, этнического и социального происхождения, гражданства, семейного и имущественного положения, места проживания, языковым или другим признакам». Этот список предлагается обогатить «сексуальной ориентацией» и «гендерной идентичностью», вследствие чего, конечно же, статья 161 УК Украины заиграет новыми красками.

Гендер ужасный и опасный

И это, безусловно, шаг вперед, ведь в нашей стране до сих пор панически боялись слова «гендер». Например, Конвенцию Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием наша страна подписала еще в 2011 году, но так и не ратифицировала. В свое время против выступали парламент и, как пишут в статьях, «церковь», подразумевая, конечно же, православную и, шире говоря, христианскую церковь. Нынешним летом из Страсбурга звучали осторожные прогнозы насчет того, что можно было бы найти нестандартные пути сбора голосов за ратификацию конвенции. По крайней мере, так предположил глава Парламентской ассамблеи Совета Европы Рик Дамс.

Но это будет непросто. Вспомните, например, дискуссии, затеянные украинским парламентом предыдущего созыва вокруг законопроекта «О предотвращении и противодействии домашнему насилию». Его приняли, закон вступил в действие с 2019 года, но… голосуя за него, депутаты исключили из текста слова «гендер» и «сексуальная ориентация». Мадам Луценко, депутат и жена бывшего министра МВД, комментируя поправки, говорила: «Из этого законопроекта будет изъято понятие гендера как таковое. Будет отрегулировано понятие сексуальной ориентации, исходя из христианских ценностей этого зала».

Однако в сентябре этого года Верховная Рада во втором чтении проголосовала за законопроект, запрещающий сексизм в рекламе и предусматривающий ответственность за дискриминацию женщин и мужчин в «продающих картинках», и он вот-вот вступит в силу.

Тем временем правозащитники все бубнят и бубнят о «высоком уровне предвзятости к представителям ЛГБТ-сообщества и положении трансгендерных людей». Между прочим, по судебной части трансгендеры в Украине обошли представителей нетрадиционной ориентации. Жалкий выпад Галицкого районного суда Львова против «гомофобов» не сравнить, например, с решением Административного суда Киева, вынесенным шесть лет назад: тогда суд обязал Комиссию по вопросам смены половой принадлежности удовлетворить требование одной женщины о юридическом подтверждении ее гендерной идентичности. Ей отказывали в этом, потому что хирургическое преобразование в женщину было, по мнению комиссии, неполным. Однако здесь возникает резонный вопрос: почему люди должны подтверждать свою гендерную идентичность, размахивая перед судом… стоп, молчу-молчу. Ах да, ведь понятие «гендер» у нас до сих пор толком так и не легализовано.

Маленькая часть большой проблемы

Вернемся к решению суда, с которого мы начали. То, что в приговоре появились слова «гомосексуальная ориентация», это, конечно, гигантское достижение отечественной юриспруденции. Но на самом деле в этом случае вряд ли речь шла о дискриминации по этому признаку. Скорее всего, местная шпана просто увидела двух «ботанов» и сочла их легкой добычей, а оскорбительные эпитеты в адрес выбеленных волос и интеллигентных лиц — это обычный modus vivendi одноклеточных мелкоуголовных жлобов.

Но об ориентации тоже нужно сказать. Например, однополые браки — лишь маленькая часть огромной проблемы, называемой «легализация гражданского партнерства». Проще говоря, человек вправе выбирать себе родных и близких людей по зову души, а не по кровному родству или «штампу», возможному лишь в паспортах разнополых особей, которые наделены половыми признаками, утвержденными какой-то там комиссией.


Несколько лет назад мне довелось поучаствовать в Марше Равенства. Мероприятие сопровождалось неслыханными мерами безопасности, потому что на «п…ов» могла напасть не шпана, охотящаяся за кошельками и телефонами, а очень идейные, высокоморальные личности, борцы за нравственность и христианские ценности. Когда все закончилось, я решила прогуляться по Крещатику и видела одного такого — пожилого, длинноволосого, с вислыми седыми усами. Он шел и бормотал в телефон: «Хлопцы ждут на углу, но пока там этих п…ов не видно». Вот когда осудят такого фрукта, тогда и можно будет говорить о «первом в Украине приговоре за гомофобию».

…А наши богемные юноши все-таки оказались жидковаты, открещиваясь от ЛГБТ. Храбрый человек не стал бы вообще обсуждать свою половую ориентацию. В по-настоящему свободном и правовом государстве такие вещи никого не должны интересовать.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.