Новости
Ракурс

Что тормозит процесс очищения судебной системы в Украине

5 фев 2015, 13:16

В Украине действует два люстрационных закона, предусматривающие очищение судебной власти от недостойных судейской мантии людей. Однако ощутимых результатов их реализации пока не наблюдается. Для того, чтобы оживить этот процесс, в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект №1881 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования механизма восстановления доверия к судебной власти», которым предусматривается унификация процедуры люстрации судей. О том, чего ожидать от его принятия, мы решили спросить у его автора — заместителя председателя Временной следственной комиссии по проверке судей судов общей юрисдикции, кандидата юридических наук Маркияна Галабалу.

Loading...

— Маркиян Васильевич, расскажите, пожалуйста, почему в Украине пробуксовывает люстрация судей?

— Думаю, что здесь свою роль сыграла совокупность определенных факторов. В апреле прошлого года был принят закон «О восстановлении доверия к судебной власти», благодаря чему с июля заработала образованная Временная специальная комиссия по проверке судей судов общей юрисдикции. Она вынесла свое решение в отношении 12 судей, рассматривавших дела против Евромайдана, и еще к ней поступило порядка 200 жалоб на действия служителей Фемиды.

Впоследствии нашим законодателям захотелось ввести более эффективные, на их взгляд, методы люстрации. Поэтому 16 сентября прошлого года приняли еще один люстрационный закон «Об очищении власти», который, в отличие от предыдущего, позволяет увольнять судей, участвовавших в рассмотрении дел евромайдановцев, без проведения анализа вынесенных ими решений.

Другими словами, эти два закона фактически предусматривают два подхода к одной и той же процедуре люстрации судей, что не является правильным. В итоге, ни один из этих механизмов не начал эффективно работать.

— С чем это связано?

— Если говорить о законе «О восстановлении доверия к судебной власти», то в той части, которая касается создания ВСК, он был выполнен. Этот орган летом заработал, но после того, как из его состава внезапно вышел Юрий Кармазин, он потерял полномочное большинство. По закону ВСК может работать при наличии девяти членов, а у нас осталось только восемь. Поэтому она оказалась в неполномочном составе и не может рассматривать заявления и жалобы на судей. Другая проблема заключается в том, что этот орган не принимает окончательного решения в процессе люстрации судей. Его вердикт носит рекомендательный характер и передается на утверждение в Высшую квалификационную комиссию судей или в Высший совет юстиции.

Что касается последнего закона «Об очищении власти», то председатели судов подали в его исполнение Министерству юстиции информацию о проверке судей, которые рассматривали дела Евромайдана. Но в их отношении решение еще не принималось.

Не последнюю роль в откладывании люстрации судей также сыграло и декабрьское предварительное заключение Венецианской комиссии (Европейской комиссии за демократию через право. — Ред.), которая высказала замечания по поводу действия одновременно двух законов, регулирующих общественные отношения по люстрации профессиональных судей. Но члены ВСК еще до этого увидели такие недостатки в конкуренции двух люстрационных законов. Поэтому и сошлись во мнении о необходимости создания проекта закона, который позволил бы избежать двойного нормативно-правового регулирования вопроса люстрации судей. Так и родился законопроект №1881, внесенный в Верховную Раду народными депутатами Оксаной Сыроид и Виктором Чумаком. Его разрабатывали совместно с инициативной группой «Реанимационный пакет реформ».

— О чем в нем идет речь?

— Его ключевой тезис заключается в том, что дела по люстрации судей передаются в ВСК. Министерство юстиции освобождается от этой работы, которую выполняет по требованию закона «Об очищении власти». У него остаются только полномочия осуществлять люстрацию судей по имущественному критерию, то есть путем проверки их деклараций и соответствия доходов и расходов. А вот проверкой судебных решений будет заниматься только ВСК, срок работы которой продлят. И делаться это будет не в порядке заявительного принципа, путем рассмотрения жалоб граждан и юридических лиц на конкретного судью, а путем обязательного пересмотра всех судебных дел, касающихся евромайдановцев.

— Каким образом будет происходить этот пересмотр?

— Председатели судов должны в обязательном порядке предоставлять копии материалов таких судебных дел, на основании которых члены ВСК будут проводить проверку, а по ее результатам — выносить решение о люстрации судей. Это фактически ключевая норма законопроекта №1881.

Другой важный момент касается нецелесообразности проверки таких дел сразу несколькими органами — ВСК, ВСЮ и ВККС. Поэтому предлагается оставить право приоритетной проверки за ВСК, по результатам которой будут передавать дело для вынесения окончательного решения в ВККС и ВСЮ. Хотя последний орган пока не работает из-за блокирования судами решений по избранию его членов адвокатским сообществом и профессорско-преподавательским составом юридических вузов. И пока не делается никаких попыток для решения законно этого вопроса.

— Как вы думаете, почему так происходит?

— Возможно, потому что в скором времени планируют принять законопроект «Об обеспечении права на справедливый суд», которым предусматривается обнуление процедур избрания членов ВСЮ, кроме тех, которые были выдвинуты Съездом судей Украины. Когда его подпишет президент, то процесс формирования ВСЮ наконец сдвинется с места.

— Какие изменения вносятся законопроектом №1881 в процесс формирования состава ВСК?

— В действующей редакции закона «О восстановлении доверия к судебной власти» есть три субъекта, имеющих право формировать состав ВСК — это пленум Верховного суда Украины, правительственный уполномоченный по вопросам антикоррупционной политики и Верховная Рада Украины. Первые два делегировали своих членов в этот орган. Задержка только за ВР. Поэтому в законопроекте мы внесли предложение забрать у нее такое полномочие, уменьшив количество членов ВСК с 15 до 11 человек, шестеро из которых будут от пленума ВСУ, а пятеро — от правительственного уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики. Но поскольку последняя должность в настоящее время условно остается в подвешенном состоянии, то в законопроекте №1881 она заменена на уполномоченного по правам человека. По такому принципу назначения представительство судей в отставке в ВСК должно составлять большинство.

— Как вы думаете, почему именно ВР медлит с назначением по действующему закону «О восстановлении доверия к судебной власти» своих членов в ВСК?

— Мне трудно сейчас сказать, ведь предыдущий седьмой состав ВР выдвинул свои 10 кандидатур в ВСК, которые прошли утверждение на профильном комитете. Но на уровень пленарного заседания этот вопрос так и не выносился. Сейчас действующий состав готов назначить пятерых членов ВСК. Даже уже зарегистрировано соответствующее постановление. Вместе с тем, с представлением законопроекта №1881 возник вопрос, целесообразно ли народным депутатам их назначать, ведь в случае его принятия такие полномочия будут отобраны в ВР.

Кроме того, в Минюсте во исполнение требований Венецианской комиссии начала работать специальная группа по совершенствованию законодательства об очищении власти. Насколько мне известно, ее члены поддерживают подход, отраженный в законопроекте №1881, в части, касающейся люстрации судей. Поэтому остается надеяться, что вскоре его примут народные депутаты, и тогда процесс люстрации судей наконец сдвинется с места.

Беседовала Леся ШУТКО


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter