Новости
Ракурс

За коррупцию будут преследовать всех: от учителей и медсестер до сотрудников ЖЭКов

19 апр 2013, 10:38

Законопроект № 2802 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно приведения национального законодательства в соответствие со стандартами Криминальной конвенции о борьбе с коррупцией» был инициирован народными депутатами от Партии регионов, УДАРа, «Свободы» и «Батьківщини». В Уголовном кодексе понятие «взятка» заменено «неправомерной выгодой». Уголовная ответственность устанавливается не только за дачу или получение, но и за предложение или обещание такой неправомерной выгоды, что предоставляет практически неограниченные возможности для «творчества» правоохранительных органов. Законом также устанавливается уголовная ответственность за предложение или обещание предоставления неправомерной выгоды не только должностному лицу, но и любому работнику государственного предприятия, учреждения или организации.





С просьбой рассказать о новом законе мы обратились к доктору юридических наук, профессору Николаю ХАВРОНЮКУ:

Что касается изменения термина «взятка» на «неправомерная выгода», он изменился не только в ст. 368, в которой говорилось о взяточничестве. Этот термин появился в ст. 354 – там, где раньше речь шла о получении незаконного вознаграждения работником предприятия, учреждения. Теперь любой преподаватель, учительница или работник детского сада, врач или медицинская сестра в государственном учреждении, на госпредприятии будут нести ответственность за получение «неправомерной выгоды».

Если раньше только некоторые из них несли ответственность за получение материальных благ и это должны были быть выгоды исключительно имущественного характера, то теперь это могут быть также и выгоды неимущественного характера. В чем отличие? Взятка – это всегда либо денежные средства, либо другое имущество или право на имущество, либо какие-то другие материальные вещи, например, услуги материального характера, выполненные работы в пользу лица, которые можно оценить в денежном эквиваленте. В отличие от этого, неправомерная выгода – это может быть и определенное преимущество, услуга или льгота – совсем необязательно имущественная. Например, написание диссертации или сексуальная услуга, или услуга незаконного характера, даже услуга киллера. Это все объединяется таким широким понятием – «неправомерная выгода». Второй обязательный признак неправомерной выгоды – это то, что она должна предоставляться и получаться без законных на то оснований.

Как вы в целом оцениваете принятие такого закона и какими видите перспективы его применения?

Можно сказать, что этот закон в целом лучше, и его легче применить на практике. Если оценивать закон в комплексе, то на 75 % можно отметить положительные изменения. Однако в связи с его принятием возникает, по крайней мере, несколько проблем.

Первая. Когда принимали Закон Украины от 7 апреля 2011 года «О принципах предотвращения и противодействия коррупции» и одновременно изменения в Уголовный кодекс, то разделили ответственность должностных лиц публичного права (государственных должностных лиц) и сохранили для них ответственность за взяточничество, отделили от них должностных лиц, работающих в юридических лицах частного права, а также нотариусов, оценщиков и других лиц, оказывающих услуги общественного характера. И для них сделали две другие статьи в Уголовном кодексе (статьи 368-3 и 368-4) – фактически в них шла речь о том же взяточничестве, но оно было названо другими словами (коммерческий подкуп). В этих статьях изначально применялся термин «неправомерная выгода», а в статье 368 (для государственных служащих) остался термин «взятка». Теперь, когда эти термины объединили, возникает вопрос – зачем существуют три статьи об одном и том же?

Деяние по своей сути одно, но субъекты немного отличаются и наказание к ним применяется разное. Может, третий Уголовный кодекс для них ввести? Действительно, должностные лица публичного права (государственные служащие и т. д.) должны нести усиленную ответственность. Но зачем тогда во всех статьях Уголовного кодекса определено наказание «от» и «до» и предусмотрены альтернативные и дополнительные наказания? Именно для дифференциации. Наверное, это усложнит применение уголовного закона. Я думаю, лучше всего было бы объединить текст статей 368, 368-3 и 368-4 в одной статье 368.

И вторая проблема. Когда мы говорим о неправомерной выгоде, которая может носить нематериальный характер, то очень сложно понять, как может быть в ст. 368 «получение неправомерной выгоды в значительном, крупном или особо крупном размере»? То есть эти размеры специально выписывались под какую-то имущественную выгоду, потому что если она неимущественная, то какие у нее могут быть размеры? Таким образом, тоже будет сложно разобраться. Но, может быть, получение неимущественной выгоды будет квалифицироваться по ч. 1 этой статьи, а там, где будет возможна имущественная оценка, – по ч. 2, 3 или 4.

Еще одно. Есть в Уголовном кодексе статья 368-2, где говорится об обогащении. К сожалению, законодатель употребил этот термин, но не привел в соответствие с положениями Конвенции ООН против коррупции. Дело в том, что за незаконное обогащение, согласно Конвенции ООН, лицо следует привлекать к ответственности только в том случае, если, во-первых, оно не может надлежащим образом объяснить, откуда у него взялись определенные средства или вещи (активы), во-вторых, это лицо является государственным должностным лицом.

Сейчас в этом проекте только заменили слово «взяточничество» другими словами, но указанные два основных признака в эту статью так и не ввели. Таким образом, очень трудно будет разграничить, где ст. 368, а где – 368-2.

Следовательно, этот закон носит такой косметический характер, который, с одной стороны, убирает какие-то противоречия, а с другой – создает новые.

Этим же законом внесены изменения в Закон «О принципах предотвращения и противодействия коррупции».

В частности, что касается самого определения «неправомерная выгода». Оно, на мой взгляд, несколько сужено по сравнению с предыдущим определением (за счет исключения слов о том, что речь идет о выгоде, которую получают «бесплатно или по цене, ниже минимальной рыночной»). Но это правильное, необходимое сужение – ведь выгода не всегда носит имущественный характер. Кроме того, в ст. 4 добавляются новые субъекты ответственности за коррупционные правонарушения – должностные лица и работники юридических лиц. Это наверняка сделано для того, чтобы согласовать с антикоррупционным законодательством статью в новой редакции – речь идет о статье 354 «Подкуп работника госпредприятия».

Само понятие коррупции расширили. Теперь под него подпадают и соответствующие действия работников ЖЭКов, поликлиник, больниц, учреждений соцобеспечения и т. п. Я думаю, что это негатив, потому что ради получения больших цифр – показателей своей «борьбы» – правоохранители будут больше выкашивать антикоррупционной косой самых малых, мелких коррупционеров и еще меньше обращать внимание на ту коррупцию, которая нам действительно не дает покоя, нормальной жизни и развития.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter



.