Новости
Ракурс

Право на ребенка: дед победил, но… проиграл

Скандальные разводы и позиционные бои за право участвовать в воспитании ребенка бьют не только по детям и родителям, но и по бабушкам с дедушками, интересы которых, случается, вообще никто не учитывает. Между тем статья 257 Семейного кодекса прямо указывает на то, что бабушки с дедушками, а также прабабушки и прадедушки имеют право общаться с внуками и участвовать в их воспитании. А родители, соответственно, не могут чинить препятствий в общении. Однако на практике часто выходит по-другому.

Два часа в присутствии матери

Если семья распадается, то степень участия в воспитании ребенка и формы этого участия определяет суд, основываясь в первую очередь на интересах ребенка. При вынесении решения суд принимает во внимание результаты психологических экспертиз, жилищные условия взрослых и многие другие факторы.

Но вот какая беда, — даже получив на руки судебное решение, в котором определена возможность бабушек и дедушек видеться с любимыми внуками, они, бабушки с дедушками, не могут это право реализовать.

Два с лишним года назад мы рассказывали одну такую историю.

Мать маленького мальчика после развода категорически не хотела видеть ни бывшего мужа, ни его родителей. Тогда бабушка, тосковавшая по внуку, обратилась в суд с просьбой позволить ей видеться с ребенком. Женщина просила выделить ей одни сутки в неделю, когда она могла бы забирать мальчика к себе домой.

Однако суд посчитал, что ей достаточно будет двух часов в неделю в доме матери и в ее присутствии. Бабушка дошла с жалобами до высшей судебной инстанции, но ей так и не удалось «отсудить дополнительное время»: два часа в неделю в присутствии матери — и достаточно. Вынося такое решение, суд ссылался на результаты психологического обследования ребенка: мальчик был эмоционально нестабилен, и специалисты-психологи рекомендовали устраивать встречи с бабушкой все-таки на территории матери и в ее присутствии.

Однако общий итог получался вроде бы довольно оптимистичным: бабушка или дедушка реально может добиться в судебном порядке права участвовать в воспитании внуков.

Нополучить положительное решение суда — это полдела. Нужно еще и обеспечить его исполнение, а вот с этим-то могут возникнуть большие проблемы.

Свидание с ребенком и… судебным исполнителем

Вот совсем свежая судебная история. То есть началась-то она пять лет назад в одном из крупных областных центров. Распалась очередная семья, где была маленькая девочка. Мать не хотела позволять отцу и его родителям видеться с ребенком, и отец отвоевал такое право через суд, который утвердил сложный график встреч с отцом, бабушкой и дедушкой, учитывавший праздники и дни рождений.

Мать пожаловалась в областной апелляционный суд, затем в Верховный суд, но ее двухлетняя судебная война с бывшим мужем и его родителями закончилась фактически ничем: длинный и сложный график, занимающий не одну страницу, был составлен вполне справедливо. Главное — суды обязали женщину не чинить препятствий в общении девочки с папой, бабушкой и дедушкой по отцу не только лично, но и по телефону и видеосвязи.

Однако было одно «но». Пока шли суды, мать фактически не давала дедушке с бабушкой видеться с ребенком. Наконец два с половиной года назад она проиграла дело окончательно: Верховный суд оставил практически полностью в силе решение районного суда.

И вот для исполнения решения суда государственный исполнитель отдела Государственной исполнительной службы города Главного территориального областного управления юстиции открыл исполнительное производство. Примерно через три месяца был назначен и день для «вчинення виконавчих дій». Проще говоря, в один майский выходной день два года назад государственный исполнитель, сотрудник органа опеки, мать ребенка (она же — «должник по исполнительному листу») и собственно девочка должны были прийти на квартиру, где жили папа, бабушка и дедушка этой девочки. Ребенка собирались оставить там до вечера.

С утра вся эта делегация действительно явилась по обозначенному адресу. В итоге ребенок пробыл там около часа, после чего исполнитель составил акт о том, что девочку по решению суда выдали для воспитания.

Отец говорил, что в квартире ремонт, и общаться там с ребенком в присутствии посторонних людей совершенно невозможно, поэтому дедушка хотел бы отвести внучку в развлекательный центр. Но в исполнительном листе была указана квартира «по адресу такому-то». В итоге все переругались, ребенок раскапризничался, и государственный исполнитель, составив свой акт, через час отпустил ее с матерью восвояси, а через два дня закрыл исполнительное производство.

С этого места начинается новая судебная история.

Отказ ребенка общаться не накладывает вето на общение

Через пару недель после этого суматошного дня в суд обратился дедушка девочки с жалобой на закрытие исполнительного производства. Районный, а затем и апелляционный суд жалобу деда удовлетворили. Мотив очевидный: решения суда об общении ребенка с дедом не исполнены. Собственно говоря, исполнение решений суда — это фундамент права на судебную защиту, без него судебный документ превращается в обычную бумажку.

Однако мать девочки с этим не согласилась и обратилась с кассационной жалобой в Верховный суд. Ребенок, поясняла она, целый час отказывался общаться с отцом, дедом и бабкой, а она никаких препятствий не чинила, наоборот, уговаривала дочку поговорить с ними. Ну а государственный исполнитель понаблюдал часок за этим всем безобразием и составил акт, мол, сделано все, что требовалось. Между прочим, мать ссылаласьи на Конвенцию ООН о правах ребенка, в которой сказано, что ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в его права.

Однако Верховный суд решил, что кассационная жалоба матери не подлежит удовлетворению. Да, практика Европейского суда по правам человека требует учитывать мнение ребенка, но отказ детей, например, от общения, будучи безусловно важным, не обязательно является достаточным для того, чтобы взять верх над интересами родителей, особенно над правом иметь постоянный контакт с ребенком.

Ребенок не наделен правом безусловного вето на общение! Семейная связь должна быть по возможности сохранена, кроме разве что случаев, когда такое общение может навредить здоровью или развитию ребенка.

В таких делах самое сложное — соблюсти баланс интересов. В рассматриваемом случае, решила высшая судебная инстанция, дедушка (а также отец и бабушка девочки) имели полное право требовать предоставить им возможность видеться с ребенком.

Так кто же победил?

…А теперь давайте отложим в сторону судебные решения и посмотрим на эту ситуацию как самые обычные люди. Два с лишним года отец судился за свое право и право своих родителей видеться с дочерью и внучкой. Встречались ли они с ребенком в то время, когда длились судебные тяжбы? В решении суда по исполнительному производству сказано, что целый год перед тем скандальным визитом дедушка и бабушка девочку не видели вообще. Судя по тому, как они боролись за право участвовать в воспитании ребенка, они этого действительно хотели: вряд ли простое желание насолить бывшей невестке стоит нескольких лет судебной тягомотины, которая, между прочим, еще и недешева.

Выиграли ли они дело? Да, целых два дела, выигрывали и в первых инстанциях, и выше.

Отвоевали ли они право участвовать в воспитании девочки? Вот это вряд ли. За эти пять лет ой как много можно сделать, чтобы ребенок начал видеть в своих родственниках по отцу чужаков, если не врагов.


Получается, несмотря на все документы, будь их хоть сто, победу одержала мать девочки. Но победа ли это? Кому нужна была эта война, фактически лишившая ребенка близких людей?

Не лучше ли решать подобные проблемы полюбовно?


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.