Новости
Ракурс

Внесение сведений в Единый реестр досудебных расследований — правовые коллизии

15 июн 2021, 09:11

Еще со студенческой скамьи каждый юрист помнит, что в случае коллизии закона с ведомственным нормативным актом следует применять именно закон. Но на практике довольно часто происходит противоположное. Причем иногда возникает ситуация, когда действовать по закону вообще невозможно из-за некоторых технических особенностей.

Уголовным процессуальным кодексом Украины (часть 1 статьи 214) предусмотрено, что следователь, дознаватель, прокурор безотлагательно, но не позднее чем через 24 часов после подачи заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении или после самостоятельного выявления им из любого источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения, обязан внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР), начать расследование и через 24 часа с момента внесения таких сведений предоставить заявителю выписку из этого реестра.

При этом следователь, который будет осуществлять досудебное расследование, определяется руководителем органа досудебного расследования, дознаватель — руководителем органа дознания, а в случае отсутствия подразделения дознания — руководителем органа досудебного расследования.

Срок досудебного расследования согласно части 2 статьи 214 УПК Украины начинается именно с момента внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований.

Однако частью 1 статьи 219 УПК Украины предусмотрено, что срок досудебного расследования исчисляется с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований.

При этом в части 3 статьи 214 УПК Украины отмечается, что проведение досудебного расследования, кроме случаев, предусмотренных этой частью, до внесения сведений в реестр либо без такового внесения не допускается и влечет за собой ответственность, установленную законом.

Таким образом, положения УПК Украины о начале срока досудебного расследования можно толковать двояко, поскольку законодатель в одном случае (статья 214 УПК Украины) говорит о внесении сведений в ЕРДР, а в другом (статья 219) — о внесении сведений об уголовном правонарушении в ЕРДР.

Понятно, что первое понятие значительно шире второго.

Так, Положением о Едином реестре досудебных расследований, утвержденным приказом Офиса генерального прокурора №298 от 30 июня 2020 года, предусмотрен как учет уголовных правонарушений (сведений о конкретном правонарушении, полученных из определенного законом перечня источников), так и учет уголовных производств (номер уголовного производства, который присваивается и регистрируется только после проверки внесенных в реестр сведений руководителем органа прокуратуры, органа досудебного расследования или органа дознания).

В этом же положении предусмотрено, что факт регистрации уголовного правонарушения (производства) наступает с момента подтверждения руководителем органа прокуратуры или органа досудебного расследования, органа дознания таких сведений.

Таким образом, указанным подзаконным актом предусмотрено, что, несмотря на внесение сведений об уголовном правонарушении в ЕРДР, досудебное расследование можно проводить только с момента фактической регистрации уголовного производства, решение о котором принимает руководитель органа прокуратуры, органа досудебного расследования или органа дознания.

Понятно, что по разным причинам (ночное время, выходной день, заинтересованность руководства и т.д.) время от момента внесения в ЕРДР сведений об уголовном правонарушении и до момента регистрации уголовного производства с присвоением соответствующего номера может быть очень значительным.

Указанное противоречит требованиям части 5 статьи 214 УПК Украины, предусматривающей, что в Едином реестре досудебных расследований автоматически фиксируется дата внесения информации и присваивается номер уголовного производства.

Поэтому остается открытым вопрос о том, с какого момента исчислять срок досудебного расследования — с момента внесения в ЕРДР сведений об уголовном правонарушении или с момента присвоения номера уголовного производства. Каждая из сторон уголовного производства будет толковать это в свою пользу.

Упомянутое делает возможными злоупотребления со стороны руководителя органа прокуратуры, органа досудебного расследования или органа дознания, то есть со стороны лиц, от которых зависит регистрация в ЕРДР уже внесенных в него сведений.

Таким образом, ведомственный нормативный акт — приказ Офиса генерального прокурора №298 от 30 июня 2020 явно противоречит соответствующим положениям УПК Украины и может содержать в себе коррупционную составляющую. А некоторые следователи (дознаватели) могут быть привлечены к ответственности. Рассмотрим на примере.

После окончания досудебного расследования следователь открыл стороне защиты материалы досудебного расследования уголовного производства. Защитник обратил внимание на то, что согласно выписке из ЕРДР между внесением информации в него и регистрацией прошло несколько дней. То есть следователь согласно закону внес соответствующую информацию в ЕРДР практически сразу же после проведения осмотра места происшествия.

Но регистрация руководителем органа досудебного расследования сведений, внесенных следователем, в силу некоторых обстоятельств произошла через несколько дней. А в упомянутый промежуток времени (после внесения следователем, но до регистрации руководителем) следователь, работая по «горячим следам», проводил соответствующие процессуальные действия. И это подтверждается открытыми материалами уголовного производства, в котором есть протоколы допросов свидетелей, потерпевшего, опознания и тому подобное. Дата проведения этих следственных действий предшествовала дате регистрации уголовного производства в ЕРДР. Понятно, что в этой ситуации доказательства, полученные до регистрации в ЕРДР (кроме полученных при осмотре места происшествия), не могут быть надлежащими и допустимыми. Но с учетом того, что протоколы следственных действий можно отнести к категории официальных документов, следователю формально вполне возможно инкриминировать совершение им подделки официальных документов (часть 1 статьи 358 Уголовного кодекса Украины), а после открытия стороне защиты упомянутых документов возможно инкриминировать и использование заведомо поддельных документов.


К сожалению, очень досадно, что на всей территории Украины органы дознания и досудебного расследования вынуждены руководствоваться не законом, а подзаконным актом, который ему противоречит. Хотя в соответствии со статьей 8 Закона Украины «О прокуратуре» именно Офис генерального прокурора «...обеспечивает надлежащее функционирование Единого реестра досудебных расследований и его ведение органами досудебного расследования, определяет единый порядок формирования отчетности о состоянии уголовной противоправности и работу прокурора с целью обеспечения эффективного выполнения функций прокуратуры...».

Полагаем, что оптимальным вариантом решения рассмотренной проблемы было бы внесение соответствующих изменений Офисом генерального прокурора в приказ №298 от 30 июня 2020 года, согласно которым этот подзаконный акт отвечал бы требованиям закона.

Владимир Моргун, Олег Поповченко, партнеры адвокатского объединения «Нотар Захист Груп»


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.